Обратная связь

Климент КОЛЕСНИКОВ: «МОЯ ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ – ЗОЛОТО ОЛИМПИАДЫ. ПОСТАРАЮСЬ ЕЕ ДОСТИЧЬ В ТОКИО»

Один из самых перспективных молодых пловцов России Климент Колесников в интервью Team Russia рассказал о главных качествах, которыми должен обладать спортсмен высокого уровня, олимпийской цели, впечатлениях от юношеских Олимпийских игр в Аргентине, где он прошлой осенью выиграл шесть золотых наград, и многом другом.

На завершившемся в пятницу чемпионате страны Климент выиграл золото на 50-метровке на спине. Удивительно, но для 18-летней восходящей звезды мирового плавания оно стало первым на национальном уровне. Хотя в активе Колесникова уже есть три золота взрослого чемпионата Европы, две победы на чемпионате мира на короткой воде и четыре – на зимнем ЧЕ-2017. Не говоря уже о триумфе в Буэнос-Айресе.

ОТ РЕКОРДА ГРИНЕВА ИСПЫТАЛ НЕБОЛЬШОЙ ШОК

— По итогам турнира у вас золото на 50 м на спине, два серебра на 100 и 200 м плюс пятое место на 100 м вольным стилем и попадание в состав эстафеты. Как оцениваете такие результаты?

— Неплохой чемпионат, я доволен. Мы с тренером (Дмитрий Лазарев — Прим. Team Russia) ставили задачу пройти отбор в большинстве видов программы, где я выступал. Проще говоря, чем больше — тем лучше. По большому счету, все получилось. Я выполнил условия квалификации на всех трех дистанциях на спине. На «сотке» кролем, да, можно было лучше время показать, но отбор в эстафету — уже здорово.

— Ставилась ли цель непременно отобраться в индивидуальные дисциплины вольным стилем?

— Да, мы думали насчет этого. С учетом того, что я и на юношеских Олимпийских играх показал неплохое для себя время, 48,04 на первом этапе эстафеты (с таким же временем Владимир Морозов на ЧР-2019 стал вторым — Прим. Team Russia). Настраивался на этот же результат, немного не дотянул. Ничего страшного. Эстафета тоже неплохо, всегда здорово плыть с ребятами в командных видах.

— Что подумал, когда увидел время, которое будущий чемпион Владислав Гринев показал в одном полуфинале с тобой — 47,43, новый рекорд России?

— У меня был небольшой шок. Когда он коснулся бортика, нам еще метров пять плыть оставалось. Это на самом деле круто. Я очень рад за Влада. Он старается, плавает, не дает себе расслабиться. Парень знает, что делает.

— Принимая решение стартовать в пяти индивидуальных видах программы на ЧР-2019, вы с тренером были готовы в случае максимального успеха плыть все на чемпионате мира?

— Да, расписание турнира позволяет, например, плыть 100 метров и кролем, и на спине. Есть время восстановиться, организаторы все грамотно делают.

200 МЕТРОВ НА СПИНЕ ПЛЫТЬ ТЯЖЕЛЕЙ, ЧЕМ КРОЛЕМ

— Вы с Евгением Рыловым пробуете себя в вольном стиле, лидер сборной России Владимир Морозов специализируется на кроле, но периодически стартует на спине. Кому сложнее перестраиваться, на ваш взгляд?

— Спиниста на грудь перевернуть всегда легче. Тот же Александр Попов перешел со спины на вольный стиль, и у него все прекрасно получилось. Почему? Даже не знаю.

— Помню забавную историю — когда на зимнем ЧМ-2014 в Дохе Евгения Коротышкина, всю карьеру плававшего баттерфляем, поставили в утренние заплывы эстафеты 4х50 метров вольным стилем, Сергей Фесиков в шутку его напутствовал: «Помни, что грести нужно одной рукой по очереди, а не двумя сразу!». Вам легко переключаться с одного стиля на другой?

