Обратная связь

Вячеслав КРАСИЛЬНИКОВ: «ДАВНО ХОТЕЛ ИГРАТЬ В ПАРЕ СО СТОЯНОВСКИМ. РАЗНИЦА В ВОЗРАСТЕ НЕ МЕШАЕТ»

Интервью порталу Team Russia дал Вячеслав Красильников. В начале июля вместе с Олегом Стояновским он выиграл в Гамбурге золото чемпионата мира по пляжному волейболу, добившись самого высокого для россиян достижения в этом виде спорта. Дополнительным бонусом для нашей пары стала путевка на олимпийский турнир в Токио-2020.

ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ — ОЛИМПИЙСКАЯ МЕДАЛЬ

— Со времени вашей исторической победы прошло полторы недели. Когда в полной мере осознали, что вы чемпион мира?

— Не сразу. Радовались, конечно, победе, интервью раздавали, в социальных сетях получали поздравления. Было приятно, что нас поздравил на своем официальном сайте Президент России Владимир Владимирович Путин. Но нам предстояло ехать из Германии в Швейцарию на следующий турнир, так что настраивались снова соревноваться. Особые чувства нахлынули, когда вернулись в субботу домой, когда я обнял жену и ребенка, встретился с родными и близкими, когда меня приветствовали болельщики из Санкт-Петербурга, в котором живу уже восемь лет.

— Многие спортсмены, добившись цели, признавались, что их посетило определенное опустошение: все, высота взята. Не испытали такого?

— Нет, потому что победа на чемпионате мира не была для меня глобальной целью. Главное – олимпийская медаль. Иду к ней и мотивирован так же, как прежде.

— Но в нынешнем сезоне вы, наверняка, были в первую очередь сосредоточены на чемпионате мира?

— Естественно, выступление на нем было основной задачей сезона. Готовились очень серьезно, и это принесло свои плоды.

— Стояновский сказал, что в вашем дуэте именно вы отвечаете за психологическое состояние. При этом глава Всероссийской федерации волейбола Станислав Шевченко в беседе со мной по окончании победного финала отметил: «Красильников – эмоциональный человек, но сегодня он был абсолютно холоден и собран».

— Я могу эмоции выплеснуть, а потом собраться и спокойно играть. На больших турнирах умею – тьфу-тьфу-тьфу – концентрироваться, психологически настраиваться и помогать напарникам. У Олега в его 22 года чемпионат мира в Гамбурге был первым турниром столь высокого уровня. Серьезное давление ощущалось и в полуфинале, и в финале, в котором около 13 тысяч болельщиков, понятно, желали победы немецкой паре Юлиус Толе / Клеменс Виклер. Невольно начинаешь прокручивать в голове: «Вот сейчас надо, такого шанса может больше и не быть». В этой ситуации моя задача состояла в том, чтобы подбодрить напарника и помочь ему справиться с психологической нагрузкой.

Олег ведь в финальной игре ни одного блока не поставил. Порой немцам просто везло, но это все равно выводит из себя.

— Соперники действовали предельно аккуратно, не так ли? Иногда оставалось диву даваться, как относительно невысокий Виклер умудряется направлять мяч мимо блока огромного Стояновского.

— Каждый строит игру на своих сильных качествах.

СКАЗАЛ СТОЯНОВСКОМУ: «ОЛЕЖ, НЕ ПАРЬСЯ…»

— В финале Стояновский в первой партии постоянно подавал в аут, но потом, как и в полуфинале, разошелся на тай-брейке и стал добывать очки благодаря своей убийственной подаче. Ему удалось справиться с волнением?  

— Конечно. Поначалу он был зажат. После первой партии я ему говорил: «Олеж, не парься. Подавай спокойно и не думай о том, что можешь ошибиться. Да, мы проиграли первую партию, но вторую выиграем и третью – я тебе обещаю – тоже». В концовке Олег перестал нервничать и все наладилось.

— Между тем показалось, что во время тайм-аутов вы совсем немного разговаривали?

— Много и не надо. Достаточно отдельных фраз. Не думай об ошибках и о возможности проигрыша, не переживай из-за блока. В каждом тайм-ауте я ему внушал: все нормально, сейчас партию выиграем, а в третьей дожмем.

— Какой матч на чемпионате мира был самым трудным? Финал против хозяев площадки?

— Полуфинал против американцев Тревора Крэбба и Три Борна тоже был очень тяжелый. Простая игра получилась только на групповом этапе с японцами. А остальные все были достаточно тяжелыми, даже если по счету этого не скажешь.

