Обратная связь

«В ВОПРОСЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ВФЛА – БЕГ ПО КРУГУ, НО ПОЛОЖЕНИЕ ДОЛЖНО ИЗМЕНИТЬСЯ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ В ИААФ»

Ситуацию вокруг Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА), которую Совет Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ) в очередной раз отказался восстановить в правах, портал Team Russia обсудил с известным телекомментатором, обладательницей серебряной медали Олимпийских игр 1992 года и чемпионкой мира 1993 года в женской эстафете 4 х 100 метров Ольгой Богословской.
– Решение Совета ИААФ не удивило, – заметила Ольга Богословская. – Было внутреннее ощущение, что легкого восстановления не произойдет. Процесс сам по себе трудный, но, главное, отсутствует алгоритм выхода из сложной ситуации. Теперь мы его ищем. Руководство ИААФ, вероятно, тоже.

Кое-какие положительные посылы имеются. Ждем выборов руководства ИААФ, которые состоятся на конгрессе организации в конце сентября, перед чемпионатом мира по легкой атлетике в Дохе. После этого дело должно окончательно сдвинуться с мертвой точки.

– Теперь ИААФ ставит условие добиться искоренения допинга в российских регионах, да еще предлагает вмешаться самому Владимиру Путину. Что вы думаете об этом требовании, изложенном в докладе главы рабочей группы ИААФ Руне Андерсена?

– Это больше рекомендация. Притом ИААФ нарушает свой же принцип. С одной стороны, она считает, что государство не должно вмешиваться в дела спортивной федерации, которая является общественной организацией, с другой, просит об этом Владимира Владимировича. Полный абсурд! У нас есть законодательство, которое мы не можем переписывать под отдельно взятую общественную организацию.

Что касается дисквалифицированных специалистов, которые упоминаются в докладе, то они не работают официально на сборную России и не получают зарплату ни в ВФЛА, ни в какой-либо государственной спортивной структуре. Остальное – их личное дело.

Если Иванов, Петров, Сидоров и мы с вами решили посетить лекции профессора Сергея Португалова (бывший глава комплексной научной группы ВФЛА – Прим. Team Russia) и нам все равно, что он дисквалифицирован пожизненно, а он с полученных сумм платит налоги, то никто ничего не нарушает. Мы считаем, что это умный человек, и хотим его послушать. Кто нам может помешать?

Если кто-то захотел побегать или попрыгать, в сборную при этом не собирается и считает, что отстраненный тренер – профессионал, с которым интересно работать, то это взаимоотношения людей на уровне, к которому ВФЛА не имеет касательства. Наказывать за это федерацию нельзя.

– Ожидаете, что руководство, которое придет к власти в ИААФ в сентябре, будет менее агрессивно настроено к России?

– Да. Вижу, какие сдвиги произошли в международном паралимпийском движении после того, как президентский пост покинул господин Филип Кравен. Восстановление в правах Паралимпийского комитета России (ПКР) не было одноминутным решением. Это был медленный мучительный процесс. Но мы видим, что работа ПКР и его взаимодействие с рабочей группой Международного паралимпийского комитета приводит к реальным результатам, что из сезона в сезон наблюдается прогресс.

А у легкоатлетов мы этого не видим. Там бег по кругу. Привязали лошадь за корду и гоняют по кругу, из которого она вырваться не может.

Изменить менталитет в вопросе применения допинга? Так ведь во всем мире нет для этого мерила. Когда нашему легкоатлетическому руководству говорили, что оно якобы ничего не делает, то это было следствием отсутствия коммуникации. В ВФЛА это поняли, стали ежемесячно отправлять отчеты о проделанной работе – и определенная коммуникация наладилась. Но все равно мы упираемся в стену.

Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) отказалось в своих критериях от доклада Макларена и стало добиваться от российской стороны признания доклада Шмидта. А в «дорожной карте» у легкоатлетов по-прежнему оставался Макларен. Головная организация сменила курс, а ИААФ, как мантру, повторяла одно и то же. Хотя, казалось бы, как можно требовать выполнить то, что  не входит в сферу твоей деятельности? В итоге мы подали в суд, они переписали «дорожную карту», мы иск забрали.

У нас в федерации нет людей, которые были причастны к печальным событиям, нет и никаких претензий к спортсменам, которые выступают на международных соревнованиях. Деньги все выплатили, хотя сумма для ВФЛА была огромной. Но финансовый вопрос и выдача проб – это, по крайней мере, конкретные условия. А дальше начался бег не по прямой или пересеченной местности, а по кругу.

Надеюсь, что со сменой руководства в ИААФ положение улучшится. Если придет неполитизированный человек, который захотел бы разобраться в том, что происходит, и наметить реальные пути восстановления, проблема будет решена очень быстро.

– Объявлено, что на Олимпийских играх в Токио российские легкоатлеты выступят со своим флагом и гимном, а возможность принимать участие в международных стартах есть почти у всех наших сильнейших спортсменов. Выходит, в отношении Олимпиады особой проблемы и нет?

– Однако спортсмены среднего уровня без международной практики не будут расти. Поэтому необходимо глобальное восстановление. Надеюсь, к концу сентября оно произойдет. До Олимпийских игр останется меньше года. Но мы научились в самых сложных условиях выживать, так что сумеем добиться существенного прогресса и за оставшийся короткий период.

Еще новости