Обратная связь

Екатерина ЛАГНО: «НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА ОТ МЕНЯ НИКТО НИЧЕГО НЕ ЖДАЛ»

Чемпионка мира по блицу - о своих успехах, помощи мужа и Магнусе Карлсене.
Всего месяц спустя после рождения четвертого (!) ребенка — девочки Аглаи — Екатерина Лагно поехала на первенство мира в Ханты-Мансийск и в тяжелейшей мясорубке дошла до финала. Чемпионке планеты Цзюй Вэньцзюнь она уступила в упорной борьбе только на тай-брейке. Перед самым Новым годом россиянка завоевала золото на чемпионате мира по блицу. При этом Екатерина не уступила ни в одной партии, что для молниеносной игры считается невероятным результатом.

АРМАГЕДДОН С ПОГОНИНОЙ — ВИШЕНКА НА ТОРТЕ

— Давайте вспомним ваш путь до финала чемпионата мира в Ханты-Мансийске.

— Первый круг – молодая девушка Никки Джесс, международный мастер из ЮАР. Мне было важно как можно скорее войти в турнир, поэтому завязавшиеся борьба в первой партии меня даже обрадовала, я включила голову. Вторую белыми выиграла довольно легко и получила выходной. Который, кстати, тоже постаралась провести с пользой. Поиграла в интернете, порешала задачи. Дальше – Хоанг Тхань Чанг. Вьетнамка, выступающая под венгерским флагом. Ничья – 1-1 в классику и уверенная победа на тай-брейке – 2-0. Влад даже тогда так осторожно сказал, что по скорости принятия некоторых решений, ему кажется, что я набираю форму.

— Дальше получился просто триллер с Погониной. Дело закончилось «армагеддоном» (если счет после всех партий тай-бейка равный, играется партия, где белым дается 5 минут, черным 4, и белые обязательно должны выиграть, при ничьей победителем пары объявляют черный цвет. – Прим. Team Russia).

– У меня был шанс выиграть белыми во второй классической партии, но сожалений по этому поводу не испытывала, так как в цейтноте я не увидела идею и потом даже получила неприятную позицию. Так что ничья в основное время – закономерный результат. А дальше был рапид. Я получала плохо что белыми, что черными. Каким-то чудом соскочила в первой быстрой, дальше блеклая ничья белыми. Первую 10-минутную партию вообще сложно комментировать. Спаслась без двух пешек. В таких случаях принято говорить «женские шахматы».

— Что было дальше?

– Когда же мы перешли к блицу и я выиграла на ровном месте первую партию, тут же последовала вторая, где уже в самом конце можно было поставить пат, и я чувствовала, что он есть, но голова отключилась и Наташа сравняла счет. Так что Армагеддон стал своеобразной вишенкой на торте. Я выбрала белый цвет, играла плохо. Единственное, за что могу похвалить себя в этой партии, это объективно неправильное решение пожертвовать центральную пешку. Но отдавая ее я видела за себя четкий план дальнейшей игры, что в блице очень важно. Наташа просто не успела разобраться. Скажу честно, мне не приносят удовольствия такие победы.

— Путь к финалу все еще был сложен.

– Если смотреть на счет, то легко одолела в классике – Лэй Тинцзе – 2 0, хотя ничего легкого не бывает, просто так сложилось. Ну и в полуфинале осталось больше сил на тай-брейке с Машей Музычук, которая сыграла очень тяжелый четвертьфинал и энергии у нее банально не хватило.

В ЧЕТВЕРТОЙ ПАРТИИ ИГРАЛА, КАК В ТУМАНЕ

– Финал, вы выиграли вторую классическую партию, удержали ничью в третьей. И оставалось сделать еще один шажок до короны, которой от вас все ждали…

– Если честно, не понимаю того ажиотажа, который возник после моей победы во второй партии. Да, я выиграла, но матч продолжается. Если бы у меня все получалось, если бы я черными легко уравнивала и за 20 ходов делала ничью, а белыми давила – один разговор. А так смотрите, что происходит: в первой черной партии я отскакиваю, в третьей – спасаюсь чудом. Мы ничего не могли угадать по дебюту. Она была лучше готова. Так что это был сложнейший матч… И потом, кто и что от меня ждал?