— Я же не плаваю все время одним способом. На всех соревнованиях получается стартовать и кролем, и на спине. Это привычное для нас дело, и дополнительные установки нам не нужны (улыбается).

— Какие дистанции для вас сложнее, какие легче, и зависит ли это от их длины?

— Да, от длины лично для меня точно зависит. Если сравнивать 50 и 200 метров, то подход к ним разный. На «полтиннике» ты просто выдаешь все, что можешь, за один раз. А на 200 нужно и тактически правильно разложиться, и специально готовиться к этой дистанции. В том числе и психологически. Мне более короткие дистанции даются легче.

— Есть спортсмены, которые не плавают спринт. Есть те, кто не стартует на 200-метровке — например, от нее отказалась капитан нашей сборной Анастасия Фесикова после паузы в карьере. Что позволяет вам иметь в арсенале все три дистанции на спине?

— Наверное, общий уровень тренированности. А вообще, в последнее время среди спинистов все стараются плавать и 50, и 100, и 200. У меня получается на всех, и это хорошо. Мне кажется, все это зависит от проделанной на тренировках работы. Хотя, конечно, 200 метров очень тяжелая дистанция. И, например, тем же вольным стилем ее легче плыть, чем на спине.

— Появляются ли у вас виды на комплексное плавание?

— Я плавал и плаваю комплекс, ту же 200-метровку. просто сейчас акцент больше сместился на спину, которой отдаю приоритет, и тот же кроль. Но при возможности вернусь — на этом чемпионате России расписание не позволяло. Мое слабое место в комплексе, как, наверное, у большинства ребят — брасс. Но подтянуть его до нужного уровня не так трудно, как мне казалось.

КАЖДЫЙ ГОД НУЖНО СТАНОВИТЬСЯ ЛУЧШЕ, ЧТО-ТО МЕНЯТЬ

— Для вас прошлый год получился максимально насыщенным — первенство Европы среди юниоров, взрослый чемпионат Европы, юношеская Олимпиада, чемпионат мира на короткой воде. Успевали восстанавливаться?

— Да, загруженность была довольно высокая, и почти не оставалось времени на отдых. Но и тут, мне кажется, все зависит от общего уровня подготовки. Была заложена база, и с ней мы уже дальше работали. Не составляет прямо какой-то трудности проплыть на стольких соревнованиях. Но под конец сезона, конечно, становится тяжелее. Чувствуется, что копится усталость. Едешь с настроем проплыть все возможные дистанции, а к концу турнира думаешь — когда уже отдых? И становится все тяжелее и тяжелее. Но это больше психология.

— В связи с этим как-то перестраивали подготовку по сравнению с прошлым сезоном?

— В любом случае, каждый год что-то меняется. Нужно прогрессировать, улучшать себя, находить новые способы тренировок. Поэтому кардинально ничего не менялось, но пару моментов в технике, в работе с разными приспособлениями, например, дыхательной трубкой, поменялись. То есть ничего сверхъестественного, но это все равно заметно.

— Рубрика «Наивный вопрос». Мой шестилетний сын, который тоже занимается плаванием, интересуется — сколько километров нужно проплыть, чтобы стать чемпионом мира?

— Мне на днях болельщики подарили книгу «Как стать олимпийским чемпионом». Вот это название мне понять так же трудно, как и ответить на такой вопрос. Потому что одни берут золото на 50 метров, а другие плавают 1500. Поэтому скажу так — имеет значение труд и твой собственный подход к тренировкам. Можно преодолевать один километр, а можно по семь пыхтеть на каждом занятии. Понятно, что всегда будут споры между спринтерами и стайерами, но это все индивидуально. Вопрос в том, на что ты готов пойти ради достижения цели.

— Есть ведь и марафонцы, для которых и «десятку» проплыть — ничего особенного. Чемпион мира-2015 Джордан Вилимовски из США за день нарабатывает больше 15 километров.

