Обратная связь

Александра СТЕПАНОВА и Иван БУКИН: «МЫ ВСТАЛИ В ПАРУ, И ВСЕ СРАЗУ ПОНЯЛИ — ЭТО СТОПРОЦЕНТНОЕ ПОПАДАНИЕ»

Он к определенному возрасту плавал лучше, чем стоял на коньках, а она, по собственным словам, с детства была странным ребенком, и без сомнений уехала тренироваться и жить в другой город. Прошло 10 с хвостиком лет, и теперь Александра Степанова и Иван Букин - одна из самых ярких танцевальных пар в российском и фигурном катании.

Трехкратные призеры чемпионатов Европы вспомнили историю своего знакомства и то, как ранним утром ездили в переполненных электричках на тренировки, рассказали, кто из коллег близок им по духу, поделились мнением о судействе в фигурном катании и ответили, кто из них двоих может оставить больше денег на шопинге.

— Говорят, в танцах на льду не так-то просто подобрать спортсменов в пару.

А.С.: Да, это правда. Мне очень повезло.

И.Б.: И мне тоже очень повезло. Я тогда где-то полгода катался один, и раз в две-три недели ко мне приходили потенциальные партнерши. Не могу все рассказывать в деталях, но больше 10 минут ни с одной я на льду не провел. Все было сразу понятно. Причем приходили и высокие девушки, и маленькие, и худые, и полные — каких только не было. Но вообще никак не срасталось, понимаете. И в какой-то момент мне уже все говорили: «Ваня, может, лучше пойдешь плавать или бегать?» И спасибо нашему общему с Сашей другу, что он нас соединил. Перед ее приездом я очень переживал — раньше видел ее только на видео.

А.С.: Как я падала.

И.Б.: А я как раз тогда носил брекеты. Думаю — сейчас девочка приедет, и тут я такой некрасивый.

А.С.: О да! Он был в брекетах, и еще волосы длинные и мелированные. Я когда его увидела — какой-то весь заросший, но реально очень смешной. А я приехала…

И.Б.: В шапке с огромным помпоном (смеется). В общем, мы в детстве друг друга стоили. Но как только мы встали в пару — и родители, и тренеры сказали: «Все!» То есть это было стопроцентное попадание.

— Александра, когда вам 11-летней сказали, что нужно из Петербурга ехать в Москву, чтобы попробовать покататься с мальчиком, не было вопросов — зачем, почему?

А.С.: Нет. Мне с самого детства, когда я только пошла на каток, родственники все время говорили — мы тебя еще увидим по телевизору, ты будешь стоять на пьедестале. И у меня действительно появилась такая цель, может, я ее еще не осознавала, но не видела для себя другого пути развития. Я знала, что мне нужно делать — меня все отправляли или в танцы, или в балет, но балетом нужно раньше начинать. С прыжков я падала, наверное, со всех возможных. А танцы мне подходили, здесь есть артистизм. Есть совсем старое видео, где награждают детей — все стоят в линеечку, ждут своей очереди, а я в стороне репетирую поклоны. Видимо, я с детства была немного странная (улыбается).

View this post on Instagram

Шоу «15 лет успеха»💙 @averbukhofficial

A post shared by Aleksandra Stepanova (@aleksandrastepanova) on

— То есть вы без сомнений прошли и сложный для любого спортсмена этап, когда в 17-18 лет нужно решить: или становиться профессионалом, или идти получать какое-либо образование?

А.С: Даже не знаю, хорошо это или плохо. Но я правда считаю, что мне повезло с тем, как складывается моя жизнь. И я реально благодарна за это. Иногда понимаю, что всего этого могло и не быть. Когда слышишь, что спортсмены завершают карьеру — один из-за травм, а другой просто так — сидишь и думаешь: «Ну как же можно заканчивать просто так?» Или меня подписчики в Инстаграме как-то спросили, не хотелось ли в какой-то момент все бросить. И я тоже думаю: «А как это, бросить?» Для меня это непонятно. Не знаю, что должно произойти, чтобы мне серьезно закралась в голову такая мысль.

В ДЕТСТВЕ НЕ ПЕРЕНОСИЛ ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ. НО ВЫБОРА НЕ БЫЛО

— А у вас, Иван?

И.Б. : А у меня просто не было выбора. А сам я в детстве фигурное катание просто не переносил.

— Стремление исходило от отца, олимпийского чемпиона Андрея Букина?

И.Б.: Нет, папа хотел, чтобы я пошел в плавание. И я плавал. Хорошо плавал! На самом деле, плавал я лучше, чем катался. Но бабушка сказала: «Он будет фигуристом, и точка!» И вот представьте: в 7 утра у меня уже тренировка. Идти минут 20, а зимы такие, что снега мне по шею. А мы с бабушкой — на каток. Видели когда-нибудь собаку, которая упирается, а ее тащат на поводке? Вот у меня было так же. Я вставал у бортика, и меня выпихивали на лед, потому что сам я не хотел. Мне это не нравилось. Прошло очень много времени, прежде чем я полюбил фигурное катание.