Про меня вообще забыли. Где-то перед чемпионатом прочитала такую заметку, что основные надежды на россиянок – Костенюк, Гунину, Горячкину, моя же фамилия фигурировала в строке: «также будут принимать участие…» И это несмотря на то, что я была третьим стартовым номером в турнире. Какие тут вдруг ожидания?

– Когда чемпионка мира, китаянка Цзюй Вэньцзюнь «на заказ» победила черным цветом, в кулуарах стали говорить, что вы проиграли себе еще ночью. Нервы, страх, близость победы. Так ли это?

– Было обидно, что те, кто меня совсем не знают, без тени сомнений говорят такое. Только самые близкие люди в курсе, что на самом деле произошло.

– Расскажете?

– Пусть это не то, что желает услышать любитель остросюжетных триллеров, но я скажу как есть: я устала. Причем так, что уже выходя из турнирного зала после чудом спасенной третьей партии, я почувствовала себя полностью опустошенной. Мне было физически очень плохо. Зритель ведь не видит полной картины происходящего, он видит, как шахматист приходит в зал, и играет партию, а то, сколько этот человек готовится, остается за кадром. Так как меня ловили в дебюте, я действительно очень много готовилась и много сил отдавала еще до партии. К сожалению, рядом не оказалось близкого человека, это наша общая ошибка. Мы работали с Ткачевым по скайпу, и я не просила изначально Влада быть со мной. Я для себя сама не могла понять перед финалом, нужно ли мне вызывать поддержку, а когда поняла, что да, мне необходимо с кем-то поговорить-переключиться, было уже поздно. Никакой продвинутый девайс не может заменить живое общение.

– В четвертой белой партии вы просто развалились…

– А какая разница, какой цвет, если ты ничего не видишь, как будто в тумане играешь? Жалко, что у нас не было выходного дня перед

тай-брейком. Чисто в шахматном плане было бы интереснее, а то наблюдать за тем, как один игрок отдает потихонечку весь комплект другому…

– Не показалось, что мир рухнул?

– Нет. Было безумно обидно, да. Но в принципе, все по делу.

ЗА УКОРОЧЕННЫМ КОНТРОЛЕМ – БУДУЩЕЕ

– Не успели вы отойти от чемпионата мира в «классике», как уже нужно было думать о том, как бороться в рапиде и блице. У вас еще было желание играть?

– Да, я очень обрадовалась!

– Почему?

– Приятно, что такие турниры существуют, в принципе. Были опасения, что в этом году их не будет. И только когда я играла в финале, ФИДЕ объявила, что рапиду и блицу быть, и быть в России. Я отношусь к рапиду и блицу так же серьезно, как и классике. Считаю, что за укороченным контролем будущее. Особенно в мужских шахматах, где ничейные тенденции наводят скуку.

– Всем показалось, что вы играли в Питере очень легко. Четвертая в рапиде и просто феноменальный результат в блице. Как будто и не было за плечами этого изнурительного югорского марафона…

– Нет, это только видимость. Есть партии, которыми я очень недовольна. Хотя я и понимаю, что победителю должно «везти», хотелось бы, чтобы больше очков приходило по делу. Ну, и в рапиде тоже взять и так без борьбы проиграть Цзюй… Я реалист. И вижу, что все далеко не идеально.

– Золото Питера компенсировало горечь серебра Ханты-Мансийска?

– Я не связываю эти два турнира. И стараюсь вообще поменьше думать о таких вещах. Новый турнир – новая глава. Просто рада, что удалось закончить год (хоть он и не был у меня такой насыщенный) на мажорной ноте.

