Обратная связь

«Я ПОСЛЕ ТРЕНИРОВКИ ИДУ ДОМОЙ, А АРТЕМ – В СПОРТЗАЛ». История одной из самых красивых пар легкой атлетики

Кристина Сивкова и Артем Макаренко - о выступлении на международных соревнованиях, конкуренции и романтике в спорте.

Кристина СИВКОВА

Родилась 28 февраля 1997 года.

Специализация — 100 метров, личный рекорд — 11.22 (2016 год).

Бронзовый призер чемпионата Европы в эстафете 4х100 м (2014). Бронзовый призер чемпионата Европы среди юниоров (2015). Многократная чемпионка России.

Артем МАКАРЕНКО

Родился 23 апреля 1997 года

Специализация — десятиборье, личный рекорд — 8112 очков (2017 год).

Чемпион России в семиборье и в десятиборье (2018 год). Участник молодежного чемпионата Европы-2019 в беге на 110 м с барьерами (четвертое место).

Кристина Сивкова и Артем Макаренко — одна из самых ярких пар в нашей легкой атлетике. Она — талантливый спринтер, многократная чемпионка России на дистанции 100 метров. Он — перспективный десятиборец, участник молодежного первенства Европы. При этом Артем остановился в шаге от пьедестала на молодежном ЧЕ-2019 в… барьерном спринте.

Они познакомились в Instagram, а встречаться начали на сборах. Омрачает эту красивую историю лишь то, что на данный момент нейтральный статус, а значит и возможность выступать на международных стартах, есть только у Артема.

Хочется верить, что совсем скоро наши спортсмены смогут участвовать во всех соревнованиях без исключения, но обойти грустную тему стороной мы не могли.

— Кристина, расскажите свою историю. У вас ведь был допуск к стартам, но затем международная федерация без всяких объяснений его не продлила.

Кристина: Я сама не знаю, почему так. Постоянно задаю этот вопрос самой себе и тренеру, но мы реально не понимаем. Нет никаких причин, почему у меня не может быть допуска. В пуле тестирования я состою с 2015 года. До 2016-го я была в международном пуле, затем меня сразу перенаправили в национальный пул РУСАДА. То есть меня непрерывно тестируют во внесоревновательном режиме уже лет пять.

— Артем, а вот у вас, в отличие от Кристины, право выступать в нейтральном статусе как раз есть.

Артем: Да, с этого года у меня есть допуск, хотя обращался я за ним с 2016 года. Прошел год с того момента, как меня включили в пул тестирования, и примерно через месяц после этого пришел допуск. Сейчас непрерывное нахождение в пуле в течение года — один из основных критериев.

— Тяжело вам дается регулярное заполнение информации о местонахождении? Многие российские спортсмены испытывают с этим большие сложности.

Кристина: В принципе, если относиться к этому ответственно, ничего сложного нет. Мы же профессиональные спортсмены и должны соблюдать определенные правила. На каждый день ты заполняешь место, где ты находишься, и ставишь час, в который ты гарантированно там будешь. Допустим, ставишь «дом» и промежуток с 6 до 7 утра.

— А потом внезапно остаешься ночевать у друзей и допинг-офицер не находит тебя на месте.

Артем: В такие моменты и бывают накладки, да. Либо тебе внезапно понадобилось куда-то уехать и вылетело из головы, что надо поменять информацию в системе.

МЕЖДУ БАРЬЕРАМИ И ДЕСЯТИБОРЬЕМ ВЫБИРАЮ ВТОРОЕ

— Артем, кем вы все-таки себя считаете: десятиборцем или барьеристом-спринтером? Этим летом вы выступали в обоих видах.

Артем: Десятиборцем. Просто этот сезон сложился так, что я выступал именно в барьерах. Но готовлюсь я по-прежнему к многоборью.

View this post on Instagram

?

A post shared by Артем Макаренко (@artem.makj) on

— На недавнем чемпионате Европы вы реально собирались одновременно выступить и в барьерах, и в десятиборье?