— Да, у нас в клубе Energy Standard тоже есть стайеры, тот же Миша Романчук. Тренируются так же, как и марафонцы, по много часов в день. Мы приходим на тренировку — они плывут, уходим — плывут. Для них ничего необычного в этом нет.

— Про вас говорят, что вы по фигуре типичный пловец. Как считаете, конституция имеет большое значение для вашего вида спорта?

— Телосложение, конечно, играет роль при выборе стиля. Предрасположенному к баттерфляю человеку сложно плыть на спине, а брассисту — кролем. В процессе тренировок это можно определить. Конечно, я в этом не профессионал. Но вот один раз мы, находясь на сборе за рубежом, разговорились с каким-то мужчиной. И он, не зная, кто мы, предположил, что мы пловцы, и определил, у кого какой стиль. То есть это, все-таки, заметно. Раньше, кстати, ребята были крупнее — гидрокостюмы позволяли им лучше держаться на воде. Сейчас больше пловцов, таких, как я или Женя Рылов.

— А вот олимпийский чемпион Райан Мерфи не очень похож на спиниста.

— Да, он довольно мускулистый. Но все равно он не слишком накачанный, пластичный. Хоть и выделяется среди коллег. Но такие ребята всегда есть.

БЫТЬ РЕКОРДСМЕНОМ МИРА – ТЯЖЕЛЫЙ ГРУЗ

— А что больше всего запомнилось из 2018 года, в котором было столько событий?

— Чемпионат Европы в Глазго. Если говорить о соревнованиях в целом, наверное, юношеские Олимпийские игры. А если об отдельных дистанциях, то 50-метровка на Европе (там Колесников установил рекорд мира, 24,00 — Прим. Team Russia).

— Все отмечают, кстати, что юношеская Олимпиада — очень необычный турнир.

— Это и правда так. Организаторы стараются максимально приблизить эти соревнования к взрослым Играм. Чувство масштабности происходящего всегда присутствует. Еще чувствуется, что это совсем другой континент, обстановка вокруг говорила сама за себя. Все как-то необычно, не как в Москве или в Европе. Времени погулять почти не было, к сожалению. Хотелось бы побывать в Аргентине еще раз.

— Все российские СМИ обошла фотография, где вы с Андреем Минаковым позируете вместе со всеми выигранными в Буэнос-Айресе медалями. Не тяжело было?

— Это приятная тяжесть (улыбается). Мы заработали эти награды для нашей сборной, и испытывали гордость. Обидно, что на Олимпиаду не приехали некотоые сильные ребята из других стран, которых мы рассчитывали увидеть. Так бы конкуренция была выше, и нам самим было бы интересней. Но все равно мы остались довольны.

Андрей Минаков (слева) и Климент Колесников. Фото Андрей Голованов

Триумфаторы ЮОИ-2018 в Буэнос-Айресе Андрей Минаков (слева) и Климент Колесников. Фото Андрей Голованов

— Вы в прошлом году вышли из юниорского возраста, и даже специально ездили в Петербург на «Кубок Сальникова», чтобы последний раз выступить в прежнем статусе. Можете ли сказать, что перешли на взрослый уровень с чувством выполненного долга?

— Думаю, выполнил все, что мог. Хотя, конечно, будут мысли, что можно было и лучше постараться. Но на самом деле, эта разница только на словах — юниор, взрослый. Это совсем не ощущается. Я как плавал с теми же ребятами на чемпионате России уже в 16 лет, так и продолжаю. Переход у меня получился настолько плавный, что я и не почувствовал.

— Каково выходить на заплыв, когда на табло рядом со строчкой «рекорд мира» горит ваша фамилия?

— Сейчас особо не ощущал давления, потому что целью было пройти отбор. А вот на чемпионате мира это может быть тяжелый груз, который нужно нести. Доказывать и самому себе, и всем остальным, что это имя и цифры там не просто так.

— В Корее, где пройдет ЧМ-2019, когда-нибудь бывали?

— Нет, пока не приходилось.

