Обратная связь

Ксения Макеева: «Эмоции от Олимпиады останутся на всю жизнь»

Линейный сборной России и «Ростов-Дона» Ксения Макеева по пути из Токио домой в Уфу в интервью клубной пресс-службе рассказала об ощущениях от первых Олимпийских игр, решающих матчах турнира и планах на будущее.

Для Ксении Макеевой Олимпиада в Токио стала первой в ее карьере. Гандболистка должна была поехать в Рио-де-Жанейро в 2016 году, но незадолго до старта турнира получила травму. О своих впечатлениях после Игр в Японии, Ксения поделилась в большом интервью.

 Ксения, вы не попали в Рио по причине травмы. Каково это быть частью самого масштабного спортивного турнира? 
– Да, в Токио была моя первая Олимпиада, самая заветная! Я ждала ее очень долго, готовилась. Олимпиада  это соревнования совершенно другого уровня. Восемь игр   это промежуток времени, когда ты постоянно находишься в таких эмоциях, которые придают тебе еще больше драйва из-за того, что ты на Олимпиаде, и все настолько круто! У меня аж мурашки по коже, это что-то запредельное! 

 Эту Олимпиаду все ждали не 4 года, а 5 лет, причем она состоялась в довольно необычных условиях с постковидными ограничениями. Расскажите о своих ощущениях.
– Ждали Олимпиаду больше, чем обычно, но в этом тоже есть свои плюсы и минусы. Те игроки, которые были травмированы в прошлом сезоне, подтянулись и смогли сыграть в Токио. Кому-то, конечно, не повезло: у нас был очень напряженный последний сезон, приходилось довольно много нагрузки на игроков, у некоторых девчонок произошел сбой в плане усталости. Мы уже год ездим с ковидными ограничениями. Играли на чемпионате Европы в Дании, где вообще не было места для прогулки. Мы были действительно взаперти: ты постоянно находишься в номере, выходишь на пятачок погулять и обратно, возвращаешься из автобуса в гостиницу, из гостиницы в автобус – и так по кругу, это тяжело. Здесь, в Токио, было свободнее: просторная деревня, набережная, большие локации и перемещения от столовой до корпуса. Правда, у нас была возможность прогуляться и подышать свежим воздухом только вечером, так как было мало свободного времени: то подготовка, то игры, то тренировки. Дни проходили очень быстро.

 Для многих профессиональных спортсменов выступление на Олимпийских играх является мечтой, к которой они стремятся с самого детства. Вы не просто поучаствовали, но и завоевали медаль. Какие мысли сейчас в голове, когда мечта исполнилась?
– Это мечта каждого спортсмена! Ощущения двоякие: после игры я много плакала из-за того, что не дотянули, не дотерпели, чтобы взять золото. Считаю, что мы показали не свою лучшую игру, сказываются очень много факторов. Меня все поздравляют, и я хочу поблагодарить всех людей, которые меня вспомнили, написали. Слова поддержки разные, но они схожи в одном: мы были командой, бились, смогли подняться после поражения от шведок и ничьи с Бразилией, заиграли в свой гандбол. Горжусь нашей командой! В голове сейчас светлое огромное пятно: «Мы смогли». Сейчас необходимо, чтобы эмоции отпустили, тогда я пойму масштаб всего сделанного и случившегося. Осознаю, что на первой Олимпиаде получить серебро – это реально круто. Да, по спортивному интересу мы уже проигрывали французам на чемпионате Европы, и это случилось вновь, но уже на Олимпиаде. И это омрачает радость. Но думать об этом уже поздно. 

 Вы уже были в Японии на чемпионате мира в 2019 году. В этот раз страна смогла чем-то удивить? 
– Это было два совершенно разных турнира: чемпионат и Олимпиада. На чемпионате мира все проходило еще без ковидных ограничений. Мы жили в центре города, могли спокойно выйти погулять в свободное время, даже просто отвлечься, посмотреть какие-нибудь безделушки. Вокруг было так много магазинов, что мы просто ходили по ним, развлекая себя. У нас были экскурсии, а как-то раз переодевались в национальные костюмы. Во время Олимпиады мы жили на закрытой территории, на всех распространялись ковидные ограничения, и посмотреть ничего не удалось. Конечно, хотелось бы узнать страну и ее культуру, так что когда-нибудь я посещу Японию снова.