— Но теперь благодарны бабушке?

И.Б.: Да.

— А как вы сами считаете, стоит ли заставлять детей заниматься спортом вопреки их желанию, разучивать разные сложные элементы? Одни считают, что так делать не надо, а другие — что ребенок постепенно втянется, а потом еще и спасибо скажет.

А.С.: Это очень сложный вопрос. В каждой семье заведено по-своему, нельзя сказать, что один подход плохой, а другой — хороший. Для каждого ребенка это индивидуальный процесс.

— А вас семья когда-нибудь подталкивала к каким-то шагам, или вы всегда сами управляли собственной карьерой?

А.С: Мой папа очень переживал — не дай бог ему скажут, что я ленюсь на тренировках. Когда я была маленькая, такое случалось. И помню. что папа очень сильно ругался. Но у меня не было такого, что кто-то за мной следил. На нашем катке сверху было окно, через которое другие родители всегда грозили своим детям кулаком. Потом окно заклеили чем-то черным, каким-то полотном, так в нем все равно проделали отверстия, чтобы смотреть. Но моя мама там наверху никогда не сидела, правда.

И.Б.: Мои родители тоже никогда за мной не следили, не приезжали на каток и не грозили кулаком. Вот бабуля — да (улыбается). А с 10 лет я уже сам ездил на занятия из Малаховки в Сокольники. Саша знает этот путь — он ужасный. Надо было в 5.30 выйти из дома, 20 минут пешком до электрички и на ней 45 минут до вокзала. Контингент в эти часы соответствующий.

А.С.: Да, электричка была самой ужасной частью. Сначала тебя туда запихивают, все стоят, прижатые друг к другу. Мы с Ваней держались рядом, просто чтобы не потеряться. Потом были Люберцы и Выхино, где была хоть какая-то вероятность найти местечко и сесть, правда, очень редко. На вокзале мы пересаживались на метро и ехали две станции до Сокольников. Вот там можно было немного отдохнуть, а потом снова бежать от метро до катка на тренировку.

— Не было желания поселиться поближе?

А.С.: Ваня жил с родителями, и они не хотели его отпускать куда-то на съемную квартиру. А мы с мамой потом нашли вариант и переехали. Мы вообще достаточно много квартир сменили.

ВИРЧУ И МОЙР БЛИЗКИ НАМ КАК СПОРТСМЕНЫ

— Кто из фигуристов прошлого или настоящего вызывает у вас восхищение?

И.Б.: Для меня это Юдзуру Ханью, Алина Загитова, Женя Медведева и вообще все девочки. Очень люблю Тессу Вирчу и Скотта Мойра, например, я от них просто балдею. Для меня смотреть на них — наслаждение, получаю от их катания настоящее удовольствие.

А.С.: Думаю, у нас ощущения схожи. Что касается танцевальной пары, это Тесса со Скоттом. Французский дуэт мы тоже очень любим, но Вирчу и Мойр — легенды. На Пападакис с Сизероном тоже приятно смотреть, нравится, что и как они делают на льду, но канадцы как спортсмены нам ближе по стилю. У них в паре четкое распределение ролей. И то, как они исполняют свои программы, просто здорово.

— Ханью многим кажется каким-то инопланетянином. Вы общались с ним за пределами льда, смогли понять, что он за человек?

А.С.: Мне кажется, он очень простой мальчишка. Именно мальчишка. Когда надо, он может быть серьезным. Но ведь Ханью даже внешне не какой-то брутальный мужчина. Он очень милый, располагает к себе.

И.Б.: Близко с ним мы не общались, но со стороны он всегда выглядит очень позитивным человеком. Хороший, открытый парень, настоящий боец.

— А как изменились в нынешнем послеолимпийском сезоне Загитова и Медведева?

А.С.: Мы тоже с ними не очень близко общались. Но Женя сейчас закрылась, она понимает, что больше не ребенок. Заметно повзрослела, стала более рассудительной. Но всем ребятам, кто ее знает, она всегда рада. А Алина для меня как раз еще ребенок. Конечно, я не ее лучшая подруга, но к ней очень тепло отношусь, и так всегда было.

— О Пападакис и Сизероне. Не считаете, что на них во многом работает репутация, и за счет этого они всегда получают высокие баллы?

И.Б.: Нет. Они очень хорошие фигуристы, владение коньком у ребят очень крутое. Посмотрите, как мягко и плавно они делают все шаги, перетекают из одного элемента в другой. Программа поставлена так четко, что все выглядит как один элемент. К такому многие стремятся, а у Габриэллы и Гийома это получается.

— А что можно предложить как альтернативу?

И.Б.: Вот Тесса и Скотт уже предложили. Вышли, сделали все круто и победили.

ИСПОЛНИТЬ ПРОГРАММУ, ЧТОБЫ УГОДИТЬ ВСЕМ, НЕРЕАЛЬНО

— Для стороннего зрителя танцы на льду — самый непонятный вид фигурного катания. Как это можно изменить?

