Обратная связь

Она упала с поддержки и чуть не потеряла слух. История Натальи Забияко

Team Russia — о том, на что готовы пойти спортсмены ради победы.

В 15 лет сама уехала в Америку

Наталья родилась в Эстонии. Там же начала заниматься фигурным катанием, когда ей исполнилось четыре года. Была одиночницей и даже выигрывала национальный чемпионат по юниорам. В 15 неожиданно для многих перешла в парное катание, а потом решилась на переезд в Америку — в Эстонии не было ни конкуренции, ни условий для развития.

«Никогда не жалела о своём решении, — говорит Забияко. — Там очень грамотно построен тренировочный процесс. У них с каждой парой работает целая группа специалистов, очень много человек. У нас один тренер делал всё: и ставил программы, и придумывал поддержки, и занимался ОФП. В Америке каждый занимается своим делом. Режим тренировок выстроен так, что всё начинается в 10 утра, к трём часам дня там все уже свободны и могут спокойно заниматься учёбой или ещё какими-то своими делами. Нина Михайловна Мозер, кстати, выстроила похожую систему».

В Америке Забияко жила в семье выходцев из России. Они настолько сблизились, что Наталья до сих пор обсуждает с ними все важные жизненные вопросы. Так, перед переездом в Россию она советовалась не только с родными, но и с американскими родителями.

Выступала с пятью разными партнёрами

Первым партнёром Натальи был Сергей Мухин. Они проработали вместе год, а потом он ушёл кататься в шоу. Ещё один партнёр, Сергей Куйбыш, не смог дождаться возвращения Натальи после травмы.

«Он украинец, — объясняет Наталья. — Решил вернуться к себе домой, потому что моё восстановление затянулось. У нас были хорошие отношения, я его понимаю — никому не хочется тратить время зря.

Тяжелее всего у меня складывались отношения с Александром Забоевым. Саша очень высокого мнения о себе. В Америке, где мы тренировались, он переругался со всеми, начиная с моих друзей и заканчивая директором катка. Конфликтный характер Забоева — одна из главных причин, почему мы уехали из США. Сашу просто не могли больше видеть на катке.

В Эстонии он тоже постоянно качал права. Он поставил условие, что если ему федерация не заплатит столько, сколько он хочет, то и кататься он не будет. Его слова: “Я не собираюсь прославлять Эстонию за свои деньги”. Федерация почему-то пошла на его условия. Я получала в четыре раза меньше. На эту сумму было очень сложно прожить, но я терпела, так как очень хотела кататься и принимала любые условия».

Когда терпение лопнуло, Наталья решила принять предложение Нины Мозер, которая давно пыталась переманить её к себе в группу и поставить в пару с Юрием Ларионовым. Но Юрий вскоре завершил карьеру из-за хронических травм, а Наталья Забияко, наконец, объединилась с Александром Энбертом.

Сменила гражданство

Переезд в Россию складывался непросто. Эстонская федерация никак не хотела отпускать фигуристку. Её тогдашний президент Гуннар Куур подал протест и добился того, чтобы Наталья отбывала карантин — 18 месяцев. А тренер назвал предательницей.

В новой команде Наталью приняли хорошо, но здесь пришлось начинать всё с нуля. Это серьёзно осложняло процесс.

«Просто представьте: вы состоявшийся спортсмен, делали сложные подкрутки, элементы на четвёртый уровень — и тут приходится тратить огромное количество времени на простейшие вещи. Одинарную подкрутку, двойные выбросы, простые поддержки, повторять их миллион раз. Конечно, со временем появляется мышечная память, нацеленная на хорошее исполнение. Но время, которое уходит на нарабатывание этой мышечной памяти, даётся очень тяжело. Психологически прежде всего — приходишь на тренировку как на рутинную работу».

Сейчас у Натальи российский паспорт, как и у её отца, но он живёт в Таллине.

Упала на тренировке, потеряла слух, но возобновила занятия

Энберт и Забияко довольно быстро привыкли друг к другу. Через два месяца совместной работы они уже пробовали исполнить выброс аксель в три с половиной оборота, один из самых сложных в современном парном катании.  Дело в том, что партнёрша отталкивается ото льда с переднего хода. И если в риттбергере или флипе она может зубцами регулировать наклон или выход, то в акселе она едет передним ходом и прыгает с дуги, практически не контролируя ситуацию.

Однажды это закончилось серьёзным падением. Она ударилась головой о лёд и частично потеряла слух. На его восстановление ушло много месяцев. Но на льду Наталья была уже через несколько недель.

За свою карьеру она не раз сталкивалась с серьёзными травмами — перенесла два перелома позвоночника и некоторое время была в коме.

Использованы цитаты из материалов Delfi, сайта «Сборная России — 2014», «Р-Спорта» и пресс-службы Федерации фигурного катания.