 Поделитесь своими мыслями насчет бытовых условий на Играх в Токио. 
– Прямо накануне Олимпиады нагнетали: «картонные кровати», «неудобно». Я недоумевала, как может быть картонная кровать? Считаю, что все было доступно и комфортно, у спортсменов было все самое необходимое: ни за чем никуда далеко ходить не надо. Как оказалось, и кровати удобные. Под конец девчонки устали от подушек, они были ортопедические, не все на них могли нормально спать. Мы жили вчетвером, у нас было две квартиры и один общий холл. Было идеальное времяпровождение. Столовая тоже пыталась удивить своей едой. Но все же понимают, что приехали не в пятизвездочный отель, а на Олимпиаду. Я сравниваю этот турнир с Универсиадой в Корее, все было то же самое. В странах Азии уже есть опыт проведения подобных соревнований, и было много всего идентичного, похожего. 

 Как вам уровень организации Игр? Формирование расписания, графика и дат игр? Какие особенности это накладывало на вашу подготовку к играм?
– Сейчас могу сказать, что игры в группе пролетели за один день. Думала, когда приедем в Токио, из-за ожидания неделя до первой игры будет длиться очень долго. Но она пролетела совершенно незаметно и быстро, я ее совсем не помню. Да, мы ездили на тренировки, делали восстановительные процедуры, разбирали тактику, теорию. Но не могу сказать, что помню каждый день. Групповой этап пролетел так же быстро, игры через день не давали расслабиться и обратить внимание на что-то другое. После матча или на следующий день ты отдыхаешь эмоционально, восстанавливаешь силы, проводишь всевозможные процедуры, массажи, а уже вечером нужно подготовиться к новой игре, изучить новую команду. Все время был нон-стоп. Когда играли 4, 6 и 8 августа, время тянулось. Матч четвертого числа был утром, а следующая игра  вечером. Большой промежуток времени, чтобы успеть о чем-то подумать или потомиться от ожидания, особенно когда впереди встреча с норвежками. Эти шесть дней длились будто бесконечно.

 Каково играть главный спортивный турнир без зрителей?
– Когда мы зашли в зал в первый раз, увидели его масштаб, красоту, почувствовали сожаление, что эта Олимпиада пройдет без зрителей. Болельщики – это отдельная мотивация, шум, эмоции, кураж. Поначалу было дико: вспоминаю свои ощущения на чемпионате Европы, первую игру против Испании. Тишина, картонные манекены на трибунах. Словно дружеский турнир, было дико на все это смотреть. Но потом мы привыкли и уже вообще ничего не замечали. Надеюсь, что скоро все изменится, потому что играть при зрителях – это совсем другой кайф. 

 Норвежки и игроки некоторых других сборных жаловались на мячи, высокую влажность и скользкое покрытие в зале для проведения матчей. Вы заметили подобные недочеты? 
– Мячи и мастика были такие же, как и на последнем чемпионате. Не понимаю, почему игроки так резко отреагировали на это. В гандболе все давно не меняется: те же спонсоры мячей и липучек, поэтому вообще никакой проблемы в этом моменте не увидела. Насчет скользкой площадки. Даже не в ней дело. Если кроссовок попадает на «ребро», игроки могут поскользнуться. Такое может случиться в каждом зале, это просто один из нюансов. Считаю, что японцы очень здорово провели все организационные моменты: везде было кондиционирование, нигде не было душно, жарко, влажно. Мы все это сами могли контролировать, если нужно –  выключить. Все было на высоте. 

 Перед стартом Игр девочки рассказывали о тяжелом предолимпийском сборе. Как вы прошли подготовку, и как менялись физические кондиции в течение турнира?
– Знаю, что девчонки говорили о тяжелой подготовке. Но она априори не может быть легкой. Летние сборы для меня – это отдельный островок подготовки, который закладывает твою дальнейшую базу. Да, тренировки были изнуряющими, нам  было тяжело, мы много бегали. Помню пик, когда было совсем тяжко: две вечерние тренировки, команда бегала 20 кругов с упражнениями. Когда бежали на ускорение, проверяли лактат, следом шел круг на максимальной скорости. Но нам никто не говорил, что будет легко. Все игроки понимали, куда едут и зачем. Это пахота. Поэтому улыбаешься и пашешь. Работа всегда воздается. 