Артем: Да, но после барьеров все пошло не так. Силы кончились. Мы с тренером, конечно, изначально понимали, что легко не будет. Но наверное, выступать в двух видах возможно только при грамотном восстановлении. У нас же, так получилось, в команде не было ни доктора, ни массажиста. Наверное, есть ограничения, связанные с нейтральным статусом. Тренеры и медперсонал тоже должны получать допуски. После финала в барьерах пытался найти хотя бы бочку со льдом, чтобы восстановить мышцы, но вместо этого меня забрали на допинг-контроль.

— Получается, что у вас есть допуск, но нет норматива на чемпионат мира. Будете пытаться его выполнить?

Артем: Нет, мы с тренером поговорили и решили остановиться. Сезон был сложный, возможность выполнить норматив теперь будет только в сентябре. У меня уже был опыт, когда я соревновался в это время. Вроде бы нормально подготовился, но после первого дня понял, что сил вообще нет. Многоборье — это такой вид, к которому надо подходить во всеоружии. Хорошо выступать в нем даже раз в месяц почти невозможно.

— Думая о будущем сезоне, у вас нет мысли все-таки сосредоточиться на барьерном спринте? Зачем два дня пахать в многоборье, если можно пробежать 110 метров — и все?

Артем: В десятиборье я знаю свои возможности и понимаю, как набирать высокую сумму. Просто в этом году были факторы, которые не позволили это сделать. Для барьеров же я особенно ничего не делаю, они просто получаются. Мне, честно, больше нравится десятиборье, я давно им занимаюсь и хочу реализоваться именно в нем.

— Какие у вас любимые виды, помимо барьерного спринта?

Артем: Бег мне дается легко, технические виды — сложнее.

— Это, кстати, нетипично для российской школы — обычно наши спортсмены предпочитают технические виды.

Артем: Да, особенно быстро у нас никто не бежит. Но мы с тренером считаем, что основа многоборья — это спринт. Все-таки нас девять скоростно-силовых видов из десяти. Это раньше была эпоха огромных многоборцев, которые весили под 100 кг, совсем не бежали, зато нереально метали и прыгали. Сейчас все ребята очень стройные, подсушенные, быстрые. При этом даже в метаниях они выходят на результаты прежних атлетов.

— Кристина, вы же тоже, наверное, как большинство легкоатлетов, начинали свою карьеру с многоборья?

Кристина: Нет, до встречи с Артемом я даже не знала, что это такое. Понятия не имела, как это выглядит, какие суммы нужно набирать…

— Десятиборье ассоциируется с пахотой на тренировках, но и подготовка к спринту — тоже далеко не отдых. Кто из вас больше тренируется?

Кристина: Конечно, Артем. Он каждый день готовит по два-три вида, а я делаю скоростную работу — и все. Допустим, я отбегаю одну тренировку, потом уйду домой и буду отдыхать. А Артем после нее еще пойдет в зал, еще что-то поделает…

БОРОТЬСЯ С ЯМАЙСКИМИ БЕГУНЬЯМИ? ВОЗМОЖНО ВСЕ

— Какой сейчас объем тренировочной работы выполняете?

Кристина: В прошлом году у меня были проблемы со здоровьем, мы быстро все нагоняли, были прям тяжелые тренировки. В этот раз все несколько помягче, и, порой, даже есть ощущение, что я не дорабатываю.

— Артем, в ваших дисциплинах конкуренты есть — Сергей Шубенков, Илья Шкуренев. Вы как-то общаетесь, обмениваетесь опытом?

Артем: С Ильей мы часто пересекаемся на сборах, а с Сергеем я не знаком. Конкуренция всегда помогает, когда есть люди, которые лучше тебя — стараешься за ними тянуться. Мне еще и очень повезло в этом смысле с тренером — он многоборец — я стараюсь равняться на его результат. По сути, это и есть моя мотивация.

— В Дохе по своим видам спорта за кого будете болеть?

