Обратная связь

«Сломал две сабли – осколки разошлись на сувениры». Воспоминания Виктора Кровопускова об Играх в Москве

Саблист Виктор Кровопусков 40 лет назад в Москве сделал "дубль" - завоевал обе высшие награды у мужчин-саблистов. Как и четырьмя годами ранее в Монреале, он стал олимпийским чемпионом и в личных, и в командных соревнованиях. Легендарный мушкетер дал интервью порталу Team Russia.

— У нас тогда подобралась команда мечты, — отметил ветеран фехтования, работающий ныне в должности тренера-консультанта сборной России по сабле. – У меня за плечами были две победы в 1976 году. В трех Олимпиадах до Игр в Москве участвовал Виктор Сидяк – и на каждой завоевывал по золотой медали. Дважды — в Мехико и Монреале — в составе золотой команды выступал Владимир Назлымов, один раз — Михаил Бурцев. Только Николай Алехин не имел олимпийских наград, но носил звание победителя чемпионата мира 1979 года в команде. На том турнире в Мельбурне мы, кстати, выступали тем же составом, что и год спустя на Олимпийских играх. С такими людьми можно было решать любые задачи.

Миахил Бурцев, Виктор Кровопусков, Владимир Назлымов, Виктор Сидяк, Николай Алехин (слева направо). Фото: yandex.ru

ПОРВАВ АХИЛЛ, НЕ БОЯЛСЯ ОСТАТЬСЯ ВНЕ СПОРТА

— Сейчас мало кто помнит, что в 1977 году вы получили травму, которая могла поставить крест на вашей дальнейшей карьере. Что произошло?

— В Киеве на ежегодном «Турнире социалистических стран» порвал ахилл. Повреждение серьезное, но боязни, что все может закончиться плачевно, не было. Я находился в самом расцвете сил и всячески гнал от себя дурные мысли. Да и спортивная медицина в СССР была развита очень хорошо. Лечение и реабилитацию проходил в Первом физкультурном диспансере на Курской. Уже через год о последствиях травмы даже не вспоминал, став чемпионом мира в личных соревнованиях в Гамбурге.

— Известно, что ваш тренер Марк Ракита перед Играми 1980 года разрабатывал для вас специальные комбинации, состоящие из двух-трех приемов. В чем заключалась их суть?

— Это чистая специфика фехтования. Не думаю, что подробное описание вызовет интерес у широкого читателя. У каждого фехтовальщика есть комбинации, проверенные временем, так называемые «коронки». Благодаря искусству тренера он исполняет конкретный прием лучше, чем остальные. Ракита уделял этому процессу много внимания. Конечно, соперники видят, что ты делаешь, и потом пытаются копировать, но частенько не понимают сути.

— Марк Семенович — авторитарный тренер?

— Во-первых, он был блистательным спортсменом, завоевавшим два олимпийских золота и шесть раз побеждавшим на чемпионатах мира. Когда Ракита еще выступал, мы прошли великолепную школу Давида Абрамовича Тышлера. Завершив карьеру фехтовальщика, Марк Семенович взял меня под свое крыло. Работалось с ним комфортно.

ЖИЛИ В НОВОГОРСКЕ, ГДЕ РАЗВЕ ЧТО ЧЕРНОЙ ИКРОЙ НЕ КОРМИЛИ

— Олимпийские игры 1980 года проходили в сложной политической обстановке. Некоторые спортсмены не приехали в Москву из-за бойкота Игр их странами, другие, как, к примеру, итальянцы, выступали под нейтральным флагом.

— В тот момент мы абсолютно не интересовались этим, полностью сконцентрировавшись на соревнованиях. Что касается лично меня, то тренеры приучили думать не о конечном результате, а о бое, на который выходишь. Ведь итальянцы не стали слабее от того, что приехали не в национальной форме.

— Советские фехтовальщики жили не в Олимпийской деревне, а на спортивной базе в Новогорске. Почему?

— Думаю, что этот вопрос надо адресовать тогдашнему спортивному руководству (смеется). Условия были созданы прекрасные. Единственное – черной икрой не кормили. В Новогорске для нас все было привычно, сохранилась спокойная рабочая атмосфера.