 Сборная России приехала в Токио в качестве действующего Олимпийского чемпиона. Это прибавляло уверенности или наоборот, вызывало больше волнения из-за высоких ожиданий?
– Я не думала о том, в каком статусе мы приехали. Да, было повышенное внимание со всех сторон, ведь приехали Олимпийские чемпионки Игр в Рио. Считаю, что здесь не зависит от того, в каком статусе ты приезжаешь, все-таки это новый турнир, новая глава, новый этап. Как показала практика, первая игра дается тяжело, сказываются нервы и волнение. Во второй – у нас вообще случился провал во всех аспектах. Горжусь, что команда смогла найти в себе силы, слова поддержки друг для друга и сплотиться.

 Старт Олимпиады для сборной России не задался: ничья с Бразилией и последующий разгром от Швеции. Было видно, что команда эмоционально разобрана, мало взаимопонимания с тренерским штабом. Что происходило тогда внутри сборной? 
– Было очень тяжело морально, эмоционально. Нам необходим был командный разговор, чтобы поддержать друг друга. Мы даже организовали совместное хобби  рисовали вместе плакаты. В общем, нюансов было много. Мы – профессионалы. Все понимали, что это Олимпиада, у всех была одна цель. Была задача – отдать свой максимум, отлично поработать на площадке и получить за это медаль. В какой-то момент произошла ситуация, когда сборная России вообще могла уехать. Это дало нам встряску, все девчонки собрались.

 Как на психологическое состояние команды повлияли повышенный интерес и давление со стороны СМИ, спортивной общественности и ФГР?
– Не могу сказать, что к нам был повышенный интерес со стороны СМИ. В пресс-службе ФГР работает пресс-атташе, который грамотно распределял нагрузку по всем игрокам. Олимпиада – это же такое масштабное мероприятие, понятно, что без внимания никуда. СМИ – неотъемлемая часть Игр, ведь людям, болельщикам интересно, что происходит в команде, и это нормально. Все звенья этой структуры работали в своем обычном ритме, и нам было комфортно. 

 Победный матч с Францией на групповом этапе доказал, что сборная России может снова побороться за медали. В той победе вы сыграли решающую роль. Что чувствовали после игры?
– Не могу сказать, что сыграла решающую роль. Да, в конце матча я перехватила два мяча, но сколько мы бились до этого! Все стояли в защите стеной, были друг другу подмогой. Если не забивали в какой-то атаке, говорили себе: «Сейчас отстоим, защитим». Настрой был нереальный, самоотдача сумасшедшая. Выиграла вся команда! Это дало нам импульс – мы можем, все в наших руках, так что нужно просто выходить и показывать свою лучшую игру. 

 После выхода в четвертьфинал, стало ясно, что для сборной России все складывается по тому же сценарию, что и в 2016 году. Не было эффекта дежавю?
– Многие говорили о том, что снова сыграем полуфинал с Норвегией. Я слышала, что Нура Мерк, правая полусредняя сборной Норвегии, дала интервью о том, что она ждала этот полуфинал пять лет, чтобы отомстить. Считаю, что это громко сказано. Это новая Олимпиада, новые игры, новые люди. Можно провести параллель: удивительно, что с норвежками мы снова встретились в полуфинале, а в финале – с Францией. Да, сегодня произошло так, а в Париже в 2024 году все будет совсем по-другому, по-новому. А насчет Рио. Меня там не было, поэтому не было и дежавю.

 Какие были первые мысли, когда вы увидели, что Анне Сень показали красную карточку в полуфинале?
– Я понимала, как она расстроилась, любой бы на ее месте сильно переживал. Но это игра, такое случается. Мысли были одни — мы можем, мы дожмем, все будет хорошо, все в наших руках! Я понимала, что осталась одна на позиции линейной, но не забивала этим голову. Осознала, что если совсем устану, кто-то все равно выйдет мне на подмену. Все девочки бились за себя и за нее. Мы же команда! 

