Обратная связь

Сергей Игнашевич: «После ЧМ-2018 был абсолютно правильный момент для завершения карьеры»

Бывший защитник сборной России Сергей Игнашевич вспомнил последние матчи карьеры игрока, которую он завершил после домашнего чемпионата мира.

В интервью пресс-службе РФС Игнашевич вспомнил, как решил вернуться в национальную команду после паузы, где провел ночь после победы над Испанией и что творилось в раздевалке после четвертьфинала с Хорватией.

О решении вернуться в сборную

— Последний тур Чемпионата России, матч с «Анжи». Мы победили, заняли второе место, и моя клубная карьера завершилась. В то же время понимал, что впереди — чемпионат мира, состав еще не объявлен, и у меня была надежда попасть в эту команду. Но конкретики не было никакой — последний разговор со Станиславом Саламовичем Черчесовым у нас состоялся после Евро-2016: я тогда сказал, что вряд ли через два года я буду конкурентоспособен, поэтому правильно наигрывать нового игрока на эту позицию. За этими раздумьями меня застал звонок Черчесова с предложением поговорить. Уже через несколько часов мы встретились, пообщались, и, конечно, я дал согласие принять участие в турнире.

О попадании в четвертьфинал

— Моей семьи тогда не было в Москве, поэтому я остался на базе. И после Египта, и после Испании были похожие эмоции. В первом случае мы решили задачу выхода из группы — это была очень важная морально победа для всех нас. Про победу над Испанией и говорить нечего. Была бессонная ночь, из-за эйфории долго не получалось уснуть. До пяти утра находился в возбужденном состоянии! А вставал уже нормально, по расписанию — часов в десять. Некоторые ребята тоже оставались на базе, на завтраке с ними смаковали подробности матчей.

Об автоголе в матче с Испанией

— В этом моменте я не почувствовал контакта с мячом, поэтому даже не понял, что забил в свои ворота. Более того, увидев, что Серхио Рамос побежал радоваться, подумал, что он сыграл на опережение и перехитрил меня. Дальше матч складывался так, что я даже не успевал поднять голову и взглянуть на табло. И только когда закончилось основное время и мы сели в центральном круге, поднял голову и увидел фамилии «Дзюба» и «Игнашевич». Сначала даже не понял, как так получилось. Но возможно, оно и к лучшему, что я до последнего не знал об автоголе. Играть с отрицательными эмоциями было бы сложнее.

О завершении карьеры

Перед матчем с Хорватией на тренировке говорил ребятам, что, возможно, это моя последняя игра. Кто-то не верил. Например, Денис Черышев сказал, что вообще не представляет меня не футболистом. Никогда не забуду ощущения после матча. Нужно было зайти в раздевалку, сказать партнерам спасибо за турнир. Кроме того, поблагодарить Черчесова и весь тренерский штаб за то, что поверили в меня и пригласили на чемпионат мира невзирая на возраст. Это дорогого стоит. И в то же время объявить всем, что я завершаю карьеру. Кто-то из тренеров сказал, чтобы я подумал, не торопился. У кого-то слезы появились. Нестандартная ситуация, она мне запомнилась больше всего. Почему не остался? Уже не было столько сил — ни моральных, ни физических. Я прекрасно отдавал себе отчет, что в 39 лет мне было бы очень тяжело демонстрировать стабильную игру. Считаю, что это был абсолютно правильный момент для завершения карьеры.

О сувенирах с домашнего ЧМ

С ЧМ на память сохранил футболки. У нас было два комплекта формы на матч, и я первый тайм играл в одной футболке, а второй тайм — в другой. Что-то я подарил, что-то отдал на благотворительные аукционы, но, конечно, какие-то оставил себе. Мячи остались с автографами ребят. Сохранил полный комплект формы со своего последнего матча с Хорватией: футболка, трусы, гетры, щитки. Бутсы тоже храню — с землей и травой, оставшейся на них после матча.

Еще новости

Перейти к верхней панели