— На «мейджоре» в швейцарском Гштаде, состоявшемся уже после чемпионата мира, вы проиграли бразильцам Сайману Барбозе и Гуто в матче за выход в 1/8 финала. Сказалась усталость?

— Да. И прежде всего психологическая. С конца мая мы приняли участие в турнирах в Китае, Чехии и Польше. Всё это было частью подготовки к чемпионату мира, так что играли под определенной нагрузкой. Усталость копилась. Но это тоже опыт для нас.

— Между тем бразильцы, которые нанесли вам поражение, даже не участвовали в чемпионате мира.

— Мы с ними до этого встречались два-три раза, а проиграли впервые. До этого в Гштаде уступили в группе другой бразильской паре – Алисон / Алвару Филью. Победили их в первой партии, а потом, когда потребовалось включить эмоции, заряда не осталось.

В ЯПОНИИ МНЕ НРАВИТСЯ — КОМФОРТНО, ЧИСТЕНЬКО

— Верно ли впечатление, что в вашем виде спорта сложилась очень высокая конкуренция, исход матчей часто решают детали и соперники с достаточно скромным рейтингом могут обыграть фаворитов?

— Я бы так не сказал. Есть примерно пять команд, которые постоянно борются на турнирах за попадание в квартет сильнейших. Ровно играют поляки Гжегож Фьялек и Михал Брыль, норвежцы Андерс Мол и Кристиан Сёрум, испанцы Пабло Эррера и Адриан Гавира, американцы Тревор Крэбб и Три Борн, а также мы.

— В одном из интервью вы сказали, что вам нравится выступать в Австрии и Швейцарии. Как насчет Японии?

— Мне там тоже очень понравилось, хотя в Йокогаме, где мы однажды играли с Константином Семеновым, было очень жарко. Насколько помню, заняли там 4-е место. Но все было хорошо организовано, в стране комфортно, чистенько.

— Каковы шансы поехать на Олимпийские игры у вашего друга Семенова, дочери которого вы приходитесь крестным отцом? В олимпийском рейтинге они с Ильей Лешуковым сейчас в самом конце списка 15 лучших дуэтов, которые получат путевки в Токио.

— Думаю, ребята прибавят, будут показывать более стабильные результаты и отберутся по очкам. Есть, кстати, еще пара Никита Лямин / Тарас Мыськив, которая тоже может претендовать на участие в Олимпийских играх.

— Только они в рейтинге на сегодняшний день далековато. К слову, вы еще в прошлом сезоне выступали вместе с Ляминым, два года назад были с ним бронзовыми призерами чемпионата мира. Почему вновь сменили партнера?

— Настал момент, когда мы поняли, что дальше не можем выступать вместе. Присутствовал психологический фактор. На площадке мы не очень хорошо реагировали друг на друга. Да и результаты были не самыми лучшими. Одно к другому.

— Стояновского в качестве партнера вам подыскала национальная федерация?

— Мы с Олегом давно хотели играть друг с другом. У федерации тоже были в отношении нас планы, и она дала добро. Мы приняли предложенные условия и нацелились на чемпионат мира и Олимпийские игры.

— Разница в возрасте в пять с половиной лет не мешает?

— Нет. В некоторых моментах она чувствуется, но у нас одни и те же цели, и вообще в человеческом плане мы схожи. Даже после длительных сборов не надоедаем друг другу.

— Вы живете в Санкт-Петербурге, Стояновский – в Москве, при этом ваша пара приписана к клубу «Факел» из Нового Уренгоя. Где тренируетесь?

— В основном со сборной страны. То в Москве, то за рубежом.

— Сейчас небольшая передышка перед чемпионатом Европы, который пройдет с 5 по 11 августа в Лужниках. Как ее проведете?

— Уже в 20-х числах июля у нас начнутся сборы. Поедем в Вену на следующий «мейджор». И только после этого чемпионат Европы.

— В Гамбурге европейцы впервые на чемпионате мира заняли у мужчин весь пьедестал почета. Это стечение обстоятельств или тенденция?

— Считаю, Европа растет и наступает на пятки США и Бразилии, где пляжный волейбол — массовый вид спорта.

— На домашнем континентальном первенстве рассчитываете подтвердить свой высокий статус?

— Хотелось бы завоевать еще один титул. Серебро чемпионата Европы у меня уже было (в 2016 году в паре с Семеновым – Прим. Team Russia). А чемпионство есть чемпионство.