 Тогда вы провели весь матч без замен. Откуда берутся силы в такие моменты?
– Когда все получается, когда запредельный настрой, кураж, кайф, адреналин, не думаешь о том, сколько ты находишься на площадке. Ты просто играешь, отдаешь всю себя, пытаешься принести пользу команде. В той игре мы делали все на автомате, между собой перекидываясь словечками: «Давай в защите я закрою эту сторону, ты мне поможешь». Игроки от этого получают кайф, это наше любимое дело, наша жизнь. На Олимпиаде в Токио я прочувствовала весь спектр эмоций. Это совершенно другой внутренний кураж, который не объяснить словами. Мурашки по телу. 

 После матча против Норвегии Евгений Трефилов сказал, что вы проводите свой лучший турнир в карьере. Согласны с мнением Евгения Васильевича? 
– С Евгением Васильевичем нельзя спорить. Раз он так считает, наверное, так и есть. Он очень давно меня знает, поэтому соглашусь с ним. 

 Как готовились к финальной игре? Какой был настрой перед матчем? 
– После игры с Норвегией мы поздно приехали в деревню, поздно уснули. Утром на следующий день была сонной. У команды прошла тренировка в тренажерном зале, а после разбор французской команды. Мы уже не первый год с ними встречаемся, тем более, что нам знакомы абсолютно все игроки — с некоторыми постоянно играем в Лиге чемпионов, других знаем по чемпионатам мира и Европы. На теоретическом занятии просматривали видео, смотрели, как француженки играли со шведами, изучали их активную защиту. Ожидали, что с нами будут действовать так же, но нет, особо бешеного прихвата, как в игре со шведами, не было. А подготовка к этому матчу подходила в стандартном формате. 

 Как оцените финальную игру сборной России против Франции? 
– Наверное, в этом матче нам все-таки не хватило сил, эмоций. Начало игры было ровным, мы начали проигрывать сопернику два мяча только к 20-й минуте, которые сохранились до конца первого тайма. Да, во второй половине встречи мы смогли догнать до ничьей, но потом вновь допустили какие-то глупые ошибки. А из таких нюансов и складывается результат матча. Когда подобное происходило в предыдущих играх, мы догоняли, сравнивали и выходили вперед. Этого не произошло и в матче со шведами: наша команда допустила много потерь, а соперник убегал в контратаки. После игры с Францией понимала, что, когда довели до ничьей, могли дожать, потому что соперник также устал. Но у него было преимущество – больше ротации во время игры. Финал даже не пересматривала, хотя обычно сразу анализирую игру, ведь со стороны виднее, а когда играешь, нюансов не замечаешь.  На данный момент пока не хочется смотреть этот матч.

 Что в этом матче было не так?
– В некоторых моментах нам не хватило каких-то более подготовленных бросков, доигровки. Необходимо было больше погонять соперника в защите, чтобы он устал. А свою игру в защите отстоять и побежать, потому что мы подбились под их ритм. Француженки же действовали в атаке размеренно и спокойно, никуда не торопились. Мы попали в этот темп и не показали свою скоростную игру. А могли убежать, забить легкие голы по переходу, ведь это всегда легче, чем гонять мяч в атаке. 

 Когда поняли, что уже не догоните француженок?
– Когда было минус четыре, и оставалось около трех минут до конца, я посмотрела на табло, увидела счет и подумала, что мы можем догнать и даже ничью сделать, главное, чтобы нам времени хватило. И я кричала, как и все: «Давай, давай! Отстоим! Вот-вот сейчас зацепим и побежим!». Никто не сдавался, все бились до конца. Но потом мы не забили, потеряли мяч. Оставалось уже две минуты, но возможность отыграться – за гранью.     

