Обратная связь

«В СОЧИ-2014 МОИМ КУМИРОМ БЫЛ УАЙЛД. А ЧЕРЕЗ ДВА ГОДА ГОНЯЛСЯ С НИМ В СБОРНОЙ». ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО ВУНДЕРКИНДА

Двукратный чемпион мира по сноуборду Дмитрий Логинов в большом интервью Team Russia рассказал, как начал заниматься спортом и пришел к мировым вершинам, выразил готовность соревноваться еще долгие годы и сказал, что не потеряет мотивации после недавних побед.
Имя Логинова недавно прогремело на весь мир сноуборда. В начале февраля он отпраздновал 19-й день рождения, а затем за два дня взял одно за другим два золота ЧМ-2019 в параллельных дисциплинах. Став самым молодым триумфатором в этих видах программы за всю историю проведения чемпионатов мира и одним из пяти спортсменов, кому на одном турнире покорились и слалом, и слалом-гигант. А если учесть, что в сентябре Дмитрий выиграл оба этих вида программы и на юношеском первенстве планеты, то равных в мире ему сейчас нет — он абсолютный монарх поворотных дисциплин. Хотя еще не привык к такому вниманию со стороны.

— С какими чувствами возвращались домой с этого чемпионата мира?

— С гордостью. Еще была огромная радость. И большое волнение перед встречей с репортерами (улыбается). Переживал по этому поводу.

— Вы наверняка получили массу поздравлений. Чьи запомнились?

— Друзей, родных. Первого тренера, Алексея Александровича Деревягина. Очень трогательные слова, прямо за душу взяло. А вообще я был в шоке от того, как много людей следит за сноубордом и знает результаты соревнований. Куда ни посмотрю — все пишут, поздравляют. До сих пор.

НАДЕЯЛСЯ ВЫИГРАТЬ ЧЕМПИОНАТ МИРА ЕЩЕ ДВА ГОДА НАЗАД

— Вы сказали, что ехали на ЧМ-2019 за медалями.

— Если честно, я еще на прошлом чемпионате мира настраивался выигрывать, но тогда не получилось (Логинов, которому едва исполнилось 17, на турнире в Сьерра-Неваде стал девятым в параллельном слаломе-гиганте — Прим. Team Russia). И с 2015 года я шел к этой награде. Мы летом очень усердно тренировались, и с физической готовностью по сезону не было никаких проблем. А вот с моральной — были, но я понимал, что мне это надо сделать.

— После первой победы изменились ощущения?

— Да, перед слаломом я вообще не волновался, у меня уже была медаль. Перед вторым стартом я по-настоящему поверил в себя и подумал: почему бы не взять и второе золото?

Дмитрий Логинов. Фото Laurent Salino/Agence Zoom/Getty Images

— Кстати, а как вы настраиваетесь на выступления, есть рецепт успеха?

— Непосредственно перед стартом, когда остается буквально минут 10, мне помогает музыка. Играть в наушниках при этом может все, что угодно. Люблю от всего и от всех отвлечься, уйти в себя. Я в кругу людей, но один. А, скажем, за день помогает общение с тренерами на командных собраниях. Они подсказывают что-то, напутственные слова говорят. В целом, стараюсь не зацикливаться, перед соревнованиями отсыпаюсь. Вот и все.

— Перед московским этапом Кубка мира, прошедшим в конце января, вы говорили, что хотите поехать на ЧМ и показать все, на что способны. Как считаете, это вам удалось?

— Считаю, что да, все получилось. Вообще, у меня скорость есть, а вот со стабильностью бывают проблемы, не выходит доезжать. А здесь все сошлось — стабильность, спокойствие, ехал просто с пустой головой.

В СЬЕРРА-НЕВАДЕ ЕЗДИЛИ ПО ПЕСКУ С ВИДОМ НА АФРИКУ

— В параллельном слаломе вы выступали под 13-м номером. Многие считают его несчастливым. Вы в приметы верите?

— Вообще я не суеверный, никаких предстартовых ритуалов у меня нет. Но под 13-м номером я ехал на Олимпиаде в Пхенчхане, где занял 32-е место в квалификации. И после Игр подумал, может, правда это несчастливое число. Но теперь, думаю, все изменится.

— Говорят, многие сноубордисты мечтают покататься в США, где и зарождался ваш вид спорта. У вас какие впечатления от выступления в Дир-Вэлли?

— Положительные, мне там понравилось. Конечно, что-то посмотреть, кроме трасс, все равно не успел. Не хотел отвлекаться от соревнований. Что отличает эти места от привычной Европы? Большие машины, кафе с бургерами. Местные жители не такие дружелюбные, как европейцы.

— У многих спортсменов были нарекания относительно условий, в том числе погодных. Глава нашей федерации Денис Тихомиров даже сказал, что некоторые сборные пытались подавать протесты.

— Когда мы только приехали, стояла отличная погода, солнышко светило, тренировочные трассы были подготовлены идеально. Мы думали, такие же условия будут и на старте. Но не случилось. Очень много снега выпало.

— А какие самые экстремальные условия для выступлений видели в карьере?

— Например, в Турции — там всегда то снег, то ветер, старты переносят по времени. Два-три часа сидишь в ожидании без дела, весь настрой проходит. Бывает, что прошла квалификация, один круг на выбывание, и погода испортилась — финалы смещают на следующий день. Утром выходишь на улицу — солнышко, а ты уже выбыл. Думаешь: «Блин, обидно». Два года назад на чемпионате мира в Сьерра-Неваде было очень жарко, а с верхушки горы видно Африку. Оттуда ветром переносило песок, и все вокруг было в нем.

