Обратная связь

Марина МОХНАТКИНА: “КОГДА САМБО СТАНЕТ ОЛИМПИЙСКИМ, У МЕНЯ БУДЕТ ПРАЗДНИК”

Шестикратная чемпионка мира по самбо Марина Мохнаткина рассказала Team Russia о профессиональной карьере в ММА, олимпийском будущем самбо и подробностях знакомства с мужем - также известным бойцом.

Стоит отметить, что уже 29 марта 30-летняя россиянка дебютирует в известном ММА-промоушене Bellator, ее соперницей будет Дженей Хардинг.

В САМБО ПРИШЛА ИЗ ЛЕГКОЙ АТЛЕТИКИ

– Как и когда появилось самбо в вашей жизни?

– Я стала заниматься им в 14 лет, уже в осознанном возрасте. Меня не родители привели, просто в школе многие занимались: и мальчики, и девочки. До этого я ходила на легкую атлетику, а потом решила попробовать себя в самбо, как большинство подростков. И меня затянуло. Тренер оказался очень хороший: Иван Иванович Пономарев, его, к сожалению, уже нет с нами. Он привил мне любовь к самбо, а родители поддержали.

– Когда поняли, что это станет вашей профессией?

– Уже через полгода я выиграла чемпионат России среди школьников. Результаты стали появляться быстро, тренер начал говорить, что я очень стремительно прогрессирую и самбо – мой путь. Он в меня больше верил, чем я сама в себя. Это очень важно, когда тренер так мотивирует. У меня разное было в жизни, и травмы случались, но он всегда был рядом. Эта поддержка сыграла огромную роль. С 2005 года я уже была в сборной России по самбо, то есть с 16 лет.

ТРЕНИРОВКИ С МУЖЕМ НИ К ЧЕМУ ХОРОШЕМУ НЕ ПРИВОДЯТ

– Ваш муж – Михаил Мохнаткин – тоже известный боец. Вы познакомились на тренировке? Расскажите историю вашей семьи.

– Мы с Мишей познакомились в расположении сборной России. Он из Петербурга, а я из Перми. Мы были на медобследовании перед чемпионатом Европы-2011, когда впервые увиделись. Потом началось общение в соцсетях, в итоге это переросло в серьезные отношения, потом в семью.

View this post on Instagram

Желать в Новый год что-либо — очень трудно. Желать надо того, чего нет. Так что я желаю каждому человеку определить свои пустоты. Нет ли у кого терпения, сильной веры, денег, жены или мужа, у живущего в браке — детей — пусть человек даст себе ответ на вопрос: «Чего у меня нет? Чего я хочу?» Я желаю вам того, чего у вас нет, и чего вы очень хотите. С единственным условием: чтобы вам это пошло на пользу. Ибо есть две беды — неисполнение желаний и исполнение желаний, и может случиться так, что желание ваше исполнится, но вы будете самым несчастным человеком. Пусть пустота ваша, если это действительно пустота, нуждающаяся в наполнении, наполнится подарками от Бога. 🙏

A post shared by mokhnatkina_marina (@mokhnatkina_marina) on

– Были ли у вас совместные тренировки, спарринги?

– Уже когда я стала летать к нему в Петербург на свидания, то тренировались в одном зале. А до этого никогда, мы же из разных городов. Но друг против друга мы никогда в пару не вставали. Он же крупный, а у меня совершенно другая весовая категория. Вообще обычно когда муж с женой тренируются, это ничем хорошим не заканчивается. Вроде тренируешься как обычно, но обижаешься больше.

– Что чувствуете, когда смотрите его поединки?

– Я и так очень эмоциональная, а когда идут его бои, то вообще превращаюсь в истеричку. Стараюсь живьем их никогда не смотреть, потому что трясет всю. Мне проще самой выступать, чем присутствовать. Поэтому обычно остаюсь дома с сыном. А он мои спокойно смотрит. Он другим говорит, что волнуется, но этого за ним никогда не чувствовала.

В РОССИИ НЕ БЫЛО ПРЕДЛОЖЕНИЙ, НО НЕОЖИДАННО ВОЗНИК ВАРИАНТ С BELLATOR

– 21 февраля вы подписали контракт с Bellator. Как они на вас вышли? Или вы на них?

– Вообще я уже целый год в ММА не выступала. У меня есть любительская карьера в самбо – это моя работа. В России по боям в смешанных единоборствах предложений не было, а потом неожиданно поступило от Bellator. Мне об этом рассказал наш шоу-менеджер. Я решила, что глупо отказываться от такой возможности. Тем более, что я буду драться в своем весе, мне не нужно будет по девять килограммов гонять. Контракт меня также полностью устраивает.

– Условия соглашения выгодно отличаются от того, что у вас было в Fight Nights Global?

– Да, они намного лучше. Не в два раза, конечно, но в России таких денег не платят. А если буду одерживать победы, то гонорары также будут расти.

– У вас же дебют скоро?

– Да, 29 марта будет бой в Сан-Диего. Соперница – девушка по фамилии Хардинг. Она – ударница с кикбоксерской базой. Уже выступала в Bellator, опытная и сильная девушка. Мне осталось улететь в Штаты, акклиматизироваться и немного подогнать вес. Основная подготовка уже завершена.

– На сколько боев рассчитан контракт?

– Насколько я знаю, на четыре.

ММА ДАЕТ БОЛЬШЕ ЭМОЦИЙ, ЧЕМ САМБО

– Драться в зарубежном промоушне было вашей мечтой?

– На самом деле, муж не поддерживал идею, чтобы я выступала в ММА. Но сказал: раз ты хочешь, то почему нет. Я сначала попробовала себя в Fight Nights Global, благодарна Камилу Гаджиеву, что организовывал мне бои в России. Но к сожалению, женские смешанные единоборства не так развиты у нас в стране, соперниц сложно найти. Выступать за границей – другой уровень, об этом мне все говорили, кто туда уехал. У нас до этого уровня еще не доросли.

– Какие бои вам больше нравятся и доставляют эмоций: самбо или ММА?

– Это две разные стихии. По адреналину и волнению – ММА. Большой плюс, что ты бьешься с одним соперником, ты к нему готовишься заранее. Затем у тебя три раунда по пять минут или пять раундов по пять минут, это как шахматная партия. А самбо – чисто любители. Это, скорее, работа. Каких-то эмоций и переживаний оно доставляет уже меньше. Наверно поэтому я и решилась попробовать новое направление. Потому что многие спортсмены живут эмоциями и адреналином.

ВЕРЮ, ЧТО САМБО БУДЕТ ОЛИМПИЙСКИМ

– Самбо станет олимпийским видом спорта? Недавно оно получило признание МОК.

– Все делается для этого, хотя есть одно “но”: наш вид спорта – российский. В мире сейчас с этим сложно, нашу сборную вон вообще под нейтральным флагом на Олимпийские игры отправляют. Дай бог, чтобы дали самбо олимпийский статус, я этого очень хочу, для меня это будет праздник.

– Вы верите, что подобное произойдет?

– Верю, но думаю, что не застану этого в ходе своей спортивной карьеры. Это если смотреть на вещи реально. Может, мои дети или внуки застанут.

– Хотите, чтобы дети тоже пошли в самбо?

– Меня никогда не принуждали. Я тоже не буду. Направлять можно, но выберет ребенок для себя сам. Навязать ему что-то свое почти невозможно. У каждой личности свой пути, крайне редко бывает, что дети повторяют успехи родителей.