 Что почувствовали после финального свистка?
– Осознание того, что была максимально близка к золоту, к своей мечте и к мечте каждой из нашей команды. После матчей, которые я проигрываю, нет даже слез, никаких эмоций, внутри тишина. Прокручиваю моменты всей игры: ты сам знаешь, где накосячил, где что-то произошло неправильное. И осознание того, что все, матч завершился, и ты ничего не можешь изменить – самое тяжелое чувство. Потом начинаются слезы обиды, понимания того, что столько всего было сделано и пережито, чтобы дойти до конечной точки. Это тяжело морально. На пьедестале еще больше эмоций: слезы разочарования, когда Владлена Бобровникова надевала на меня эту медаль. Сейчас говорю это, и опять эмоции зашкаливают. Но это нужно отпустить, принять и посмотреть с другой стороны, с позитивной. Это моя первая Олимпиада, и я возвращаюсь с ней. Надеюсь, что все еще впереди. 

 Девочки сказали в послематчевых интервью, что вы эмоционально перегорели к финалу. Это так? 
– Мне кажется, мы просто устали, не хватило эмоций. Хотя они были! Мы заводились, догнали же соперника по счету. Корю себя, понимая, что много внимания уделила только линейной Полетт Фоппа. Сильный игрок, здорово прибавила в прошедшем сезоне, отыграла в Лиге чемпионов. Но когда не получаются какие-то мелочи, в первую очередь спрашиваешь с себя: значит ты где-то недоработал. Такие маленькие нюансы и дают сбой. К тому же, во втором тайме мы очень много не забили, это тоже играет свою роль. Может, некоторые девочки почувствовали, что перегорели. Видимо, было такое сильное желание победить, что мы «переждали» эти эмоции.   

 Вы  серебряный призер Олимпийских игр, понятно, что ехали за большим. Есть хотя бы радость за серебро?
– Эта радость придет. Осознание того, что первая олимпийская медаль, гордость за команду, что мы выстояли, смогли, переломили. Эти эмоции останутся на всю жизнь! Ощущения от Олимпиады, всех голов, защиты, когда все получалось, от этого куража, когда все рвали жилы на шее от того, что кричали, и делали это непроизвольно. Это реально круто! Дай бог каждому спортсмену оказаться на Олимпиаде.     

 После финала Полина Кузнецова заявила, что завершает выступление за сборную, Анна Вяхирева сообщила о своем желании приостановить спортивную карьеру. Что об этом думаете? 
– Заявление Полины Кузнецовой стало сюрпризом. Я не знала этого, она никому не говорила. Это ее решение, к которому я отношусь с пониманием. У каждого человека случается свой внутренний пик, когда он к нему устал, вымотался, его замучили микротравмы. Аня Вяхирева просто отпахала эту Олимпиаду, она огромный молодец! Аня очень эмоциональная, хоть этого и не показывает. Внутри у нее «скребут кошки», она всегда себя «грызет» за плохую игру. У Ани прошедший год выдался очень сложным, она эмоционально и физически устала. Подобное можно сказать про многих игроков нашей команды, для всех этот сезон был тяжелым. Мы не роботы, а люди, так что это нормально, решение девочек понимаю.

 Какие планы на 2024 год?
– Почувствовав этот кайф от Олимпиады. Мне, конечно, хотелось бы вернуться. Желание бешеное, главное, чтобы здоровье не подкачало. Впереди еще три года, три сезона. Надеюсь, что все сложится хорошо.

 Что сделаете первым делом, когда вернешься домой?
– Я настолько была поглощена Олимпиадой от начала и до конца. Всей душой, каждой клеточкой, что сейчас, записывая это интервью в самолете, думаю, как же быстро она пролетела! Двадцать один день мы прожили в Токио, до этого месяц работали на сборах. Сейчас хочется увидеть мужа и родителей. Я не была дома с марта. Нам дали выходные, и я бы хотела встретиться со всеми близкими людьми в Уфе, Волгограде, Ростове-на-Дону, пока есть такая возможность. Дней немного, а нужно еще и отдохнуть, отойти от всего и душой, и телом. Главное увидеть родных, любимых людей, со всеми обняться, и уже станет полегче.

Пресс-служба ГК «Ростов-Дон»
Фото: Алексей Ерёмин / ФГР, EHF, Дмитрий Христич / ФГР

Еще новости

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели