Обратная связь

ШЕСТЬ ГЛАВНЫХ РОССИЙСКИХ ЗВЕЗД НХЛ

В ночь на четверг стартует новый сезон НХЛ. Кто из россиян должен зажечь в этом сезоне?
Артемий ПАНАРИН, “Коламбус”

Панарин – это безудержное веселье на льду и вне его. Это один из лучших щелчков в НХЛ, реактивное катание, куча финтов и движения. Это куча цитат, которые раскрашивают хоккейный мир на фоне многих молчунов и любителей каждодневных банальностей.

Панарин стартовал в НХЛ с трех сезонов с 70+ очками и 25+ голами, отобрал “Колдер” у Макдэвида, убил “русский фактор” и очаровал публику по обе стороны океана. А в последнем чемпионате он доказал, что способен быть не только второй скрипкой после большой звезды (Кейна), но и играть первые роли сам. Его будущее, в “Коламбусе” или другом клубе, – одна из главных тем обсуждения за океаном в ближайшем сезоне.

Евгений КУЗНЕЦОВ, “Вашингтон”

Из поколения новых русских звезд именно Кузнецов самый талантливый в довольно грубом, но при этом наиболее часто употребляемом значении этого слова – такого сочетания катания, волшебных рук и нестандартного мышления на льду нет почти ни у кого в НХЛ, а те, у кого оно есть, входят в число лучших форвардов мира.

Челябинский Гарри Поттер медленно, но верно убирал с дороги всех своих демонов прошлого: экс-наставник “Вашингтона” Барри Тротц долго мучился, потратил целый сезон, но все-таки сделал из европейского в плохом смысле края отличного центра для НХЛ, и хотя бы за это ему стоит сказать спасибо. Кузнецов добил свои последние глобальные проблемы – довыправил игру на точке, перестал удаляться а-ля Малкин/Семин и нашел финальный баланс между броском и пасом, – и перешел в статус “топ”.

 

Никита КУЧЕРОВ, “Тампа-Бэй”

Если бы не Кубки Стэнли Малкина, Овечкина и Кузнецова в последние два сезона, участь неформального звания лучшего россиянина была бы предрешена, и его стоило бы отправить в штат Флорида.

Кучеров вернул в НХЛ пропавший с карты тип русского форварда, который мобилен не только с шайбой или в ее ожидании – Никита не выключается из игры ни на секунду. Кучеров – это постоянная угроза, то явная, то скрытая. Угроза броска (офис в правом круге вбрасывания уже забронирован), паса, финта, отрыва (кто лучше него убегает “один в ноль”?). При этом в отличие от тех же Кузнецова с Панариным форвард “Тампы” делает минимум лишних движений: красота – в его эффективности.

Сергей БОБРОВСКИЙ, “Коламбус”

Воспитанник новокузнецкой школы хоккея в последние годы не сходит с полос спортивных газет и заголовков профильных сайтов. И неудивительно: первый номер сборной России делает все, чтобы его заштатный “Коламбус” только за счет одной лишь уверенной игры Сергея ходил чуть ли не в фаворитах.

Его природная скромность никак не сочетается с агрессивным, зрелищным и подвижным стилем игры в воротах. Низкая стойка, слайды из угла в угол, спасения в безнадежных ситуациях. Для образа былинного супергероя Бобровскому не хватает командных призов. Да, у него есть полный комплект медалей чемпионатов мира, и это уже немало, но Сергей, безусловно, заслуживает большего.

Александр ОВЕЧКИН, “Вашингтон”

По медийной составляющей, популярности за океаном и в России и, конечно, снайперским навыкам Александр безоговорочно номер один. Ни один русский хоккеист (да и немногие канадские – в XXI веке только Кросби и Макдэвид) не врывался в НХЛ с таким шумом, превращая малоинтересную франшизу в объект всеобщего внимания.

Ранний Овечкин был одновременно эффективен, но еще больше эффектен: его неповторимая манера скоростного и силового дриблинга, убийственный бросок и сокрушительные хиты были одним из главных чудес послелокаутной НХЛ. Со временем Ови менялся, пережив несколько перестановок тренерского штаба “Вашингтона”, учился играть на команду и в более энергосберегающем режиме. Овечкин уже стал Великим, и не только в плане прозвища, которое, кажется, было с ним всегда – теперь у него есть не только “Морис Ришары”, но и Кубок Стэнли.

Евгений МАЛКИН, “Питтсбург”

Малкин никогда не будет таким цельным и разносторонним в плане игры в атаке и обороне форвардом, как Федоров и Дацюк. Не потому что не умеет – просто в “Питтсбурге” из него изначально решили лепить атакующего центра с задачей “машины” по набору очков.

В НХЛ никогда не было русского хоккеиста, который настолько доминировал в лиге – пусть и на небольших, избавленных от травм, отрезках карьеры. Малкин может не показывать и 70 процентов от своих возможностей, но все равно умудряется идти выше графику очка за игру, а затем становиться лучшим бомбардиром Кубка Стэнли.

Что его не ценят и за излишнюю неразговорчивость прокатили мимо топ-100 НХЛ, включив туда условного Тэйвза, – неприятно, но Евгения волновать не должно. Он выиграл три Кубка Стэнли, “Харт”, “Арт Росс”, “Конн Смайт”, “Колдер” – доказывать что-то слишком требовательным экспертам ему ничего уже не нужно.