Обратная связь

Виктор ЛОСЕВ: «НА ОЛИМПИАДЕ-88 САМЫМ ТРУДНЫМ БЫЛ ПОЛУФИНАЛ ПРОТИВ ИТАЛИИ»

Тридцать лет назад в Сеуле сборная Советского Союза во второй и последний раз победила в олимпийском футбольном турнире.

Воспоминаниями о той победе поделился с Team Russia капитан золотой команды Виктор Лосев, который без замен провел все шесть матчей в Южной Корее.

— По времени мы все дальше и дальше от того события, что-то постепенно забывается, но вспоминаю об Олимпиаде с неизменным удовольствием, — начал Лосев. — Это было огромное достижение. Вдвойне приятно, что в финале после знаменитого гола Юрия Савичева мы обыграли со счетом 2:1 сборную Бразилии, за которую выступали будущие чемпионы мира Ромарио, Бебето, Таффарел, Жоржинью.

— Вы ведь действовали в обороне против Ромарио?

— Не персонально, но на поле часто сталкивались. Именно он забил нам гол, оказавшись в нужной точке после подачи углового. Мастер высочайшего класса.

— Могли ли вы тогда представить, что опекаете лучшего футболиста мира, коим признала бразильца ФИФА по итогам 1994 года?

— Нет, конечно. Хотя было видно, что это очень сильный нападающий, человек-гол, умеющий в одиночку решить исход матча. Если его оставляли одного в штрафной площади, то ему было достаточно буквально полкасания. Неслучайно Ромарио впоследствии уйму мячей наколотил и за ПСВ, и за «Барселону».

— Был ли финал самым трудным матчем на турнире?

— Тяжелее пришлось в полуфинале против сборной Италии. Некоторые из ее футболистов спустя два года стали бронзовыми призерами чемпионата мира, другие в 1994 году играли в финале мирового первенства (На ЧМ-90 выступали Де Агостини, Феррара, Карневале, а также вратари Таккони и Пальюка, на ЧМ-94 — Пальюка, Тассотти и Эвани – прим. Team Russia). За 12 минут до окончания основного времени мы уступали 0:1, но настойчиво атаковали, и Добровольский хлестким ударом сравнял счет. А в дополнительное время Нарбековас и Михайличенко забили еще два мяча. К тому же при счете 2:1 в нашу пользу две подряд желтые карточки получил Феррара. Итальянцы на последних минутах только сократили отставание.

— А как вам показалась тогда сборная Аргентины, соперник по групповому турниру?

— За два года до того Аргентина выиграла чемпионат мира, но в Мексике выступала другая сборная. Та, что приехала в Корею, на многое претендовать не могла. Мы с ней легко разобрались. По-настоящему сложными получились полуфинал и финал. Тем более, что в обоих случаях потребовалось дополнительное время. Физическая усталость наслаивалась. Впрочем, бразильцам в полуфинале тоже пришлось провести дополнительные полчаса. Команду ФРГ они одолели в серии 11-метровых.

ПАРАДНЫЕ КОСТЮМЫ В КОРЕЕ НЕ НАДЕВАЛИ

— Участвовали в церемониях открытия и закрытия Олимпийских игр?

— Нет. Нам выдали парадные костюмы, но мы их так ни разу в Корее и не надевали. На групповом этапе наша команда играла не в Сеуле, а в Пусане, в который мы и прилетели. Там же проводили четвертьфинал с Австралией и полуфинал. В Сеул приехали за сутки до заключительного матча. Закрытие состоялось на следующий день после финала, когда Анатолий Бышовец и я, как капитан, улетели в Москву, чтобы принять участие в торжественных мероприятиях в аэропорту «Шереметьево». Остальные футболисты отбывали несколько позже, но в параде спортсменов тоже не участвовали.

— Хотя у Советского Союза не было дипломатических отношений с Южной Кореей, в Пусан на теплоходе доставили болельщиков. Слышали во время матчей их поддержку?

— Там были артисты из футбольной команды «Старко». Но массовых выездов на спортивные мероприятия в то время еще не устраивали. Возможности были другие. На наших матчах сидела лишь горстка людей с советскими флагами.

— Оглядываясь назад, какой видится роль в победе Бышовца?

— Как главный тренер, он подбирал состав и строил команду. А выбор футболистов тогда был большой. Это теперь не можем двух центральных защитников найти, а в Советском Союзе на каждую позицию имелось по три-четыре претендента. За олимпийский цикл мы провели 14 матчей, включая восемь отборочных, и ни разу не проиграли. Все это, безусловно, заслуга Бышовца и его штаба.

— Правда, что перед финалом, когда чуть ли не все вокруг были уверены в победе Бразилии, Бышовец произнес историческую фразу «По-настоящему блестит только золото»?

— Да, он это на самом деле сказал.

— Анатолий Федорович говорил мне, что, не имея в своем распоряжении звезд мирового уровня, создавал команду-звезду.

— Многие олимпийские чемпионы, тем не менее, уехали за рубеж, Михайличенко и Добровольский – в ведущие клубы Италии и Франции.

— А вы почему не попробовали себя за границей?

— Не то амплуа. Всем были нужны атакующие игроки, которые либо мячи забивают, либо голевые передачи делают. Защитники в то время большим спросом не пользовались.

ЗМС ДАЮТ И ЗА ВКЛАД В РАЗВИТИЕ ФУТБОЛА

— Как расцениваете выступление российской сборной на прошедшем домашнем чемпионате мира?

— Учитывая тот футбол, который сборная показывала в предшествующие два года, беспокоились, что даже с выходом из группы возникнут проблемы. Но мотивация была высокой, настраивать на борьбу никого не требовалось. Футболисты выдали, что могли. Честь им и хвала за это.

— Не находите параллелей между нынешней сборной и олимпийской образца 1988 года, от которой тоже ничего особенного не ждали?

— В том, что обе команды превзошли ожидания, общее можно найти. Конечно, никто не думал, что мы будем в финале, не говоря уж о золоте.

— Наутро после победы вам вручили в олимпийской деревне удостоверения заслуженных мастеров спорта. Выходит, спортивные чиновники все-таки готовились?

— Выписать «корочки» технически несложно.

— Если бы проиграли в финале, ЗМС не дали бы?

— Конечно, нет!

— Между тем на домашнем чемпионате мира хватило попадания в четвертьфинал.

— Теперь ситуация другая. Заслуженных мастеров и за вклад в развитие футбола присваивают.

— Не собираетесь отметить 30-летие олимпийской победы?

— Никаких торжеств не предусмотрено. Да и трудно теперь всех собрать. В команде были украинцы, литовцы, грузин. Мы теперь в разных государствах. Общаюсь с Алексеем Чередником и Владимиром Лютым, который живет в Германии. С Михайличенко пересекались. Еще в то время, когда с Украиной были нормальные отношения, ездил туда в составе команды ветеранов московского «Динамо». С Игорем Добровольским встретились в Турции, куда он приехал со сборной Молдавии, а я – с «Уфой», в которой был помощником главного тренера Игоря Колыванова. С Александром Бородюком на протяжении прошлого года работал в сборной Казахстана, но в национальной федерации сменилось руководство, и пришлось уйти. Обычное явление…

Перейти к верхней панели