Об Олимпийской деревне я мог тогда судить только по Монреалю. Выражаясь современным языком, обстановка там напоминала большую тусовку. Ведь многие спортсмены приезжали на Игры, руководствуясь кубертеновским принципом: «Главное не победа, а участие».

— Вам хотя бы довелось побывать в московской Олимпийской деревне?

— Перед соревнованиями мы заезжали туда, чтобы получить аккредитацию, а уже после окончания турнира был в деревне с деловой экскурсией. Впечатления от увиденного остались шикарными. Вообще Москва тогда капитальным образом изменила свой облик.

Ощущение праздника посетило всех, хотя повторюсь, спортсменам любоваться красотами и новыми спортивными аренами было некогда. Для нас существовал только один маршрут: Новогорск – ЛФК ЦСКА и обратно (построенный специально к Играм легкоатлетическо–футбольный комплекс принимал турнир фехтовальщиков – Прим. Team-Russia). Приятно вспоминать, что трибуны были постоянно заполнены. Бурная поддержка болельщиков нам очень помогала.

В БОЮ ЗА ЗОЛОТО ВСТРЕТИЛСЯ С СОСЕДОМ ПО КОМНАТЕ

— Формула личного турнира, на мой взгляд, была довольно запутанной.

— Вы правы, сейчас система гораздо проще. А 40 лет назад сначала были групповой и отборочные раунды. По итогам отборочного этапа составлялась сетка, в которую попадали по четыре лучших фехтовальщика из четырех групп. Расстановка в ней зависела от количества побед в отборе. Те, кто добились успеха в четвертьфинале, напрямую попадали в групповой финальный раунд. Еще пара финалистов определялась из четверки проигравших на этой стадии. Таким образом, за золото по круговой системе сражались шесть саблистов. Нашу страну представляли мы с Михаилом Бурцевым. Надо сказать, я всегда тяжело втягивался в соревнования – не любил разминаться. И в Москве набрал оптимальные кондиции только на финише.

— Именно Бурцеву вы проиграли 25 июля в финальной стадии – 4:5. Хорошо помните тот поединок?

— Бой как бой. Ничего особенного. Мы с Мишей прекрасно знали друг друга: каждый день тренировались в одном зале у одного тренера – Марка Ракиты. Даже в Новогорске жили в одном номере. А Бурцев тогда уступил венгру (Имре Гедёвари – 3:5 – Прим. Team Russia). У нас оказалось по четыре победы, и судьбу золотой медали решил перебой.

— Коленки не дрожали от близости развязки?

— Считаю, что без волнения в нашем виде спорта никак не обойтись. Мне повезло чуть больше — я выиграл со счетом 5:3.

— Вечером отметили свое третье олимпийское золото?

— Никаких торжественных мероприятий по этому поводу не устраивалось. Просто поздравили коллеги по цеху, знакомые, обслуживающий персонал на базе в Новогорске. Знаю, кто-то из болельщиков сообщил о моей победе маме. Сам я никому не звонил.

Виктор Кровопусков, Фото ОКР

«КОНЧАЙТЕ ДУРАКА ВАЛЯТЬ!» — ОДЕРНУЛ ОТВЕТСТВЕННЫЙ ТОВАРИЩ

— До старта командного турнира оставались два дня. Как их провели?

— В первый день отдыхали, а во второй провели легкое тренировочное занятие. В этом вопросе все индивидуально: одни совсем не отдыхают, продолжая тренировки, другие непосредственно перед началом командных соревнований берут «отгул»

— Командный турнир сборная СССР начала с поражения от румын – 7:9. Что случилось?

— Это опять же к вопросу о формуле соревнований. Матч с Румынией мог повлиять только на место в олимпийской сетке. В следующем поединке мы одолели кубинцев — 10:5 и благодаря лучшей разности уколов заняли первое место в группе, попав сразу в полуфинал. Хотя, конечно, на старте недоработали.

— Какие-нибудь санкции за этим последовали?