А.С.: Он так и останется непонятным для непрофессионалов. Это можно сравнить с балетом или современной хореографией. Вот, например, мы пойдем в театр на какую-то постановку — мне не понравится, а Ваня будет в восторге. Он найдет что-то свое, а я подумаю, что это вообще ни о чем. Так же может быть в кино. Вот и танцы на льду — субъективная дисциплина. Кому-то нравится, кому-то нет. И сделать их понятными всем не получится.

— С судьями это так же работает?

А.С.: Да. Хотя есть арбитры, которые следят за технической частью. Обычный зритель не будет в это углубляться, а специалисты следят за шагами, дорожками, поддержками, твизлами, вращениями. Все ли подходит под четвертый уровень. Уж не знаю, как они успевают. Но все отсматривают и выставляют уровни.

И.Б.: У остальных судей тоже есть критерии, но очень плавающие. Например, кому-то достаточно скорости в элементе, кому-то нет. И все оценки, соответственно, выставляются из личного восприятия пары.

— А есть ли такой момент, что нельзя ошибаться даже на тренировках, потому что судьи начинают смотреть программы уже там?

А.С.: Это правда. Ищут, за что зацепиться. Грубо говоря, элитные танцоры все примерно на одном уровне, и чтобы выстроить их на пьедестале, нужно каждому что-то снимать — у этих твизлы были далековато, у этих поддержка не очень.

И.Б.: Исполнить программу так, чтобы угодить всем, нереально. Там сидят 12 человек, и у каждого свой взгляд на любой элемент, любую вещь, которую делают спортсмены. И ты стараешься работать не на них, а друг на друга, чтобы возникло то самое волшебство. И вот если это удается, то чувствуют все — кто-то, может, и не понимает, но ему нравится. А что касается тренировок — судьи делают себе пометки. И если ты все время падал на их глазах, то даже если потом выйти и откатать чисто на соревнованиях, то впечатление будет несколько смазанное. Это все очень сложно, и мы, на самом деле, в этом тоже мало разбираемся. Судим только поверхностно. Как смотреть, что ставить — это работа судей. А наша — выйти и откатать так, чтобы быть довольным. И понимать, что ты сделал то, что натренировал.

ЕСЛИ СПРАШИВАЮТ, КОГДА У НАС СВАДЬБА, ЗНАЧИТ, РАБОТАЕМ НЕ ЗРЯ

— А теперь — блиц. Кто из вас прочел больше книг?

А.С: Даже не знаю. Мне кажется, поровну. В детстве, пожалуй, Ваня больше читал. В основном фантастику.

И.Б.: Да, я книги очень любил.

А.С.: А я, наоборот, ненавидела. И начинаю читать сейчас. Меня интересуют психология, темы взаимоотношений между людьми.

— Кто из вас больше любит экстрим?

И.Б.: Я! В детстве, когда ездил с родителями за границу — в Америку, Францию, Италию — то в парках развлечений всегда пытался все аттракционы обойти. Обожаю разные карусели, американские горки. Съехать так, чтобы руки тряслись. Я не бесстрашный. Напротив, мне страшно, но я люблю это ощущение.

— Кто из вас способен за один поход в магазин потратить больше денег?

А.С.: Я, наверное.

И.Б.: Не факт.

А.С.: На самом деле, не скажу, что очень люблю шопинг. Просто иногда заходишь в магазин и берешь одну вещь за другой. А бывает так, что что-то нужно, но ничего не нравится. И если получается, хожу по магазинам в будний день. Не люблю, когда много народа, в магазине душно, а тебе нужно все примерять.

И.Б.: А я так редко попадаю в магазины, что беру там сразу все, что нужно. И порой получается очень затратно.

— Кто из вас более активен в социальных сетях?

А.С.: Я. Это касается, главным образом, Инстаграма, в нем сейчас все сидят. Я сейчас не трачу много времени в Фейсбуке или Вконтакте. Страницы там есть, а меня — нет. А Инстаграм я когда-то начала вести, выкладывать фото, но сейчас это больше не моя личная страница, а наша с Ваней. За последнее время из личного там у меня только отпуск.

— Кто из вас чаще опаздывает?

И.Б.: Я, однозначно.

— Самая дорогая для вас медаль?

А.С.: Серебро чемпионата Европы-2019.

И.Б.: И малая бронза чемпионата мира. Но серебро, пожалуй, все-таки ценнее.

— Ваше лучшее выступление в карьере?

А.С.: Чемпионат мира нынешнего года.

— Самый нелепый слух, который вы о себе слышали?

А.С.: Нас часто спрашивают, нет ли между нами личных отношений. Вот только недавно пишут в комментариях Инстаграма: «Вы такие красивые! И в жизни были бы красивой парой».

И.Б.: А меня в директ спросили, когда я уже, наконец, женюсь на Саше (улыбается). Но на самом деле, раз люди так считают, значит, мы работаем не зря.

Интервью подготовлено совместно с «Спорт-Экспресс». Первую часть разговора можно прочитать здесь