— Рассматриваете этот турнир как некую репетицию к Олимпийским играм в Токио?

— Каждый старт — небольшой шаг к Играм. А если говорить о схожести условий — думаю, это будет хороший предолимпийский опыт. Национальная команда проведет сбор в Японии, специально, чтобы все посмотреть, войти в этот режим.

ГЛАВНЫЕ КАЧЕСТВА ПЛОВЦА – ТРУДОЛЮБИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ

— Тот же Гринев рассказывал, что с детства тренируется в одном и том же бассейне.

— Я тоже, с двух лет плаваю в «Олимпийском». Уже больше 15 лет. Меня все здесь устраивало и устраивает.

— Теперь его закрывают на реконструкцию — что дальше?

— Не сомневаюсь, что наша федерация обеспечит нас хорошими условиями для подготовки на замену «Олимпийскому». Не могу сказать, что у меня к нему какая-то особая привязанность. Переход в другой бассейн никак не помешает мне готовиться.

— С тренером у вас какие отношения?

— Спокойные. Вопрос-ответ. Без скандалов или чего-то такого. Можем поспорить, бывает и недопонимание. Но ничего серьезного. Я давно у него плаваю, с шести с половиной лет, и он знает ко мне подход.

— У Гринева, например, не было никаких успехов на юношеском уровне, и серьезные результаты пошли после 18 лет. Вы же к этому возрасту уже выиграли кучу всего. Можно ли сделать вывод, что всему свое время?

— Сейчас очень много родителей, которые хотят, чтобы их ребенок уже в шесть лет стал чемпионом в своем возрасте, пытаются его везде пропихнуть. Но на самом деле, путь к титулам — очень трудоемкий процесс. Влад чуть не закончил в 16 лет, будучи кандидатом в мастера спорта, а теперь он чемпион и рекордсмен страны. Это большой труд — спортсмена, тренера, тех, кто их окружает. Сразу ничего не дается. Понятно, что кто-то больше предрасположен к плаванию, кто-то меньше. У кого-то много таланта, но он ленится. А кто-то пашет от и до. Вспомните, как тот же Коротышкин со своим трудолюбием всех загнул и перегнул.

— Вам недавно присвоили звание заслуженного мастера спорта. Что оно значит для вас? В прошлом году очень много полемики было вокруг сборной России по футболу, связанной именно с этим.

— Я особо не следил за своим спортивным званием, и особого значения ему не придаю. Хотя когда-то когда смотрел плавание по телевизору, всегда спрашивал, что это такое, за что дают, как самому получить. Знаю, что у нас в плавании ужесточили условия, раньше ЗМС можно было стать за попадание в финал на Олимпиаде. Для меня это звание означает, что ты внес вклад в развитие плавания. Но зацикливаться на нем не стоит, это не показатель какого-то уровня. Возможно, это хороший пример мотивации для молодых спортсменов — кандидат в мастера, мастер спорта. Как хорошие оценки в школе.

— А что является источником мотивации для вас?

— Цель, которая была поставлена изначально. Одна большая, к которой ведет много ступеней. Но в конечном итоге я нацелен на олимпийское золото, и буду стараться к нему идти.

— Имеет ли эта задача привязку к конкретному времени?

— Думаю, в 2020-м надо будет постараться. Уже пора, мне 20 лет будет. Сдавать позиции нельзя. Хотя вот выиграл же Энтони Эрвин стометровку кролем в 36 лет. И стал двукратным олимпийским чемпионом с разницей между титулами в 16 лет.

— Что бы вы назвали главными качествами пловца?

— Умение не сломаться психологически даже в самые сложные моменты. И трудолюбие. Это два похожих, но в то же время разных качества. Потому что можно говорить себе на тренировке «еще раз, еще раз», но не прикладывать к этому никакого труда. А можно, наоборот, усердно трудиться, но каждый раз сдаваться, не выполнив задачу. Скажу так: нужно быть психологически уравновешенным. В любом виде спорта.