В МОСКВЕ ПОЛУЧИЛ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ЗАРЯД НА ЧЕМПИОНАТ МИРА

— Сильный снегопад, кстати, был и в Москве на Кубке мира.

— Если честно, погода немного подпортила впечатления. Но трасса интересная, быстрая. Настоящий спринт, всего 20 поворотов. Конечно, на классических трассах выступать комфортнее. Но в Москве было красиво — не горы кругом, а вид на Сити, хоть и в тумане, ночные огни. Хотя, конечно, перед стартом на это не обращаешь внимания, смотришь только на трассу.

— Вы впервые выступали на домашнем этапе, успели понять, чем он отличается от других по атмосфере?

— Пожалуй, поддержкой. На Воробьевых горах было достаточно много зрителей для Кубка мира. На самом деле, в Москве все было круто. И родители приехали — я их больше месяца не видел. И это сильно помогло. Может, и не на самом этапе, но заряд эмоций на чемпионат мира я точно получил.

— Ваши папа и мама — активные болельщики?

— Старты такого уровня, как Кубок мира, вживую увидели в первый раз. Обычно не бывает возможности, а тут и Москва, и соревнования проходили на выходных. Все прямо идеально сошлось. Конечно, они болеют — мне кажется, если ребенок чем-то занимается, то и родители погружаются в этот вид спорта, начинают в нем разбираться. Но пока я не стал кататься, они про сноуборд не знали.

— На доску вы встали в 11 лет. Родители имели к этому отношение?

— Нет, к нам в школу в Дивногорске, моем родном городе, пришел тренер, который набирал группу. И предложил заниматься. Мне стало интересно, я пошел. Так все и началось.

— Как в семье отнеслись? Не переживали, что вид спорта достаточно экстремальный?

— У меня родители спокойные, если мне что-то нравится, я могу выбирать. Они же видели, что у меня горят глаза, и поддержали. Хотя и не очень представляли, чем я буду заниматься. Конечно, они переживают, всякое может случиться. Но каждый вид спорта по-своему травмоопасен.

УДИВЛЯЮСЬ, НАСКОЛЬКО БЫСТРО ВСЕ ПРОИЗОШЛО

— До сноуборда чем еще занимались?

— Каратэ, из него и ушел на сноуборд. А вообще я с детства спортом увлекался, бегал за школу всякие эстафеты. Когда тренер пришел, ему поэтому меня и посоветовали попробовать.

— Сразу определились с выбором в пользу параллельных дисциплин?

— Раньше еще соревновался в борд-кроссе, совмещал. Но лет в 14 уже попал в сборную, и нужно было выбирать что-то одно.

— У вас в детстве были кумиры?

— Когда уже начал смотреть крупные соревнования, серьезно интересоваться — Вик Уайлд. Очень запомнились его победы на Олимпиаде в Сочи, я после этого прямо серьезно загорелся сноубордом. Через год попал в сборную, и понеслась — еще через год я уже в основном составе соревновался с Виком. Если честно, все настолько быстро произошло, что даже не верится.

— Кстати, вы к какому виду спортсменов относитесь — больше любите тренироваться или стартовать?

— Тренироваться. Хотя, наверное, одинаково. Но тренироваться на самом деле нравится.

— Вы говорили, что успех — результат высокой самоорганизации. Можете назвать себя режимщиком?

— На сборах — да (смеется). Дома все равно стремишься отдохнуть. Если серьезно приходишь в спорт и хочешь чего-то добиться, то тяжело в том смысле, что начинаешь меньше общаться с друзьями, семью редко видишь. Тренировки — отдых — тренировки. Но все равно спорт дисциплинирует. Как армия.

ГОТОВ ВЫСТУПАТЬ ЕЩЕ 20 ЛЕТ

— В так называемых «мягких» дисциплинах вовсю побеждают ребята, которым по 16-18 лет. В слаломе — в Москву приезжала 45-летняя Клаудия Риглер, вы в финале чемпионата мира соревновались с Роландом Фишналлером, который старше вдвое. Это два разных мира?

— Да. По трамплинам и перилам у молодых ребят ездить получается лучше — есть юношеская безбашенность, отсутствие страха помогает. В параллельных видах больше сказывается опыт. С возрастом становишься сильнее и физически, и психологически.

— Вас можно застать, например, в парке для слоупстайла?

— Ну, не все же слаломом заниматься. Могу после окончания сезона взять мягкую доску и покататься по «пухляку» (естественный снег за пределами подготовленных трасс — Прим. Team Russia), устроить фрирайд в лесу. Именно для собственного удовольствия, как развлечение.

— Сейчас вы чемпион мира в обеих поворотных дисциплинах сноуборда и среди юниоров, и среди взрослых. Уже думали, как теперь сохранять мотивацию — меньше чем за полгода одержано четыре таких победы?

— Если честно, я уже не думаю о них. Это история, пора начинать новую главу. Чемпионат мира прошел, впереди следующие старты. И есть турнир еще важнее, это Олимпийские игры. К нему нужно подходить с таким же настроем. А интерес к сноуборду у меня не пропадет, наверное, никогда. Мне это нравится, у меня получается. Готов посвятить этому делу свою жизнь.

— То есть вы представляете себя, как тот же Фишналлер, на доске и в возрасте под 40 лет?

— Честно говоря, настроен на это. Если не вмешаются травмы или другие факторы, надеюсь тренироваться и выступать до достаточно позднего возраста. Пока получается — надо заниматься.