— Новая команда ФИДЕ с новым президентом Аркадием Дворковичем провели первый крупный турнир. Видны положительные изменения во Всемирной федерации с приходом на пост такого опытного руководителя?

— Время покажет. Радует, что в ФИДЕ очень быстро сориентировались и им удалось спасти чемпионат мира по блицу и рапиду. Помимо основных соревнований много было сделано и для зрителей.  Здесь можно было и поучаствовать в конкурсе решения задач, и поиграть в любительских турнирах с призами, приобрести литературу и инвентарь.

— Ваш муж — трехкратный чемпион мира по блицу, финалист матчей претендентов, один из лучших гроссмейстеров планеты. Он помогает вам в шахматном плане?

— Конечно! Но я стараюсь не злоупотреблять его вниманием. Все-таки ему нужно самому бороться, а то, что необходимо на его уровне, на нашем пока что не настолько важно. И потом у меня есть тренер, который всегда на связи. Кстати, хочу еще поблагодарить Руслана Владимировича Щербакова. Пусть он мне и не помогал конкретно на последних турнирах, но в прошлом очень многое мне дал, и я знаю, что в любой момент могу ему позвонить и задать вопрос. Он замечательный специалист и человек.

КАРЛСЕН — ВЕЛИКИЙ

– Поговорим о мужских шахматах. Это поразительно, но вы прошли просто одинаковый путь с Сергеем Карякиным. То есть, просто одинаковый…

– Да, это действительно интересно. С Сергеем мы знакомы лет с семи. Занимались вместе в Крамоторске. Потом оба переехали с Украины в Россию. Каждый по разным причинам, но все же.

– Ему будет по силам совершить еще один такой рывок и опять пройти весь отбор, чтобы вновь сразится с Карлсеном?

– К сожалению, скорее нет, чем да. Я ему, конечно, от души желаю удачи, но отбор – это страшное сито. У мужчин невероятная конкуренция. Китайцы, иранцы, появляются все новые имена, да и «старые» еще никуда не ушли… Нужно опять, как тогда, несколько лет назад, полностью сконцентрироваться на шахматах. Сергей же после матча стал безумно популярен. И эта популярность, безусловно, мешает шахматам.

– Карлсен реально великий?

– Да. И я считаю, что ему очень повезло с отцом. Он ему очень помогает. И это скорее исключение из правил. Но они до сих пор работают как единое целое. Вспоминаю 2004 год, Вейк-ан-Зее, турнир С. Я в первом туре встречаюсь с каким-то маленьким норвежцем. Накануне видела, как он бегает с папой в футбол примерно за час до начала партии. Мне показалось это странным. Думала, как же он теперь будет играть в шахматы играть без энергии? В итоге, после шестичасовой пытки, мы согласились на ничью, я спаслась в эндшпиле. Ты не представляешь, как мне за это досталось. Меня ругали все кому не лень. Говорили, что если я ставлю высокие цели, то играть вничью с норвежским мальчиком – это позор. Тот турнир, естественно, Магнус выиграл.

– Да, Хенрик Карлсен воспитал не только чемпиона, но и атлета. Магнус невероятно силен физически…

– Ему не важно, в какую игру он играет, он всегда хочет победить. Когда-то по глупости году в 2008 на турнире во французском в Кап-д’Аге решили сыграть с ребятами в футбол. Так он не то, что не делал скидку, что в команде соперника играет девушка, он вообще этого не замечал. Только когда мяч чудом не попал мне в голову, он подошел и извинился. С того момента я для себя решила, что каким бы сильным он не бы гроссмейстером, шахматы – это единственная игра, где можно чувствовать себя в безопасности (смеется).

— Вы вернетесь в сборную России? Без вас не смогли взять медаль на последних двух Олимпиадах, хотя были к этому так близки.

— Я очень люблю командные турниры. Так что да, играть хочу. Скоро стартует командный чемпионат мира. Постараемся выступить как можно лучше.

Кирилл Зангалис, «СЭ».

Перейти к верхней панели