Обратная связь

Елена ЗАМОЛОДЧИКОВА: «УХОД ИЗ СПОРТА ПЕРЕЖИВАЛА ОЧЕНЬ БОЛЕЗНЕННО»

Сегодня день рождения празднует двукратная олимпийская чемпионка Елена Замолодчикова. О борьбе с допингом, тренерской карьере и собственных переживаниях тренер и судья международной категории рассказала в эксклюзивном интервью Team Russia.

— Расскажите, как устроен ваш обычный рабочий день?

Первую половину дня я провожу в офисе. Работаю в Федерации спортивной гимнастики начальником отдела по антидопинговой программе. Потом еду в гимнастический зал, к детям — тренирую в школе «Самбо-70». Параллельно еще сужу соревнования, я судья международной категории.

— Как вы оказались в сфере борьбы с допингом? Все-таки для гимнастика это не «проблема номер один».

Как раз в 2010 году, когда я закончила тренироваться, в федерации создавался этот отдел. Нужен был человек, близкий к спорту и знающий о процедуре сдачи проб не понаслышке. Хотя, конечно, когда мне это предложили впервые, растерялась. Но вот уже восемь лет работаю и набираюсь опыта. Никогда не боялась спрашивать, консультировалась с РУСАДА,  читала и узнавала много нового…

— Какими достижениями можете похвастаться?

У нас «детский» вид спорта, поэтому акцент я делаю именно на образовательную работу с детьми. Мы стали одной из первых федераций, кто выпустил совместно с РУСАДА методические материалы о вреде допинга, рассчитанные на детей. Благодаря этим красочным тетрадкам и буклетам, дети и родители с самого начала воспринимают допинг как безусловное зло и узнают, как нужно следить за приемом препаратов, как проходит тестирование.

— Что вы думаете о допинговых скандалах вокруг российского спорта?

Я знаю, что РУСАДА проделало огромную работу для очищения. Причем эта работа велась всегда, а не только в последние годы. Лично я считаю, что скандалы связаны скорее с политикой и во многом были раздуты. Россия всегда была за «чистый» спорт и многое делала для того, чтобы бороться с допингом.

ЧЕМПИОНОВ НУЖНО ВОСПИТЫВАТЬ САМОЙ

— Правда, что вы начинали тренировать совсем малышей, которые впервые пришли в зал?

Да, все дети, с которыми я сейчас работаю — это дети из моего первого набора. Они пришли ко мне в три-четыре года, и мы вместе учились бегать, подтягиваться, садиться на шпагат… Первые результаты уже есть: в прошлом году моя ученица стала серебряным призером первенства России.

— Вам, двукратной олимпийской чемпионке, не скучно было учить трехлетних малышей?

Тренерская профессия очень сложная. Я считаю, было бы безрассудно сразу после завершения собственной карьеры идти тренировать мастеров спорта. Во всем нужен опыт, а где еще его набираться, как не в работе с детьми? Я всегда знала, что хочу быть тренером, и готовила себя к этому, еще когда сама выступала. Поэтому в 2010-м году я набрала группу детишек и многому училась вместе с ними. Это правильно, да и потом, даже если бы я захотела иначе, кто бы мне отдал готовых чемпионов? Их нужно растить и воспитывать самой.

— Какой вы тренер — жесткий, властный или, наоборот, мягкий?

По-разному. Иногда бываю слишком мягкой, иногда, наоборот, перебарщиваю с жесткостью. В такие моменты стараюсь остановиться и вспомнить собственные тренировки: у меня же тоже бывали плохие дни, или элементы, которые никак не хотели получаться. Конечно, как тренер, да еще и как судья, я вижу все ошибки и хочу идеального исполнения. Но это же дети, порой с ними нужно вернуться на шаг назад, чтобы потом пойти вперед.

 

— За восемь лет работы вы уже стали для них второй мамой?

Да, у нас одна большая семья. Меня так приучила мой собственный тренер Надежда Масленникова. Спортивная гимнастика очень тяжелый вид спорта. Нужно понимать, что мои девчонки после школы идут не гулять, а в зал, и пашут там побольше некоторых взрослых. Этот труд переносится куда легче, когда рядом друзья.

— Что будете делать, когда придет момент отдавать кого-то из своих учениц в сборную, на базу «Озеро Круглое»? Морально готовы к расставанию?

Система устроена так, что спортсменки попадают на «Круглое» вместе с личным тренером. То есть тогда мне придется уехать и оставить остальных девчонок. Но я не унываю, даже если так произойдет, сборы на «Круглом» не круглогодичные, я смогу совмещать их со школой. Да и коллеги подменят, если что.

 

ЕСЛИ БЫ НЕ ТРЕНЕР, ВЫСТУПАЛА БЫ ДОЛЬШЕ

— Вы сами выступали довольно долго. Что можете посоветовать Алие Мустафиной и Виктории Комовой, которые сейчас пытаются вернуться в гимнастику и соперничать с более молодыми спортсменками?

Я очень хорошо понимаю Алию и Вику. Тяжело в одночасье оставить дело, которому посвятил всю жизнь. Я сама очень болезненно заканчивала карьеру, и если бы не тренер, наверное, выступала бы еще дольше. Первое время тосковала, даже когда судила соревнования. Девчонкам желаю только здоровья и удачи. И еще, тренироваться по максимуму, чтобы когда придет время уйти, можно было это сделать со спокойной душой.

— Как вы сами поняли, что пора заканчивать с выступлениями? Или на это намекнул тренер?

Надежда Викторовна не просто тренер, но еще и моя крестная. В какой-то момент она сказала: «Все, Лен, хватит, пора заниматься делом». Я и сама понимала, что выступаю далеко не на том уровне, как хотелось бы. Появились травмы, не хватало выносливости, чтобы тренироваться наравне с молодыми гимнастками. Но наверное, мне нужен был какой-то толчок, чтобы это окончательно осознать.

— Вас не удивляет, что сейчас даже лучшие российские гимнастки не всегда могут повторить элементы, которые делали вы почти двадцать лет назад?

Тут нет смысла сравнивать. Каждые четыре года меняются правила, технические требования к программам, что корректирует облик гимнастики в целом. Сейчас женская гимнастика стала более артистичной, с акцентом на хореографию. Здорово, когда гимнастка может совмещать сложность и красоту, это говорит о самом высоком уровне. Но зачастую лучше снизить сложность элементов, чем рисковать ошибкой и большими техническими сбавками.

 

— Сейчас вы как-то поддерживаете спортивную форму?

Конечно. Спасибо Алексею Немову, который раз в год проводит собственное гимнастическое шоу и собирает всех нас. Это замечательный проект, единственный в своем роде. Шоу проходит на лучших стадионах Москвы, и каждый раз мы его очень ждем. За несколько месяцев я начинаю готовить свой номер и вспоминать элементы.

— То есть если бы не Немов, вообще бы не тренировались?

Не совсем. Работа с детьми в любом случае обязывает быть в форме. К тому же, в гимнастике все элементы поначалу делаются «в руках» у тренера. Ты постоянно поддерживаешь, поднимаешь, помогаешь… Это хорошая физическая нагрузка.

— Дети просят показать какие-то фирменные элементы из вашего прошлого?

Не просят, но иногда я сама, когда слова уже закончились, просто встаю и показываю. И это, кстати, помогает.

Перейти к верхней панели