Обратная связь

Илья Ковальчук: «Пока получаю удовольствие от хоккея, буду играть»

Российский форвард "Вашингтона" Илья Ковальчук вспомнил, как адаптировался в команде, куда попал из "Монреаля" по ходу сезона, восхитился капитаном "Столичных" Александром Овечкиным и рассказал об отношении к коронавирусу.

Олимпийский чемпион Пхенчхана принял участие в эфире в Инстаграме, который организовала популярная тележурналистка Юлия Бордовских.  Также он рассказал, почему не может призвать сидеть дома людей, живущих в хрущевках, что мотивирует его продолжать карьеру, и хочет ли доиграть остановленный сезон.

О ситуации с коронавирусом

— Нас всех словно под домашний арест посадили, — приводит слова Ковальчука русская версия официального сайта НХЛ. — Ясно, что это очень опасно, и взрослые люди в зоне риска. Особенно те, у кого астма, диабет и другие патологии. У меня мама — доктор, заведует поликлиникой в Твери. Она каждый день на работе. Мы общаемся, и мама говорит, что ситуация очень непростая. Люди обращаются, очень много новых случаев. В день по 20-30 человек. Хорошо, что есть все медикаменты, халаты и маски. Все в порядке, медсестры и врачи трудятся. Они — настоящие воины на передовой.

Я все знаю из первых уст. И это никакая не шутка. Совсем не обычный грипп, о котором все забудут. Никогда в моей жизни не было, чтобы все в мире остановилось. Замер весь спорт, все катки и тренажерные залы закрыты. Нам нужно очень серьезно к этому отнестись. Дай бог, чтобы быстрее придумали какую-то вакцину.

О самоизоляции

— Мы придумываем постоянно какие-то игры. Хорошо, что есть дом, и можно провести время на улице. Меня многие просят поставить пост в инстаграм, чтобы я призвал людей оставаться дома. Но вспоминаю свое детство, когда мы жили в двухкомнатной квартире пятиэтажной хрущевки. И не представляю, как скажу людям больше двух месяцев сидеть в такой обстановке. Тем более, когда у тебя заканчиваются деньги, и ты банально не можешь купить молоко и хлеб. Мне странно и жалко, что такое может быть в XXI веке. Пусть быстрее все закончится, и мы начнем жить нормально. Люди встанут на ноги, начнут зарабатывать деньги и снова будут улыбаться.

Об окончании сезона

— Лично я выступаю за то, чтобы доиграть сезон. Понятно, что это может быть без зрителей, все будет сложно и необычно. Но все равно это зрелище, и людям будет что посмотреть по телевизору в это непростое время.

Об адаптации в «Вашингтоне»

Я всего семь матчей провел в «Кэпиталз», но это было отличное время. В каждом клубе есть свои различия, наработанные моменты в большинстве и равных составах. У нас как раз была поездка, мы летали в Миннесоту, Нью-Йорк, Питтсбург. Были хорошие соперники, а мы как-то сплотились. Эти выезды по ходу сезона помогают, когда мы много времени проводим вместе, ходим на ужины, общаемся.

А когда приходит такой возрастной игрок с опытом, как я, то нужно еще влиться в коллектив. Я был поначалу спокойным, сидел на своем месте и больше слушал. Только потом начал открываться, становясь самим собой. И вот мы подружились, а я почувствовал эту командную химию. Мне очень понравились коллектив, команда, тренерский штаб. Тем более я с Тоддом Рирденом еще в «Атланте» играл. Он проводил последний сезон, а я — первый.

Об Овечкине

Он рулит не только в команде, а во всей лиге. «Вашингтон» — это просто его гнездышко. Ови — молодец, не только кому-то что-то доказывает с каждым годом, но и прибавляет. Становится мудрее, играет здорово. Много пашет на команду, и все равно забивает по 50 шайб за сезон. Партнеры ему помогают — Бэкстрем, Оши, Кузнецов, Уилсон. Есть, с кем играть. Но как говорят, бросок не пропьешь.

Об окончании карьеры

У меня контракт до 1 июля этого года. Но сейчас что-то говорить о будущем — как вилами по воде писать. Никто не может предсказать, что случится через месяц. Главное, чтобы люди были здоровы. Как можно меньше смертей, пусть поправятся те, кто сейчас болеют. Все мысли только об этом.

Пока получаю удовольствие от хоккея, пока кайфую, то буду играть. Самое главное — дети. Они становятся старше и постоянно меня подталкивают: «Нет-нет, не завершай карьеру. Играй дальше. Мы ходим ходить на твои матчи». И это меня, конечно, очень заряжает и подталкивает вперед. Я даже не знаю, чем буду заниматься после хоккея. Честно. На самом деле, эти два с половиной месяца самоизоляции — модель того, что будет, когда я закончу играть. Примерно так и получится в первое время, пока не найду себя где-то еще. Буду много времени проводить с детьми, уделять им время. Ездить на их тренировки, матчи. Ну а более глубоко даже не думал.

Еще новости

Перейти к верхней панели