— Мозги, что называется, прочистили. Были люди, которые отвечали за количество медалей в том или ином виде спорта. Их всех отличала весьма специфическая манера общения. Сразу после проигранного матча к нам в зале подошел человек со словами: «Кончайте валять дурака, ребята». Подействовало.

— В финале итальянцы были разбиты в пух и прах – 9:2.

— Эта победа ценна еще и тем, что соперники привезли сильнейший на тот момент состав. У них выступали такие известные саблисты, как Марио Альдо Монтано и Микеле Маффеи, победители Игр в Мюнхене-1972 в команде. Тем не менее наша сборная уверенно выиграла, и мы с Сидяком стали четырехкратными олимпийскими чемпионами.

— В наше время победителей и призеров Олимпийских игр щедро одаривают денежными премиями и ценными подарками. А как было 40 лет назад?

— Машин нам не дарили – тогда на них была большая очередь, а вот премию дали. Я получил 4000 рублей за личный турнир и 3600 – за командный. По тем временам это были очень приличные деньги. Их хватило на покупку автомобиля «Волга» ГАЗ-24.

Правда, несмотря на то, что мой отец был профессиональным шофером, я ездить за рулем не любил. Машину водила жена.

— Сколько клинков было сломано за олимпийский турнир?

— У меня в карьере был случай, когда за один бой вышли из строя сразу две сабли. В Москве с оружием обращался бережнее – только два испорченных клинка. Обломки потом расходились на сувениры среди зрителей.

ДЛЯ ЦЕРЕМОНИИ ЗАКРЫТИЯ НЕ ОСТАЛОСЬ НИ МОРАЛЬНЫХ, НИ  ФИЗИЧЕСКИХ СИЛ

— На церемонии закрытия Игр были?

— Нет. Я ведь коренной москвич, начинал заниматься фехтованием именно на Большой спортивной арене Лужников. Мне очень хорошо была знакома система ходов и выходов на этом стадионе. Догадывался, что прежде, чем выйти на поле, придется долго стоять. Признаюсь, что к тому моменту заряд эмоций полностью выплеснулся, не осталось ни моральных, ни физических сил. Как в теплое московское небо улетал олимпийский Мишка, видел только в телевизионной трансляции.

— Крепко жалели о том, что СССР бойкотировал Олимпийские игры 1984 года в Лос-Анджелесе?

— Еще бы! В командном турнире на все сто процентов смогли бы взять золото. Судите сами: в 1983 и 1985 годах мы командой становились чемпионами мира. Тогда уже ушли из спорта Сидяк и Назлымов, но появились Андрей Альшан и Георгий Погосов. Для них бойкот Игр аукнулся особенно больно. Они были потом в составе сборной России на Олимпийских играх 1988 года в Сеуле, когда наша сборная вышла в финал турнира саблистов. Ребята вели против венгров 8:4, но не сумели удержать громадное преимущество. Это была настоящая трагедия.

— После того, как вы завершили карьеру, из наших саблистов только Станислав Поздняков сумел выиграть Олимпийские игры в личном первенстве – в 1996 году в Атланте. Почему, на ваш взгляд, так произошло?

Станислав Поздняков — великий и талантливейший спортсмен. Но согласитесь, что постоянно побеждать на Олимпиадах просто невозможно.

С годами ширится география наших соперников. Если в мои годы мы конкурировали только с европейцами, то теперь на ведущие позиции вышли фехтовальщики США, Китая, Южной Кореи. При этом венгры и итальянцы не теряют лидерских позиций. Практически в каждой стране мира, где развивается фехтование, найдется талант, способный выиграть любой крупный турнир. Но я очень верю, что отечественная школа не утратила способностей воспитывать гениев.

— Из команды 1980 года с кем-нибудь общаетесь?

— Особо нет, старые мы люди. Мне в конце сентября исполнится 72 года, Сидяку уже 76, а Назлымову – 74. Миша Бурцев умер в 2015 году, не дожив восемь месяцев до своего шестидесятилетия. Только Николай Алехин звонит из Белоруссии, рассказывает, что и как у него.

 

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели