Обратная связь

Светлана РОМАШИНА: «СЕЙЧАС Я СИЛЬНЕЕ, ЧЕМ БЫЛА В 18 ЛЕТ»

Накануне своего юбилея самая титулованная из действующих спортсменок России, пятикратная олимпийская чемпионка и 21-кратная чемпионка мира Светлана Ромашина рассказала о секретах успешного отпуска, дружбе с тренером и планах на Игры в Токио.

«Скоро вместе с Данченко отправимся на регату»

— Сейчас у вас период межсезонья. Успели отдохнуть после супер-напряженного чемпионата мира в Кванджу, где вы выступали в соло и в дуэте?

Отпуск уже заканчивается, и как обычно ты оглядываешься назад и думаешь: как же он так быстро пролетел?! Но в целом, я отдохнула морально. Мы с семьей ездили на море в Испанию, путешествовали на машине по России, также я одна ездила в Италию. Пусть я там не совсем отдыхала, но все равно смена обстановки — это интересно.

— Поездка в Италию как-то связана с вашей бывшей подругой по команде Анастасией Ермаковой, которая там работает?

— Нет, Настя работает в совсем другом клубе. В этот раз меня просто попросили поделиться опытом, что-то рассказать и посоветовать молодым спортсменам. Обычно я стараюсь в таких вещах не отказывать.

— Вы публиковали в соцсетях фотографию с рыбалки. Это ваше серьезное увлечение?

Я вообще-то очень люблю ловить рыбу, собирать грибы… Эти увлечения привили мне с самого детства родители. Мы постоянно ездили все вместе в лес или на речку, и я умею получать от этого огромное удовольствие. Это же круто: когда ты забрасываешь спиннинг, щука начинает охотиться на блесну, включается азарт — вытащишь ее или не вытащишь. Каких-то рекордных уловов у себя я не помню, но сам процесс меня очень увлекает. Наш тренер Татьяна Евгеньевна (Данченко — Прим. «СЭ»), кстати, тоже любит рыбалку. Она говорит, что это отличный способ восстановить нервную систему.

— У вас с Данченко есть и еще одно общее увлечение — яхтинг?

Да. Совсем скоро, кстати, мы с Татьяной Евгеньевной будем принимать участие в «Кубке чемпионов» в Хорватии. Мы не соперники, просто дружественные экипажи, так как выступаем там в разных дивизионах. Татьяна Евгеньевна — в более спортивном, так как у них за штурвалом будет стоять профессиональный спортсмен. А у нас управлять будет мой супруг, который отнюдь не яхтсмен, как пишут некоторые СМИ. Николай — прежде всего, юрист и адвокат, а парусный спорт у него — просто хобби.

Светлана Ромашина с тренером Татьяной Данченко. Фото: Андрей Голованов.

— Неужели вы с Данченко не устаете друг от друга за время многочасовых тренировок и соревнований, и есть желание видеться еще и в законном отпуске?

Этот вопрос немного похож на тот, когда меня спрашивают: неужели хочется еще и в отпуске заходить в бассейн или в море? Дело в том, что чем старше я становлюсь, тем меньше реагирую на подобные раздражители. Для меня нет ничего страшного в том, чтобы на отдыхе окунуться в бассейн. И точно так же я с удовольствием увижусь с Татьяной Евгеньевной. Нам комфортно вместе, мы дружим, и эти отношения распространяются и за пределы бассейна. Это не значит, что мы постоянно говорим про синхронное плавание, нам и без него есть, что обсудить. Когда она на бортике, а я в воде — это одна жизнь, но есть еще и другая, когда мы просто друзья.

— Данченко оставляет вам «домашнее задание» на отпуск, с тем чтобы вернулись к тренировкам не в абсолютно разобранном состоянии?

Нет, конечно. Я отдыхаю уже полтора месяца, и пока ничего не делала (смеется). Во-первых, я уже достаточно взрослая девочка и сама прекрасно понимаю, что мне можно делать, а что — нельзя. Например, зимой нельзя каждый день кататься на коньках, потому что у нас, синхронисток, слабые голеностопы и есть риск получить травму. Вставать в олимпийский сезон на горные лыжи или сноуборд тоже не стоит. Во-вторых, я придерживаюсь позиции, что в отпуске нужно получать максимум удовольствия. Я не мучаю себя нагрузками и не ограничиваю в еде. Потом, когда начнется подготовка к сезону, все лишнее быстро уйдет. После декрета я поняла, что мое тело очень быстро можно привести в форму. И важнее всего тут восстановить и разгрузить голову.

«Вряд ли увидите меня на Олимпиаде-2024»

— В олимпийском сезоне вы будете выступать не только в дуэте, но и в группе?

Конечно, ведь по новым правилам на Олимпийские игры можно взять только восемь спортсменок и, соответственно, дуэт обязан стоять в группе. Но мы со Светой Колесниченко будем выступать в группе не только из-за чувства долга — на самом деле, мы всегда этого хотим и участвуем в группе на крупных стартах. Это очень почетно и престижно.

— Но и вдвойне тяжело, ведь групповые программы требуют огромного количества времени на отработку?

Я никогда не переживала за сложность групповых программ, потому что дуэт лично мне дается тяжелее. Трудно будет, прежде всего, с точки зрения организации тренировок и быта. Видимо, с нового сезона мне придется жить на базе. Хочу перевезти поближе ребенка с няней, чтобы я могла как можно чаще видеть дочку.

Светлана Ромашина и Светлана Колесниченко. Фото: Андрей Голованов.

— Что будет происходить с программами?

В дуэте, скорее всего, оставим те, что показывали на чемпионате мира. Но сами программы могут сильно измениться, возможно, даже внесем какие-то корректировки в музыкальную тему. Что касается группы, техническая программа останется той же, а произвольную мы подготовим новую. Думаю, уже с декабря начнем ее обкатывать.

— Вы говорили, что после Игр в Токио думаете о рождении второго ребенка и новом возвращении в спорт. Это была шутка, или всерьез рассматриваете такой план?

Конечно, это шутка. Она пошла от Татьяны Евгеньевны во время чемпионата мира, когда мы поняли, что все выигрываем. Я была в такой отличной физической форме, что теоретически могла бы так делать постоянно: родила — вернулась, родила — вернулась. Но не будем забывать о том, что я еще и жена, мама, и это мое главное предназначение в жизни. Семья ждет меня дома. Я не собираюсь навсегда покидать бассейн и наверное, хотела бы связать свою дальнейшую карьеру со спортом. Хотя пока не могу сказать, хочу ли стать тренером, спортивным функционером или еще кем-то. Но в составе сборной на Олимпийских играх 2024 года в Париже вы вряд ли меня увидите. Все-таки 34 года — это уже перебор.

— Вы, кстати, ощущаете свой возраст? Или душой и телом остаетесь 18-летней?

Если честно, по ощущениям мне 18. Мне порой все так же весело и зажигательно. Единственное, в тренировках иногда замечаю, что устаю на пять минут раньше или мышцы болят чуть сильнее, чем раньше. Но с другой стороны, я стала гораздо мудрее и эффективнее. Могу совершенно точно сказать, что сейчас как спортсменка я сильнее, чем была в 18 лет перед своими первыми Олимпийскими играми.