Кристина: В первую очередь — за своих. А из спринтерш очень мощно бегут ямайские девушки. Не думаю, что кто-то сможет составить им конкуренцию. Если приедут втроем, то они между собой медали и разыграют.

— Вообще следите за международными стартами? Или отсутствие допуска отбило всякое желание следить?

Кристина: Всегда следим. Болеем за ребят, которых знаем.

— Кристина, как вы считаете, бороться с девушками с Ямайки невозможно?

Кристина: Почему нет? Все возможно — до какого-то уровня. У тебя будут определенные времена, с которыми ты сможешь справиться. У них, возможно, будет еще быстрее. Опять же, наверное, у них в стране совсем другое восстановление. Вся работа по-другому строиться, и им легче добиться результата, чем у нас в России. Хотя бы потому, что у нас нет сильной конкуренции. Наверное, это тоже одна из составляющих.

— Вы были бы рады, если бы появилась на внутренней арене девочка, которая бежала бы 100 м за 11,20 — 11,30?

Кристина: Думаю, да. Потому что в 2016 году, когда я установила личный рекорд, соперница тоже пробежала достаточно быстро, и меня это так разозлило! В итоге в финале я пробежала по личному рекорду. Так что меня, наверное, это бы подбодрило немножко.

МАССОВЫЕ ЗАБЕГИ — ЭТО КРУТО, ХОТЯ САМ Я СТОЛЬКО НЕ ПОБЕГУ

— Профессиональная легкая атлетика находится на спаде, но любительская приобрела невероятную популярность — проводится огромное количество беговых мероприятий по всей стране. Как вы к этому относитесь?

Артем:  Это, конечно, хорошо. Это показывает, что люди в этой сфере работают, занимаются развитием. Все любительские забеги собирают больше людей, чем любые соревнования под эгидой Всероссийской федерации легкой атлетики.

— Вы сами когда-нибудь пробовали бежать на шоссе?

Артем: Бывает, иногда можно побегать небольшой кроссик рядом с домом, но не более того.

Кристина: Я — нет. Не люблю долго бегать.

Артем: Спринтерам это вредно.

Кристина: Для спринтеров длинный бег — это не очень хорошо. Бегаю максимум километр для разминки.

— Зато спринтеры очень любят тренажерный зал. Какие у вас там рекорды?

Кристина: Я, наверное, только с прошлой зимы начала более осознанно подходить к штанге, понимать, что это тоже нужно, чтобы бежать быстрее. Я не очень сильная в этом деле. Рывок сделаю килограмм 45, полный присяд — 100 килограмм, а жим — 62 килограмма. Да, Артем, 62?

— Судя по тому, что вы советуетесь с Артемом, он курирует вашу силовую подготовку?

Артем: Да, мы часто встречаемся в зале.

Кристина: Он мне помогает, страхует меня, советует, что нужно делать.

— На какие-то ошибки друг другу вы можете указать?

Артем: Да, на этом фоне у нас часто бывают… дискуссии (смеется).

Кристина: Я просто критику очень тяжело воспринимаю. Артем тоже не очень хорошо к ней относится. Бывает, говорим друг другу что не так.

Артем: Кристина бывает мне тоже что-то подсказывает. Свежий взгляд со стороны иногда тоже важен.

— Есть вообще какие-то сложности связанные с теми, что в паре оба — спортсмены?

Кристина: Мне кажется, это наоборот очень хорошо, когда человек понимает, чем ты занимаешься, чего тебе это стоит, осознает всю сущность твоего занятия. Кажется, понимание тебя и того, чем ты живешь — это вообще самое важное, что может быть в отношениях.

— Какую роль в вашей подготовке играет питание?

Кристина: В соревновательный сезон я позволяю себе все. В умеренных количествах — не ем 24 часа в сутки. Когда идет подготовительный сезон, мы стараемся следить за тем, что мы кушаем, как питаемся, какими продуктами.

— В чем приходится себя ограничивать?

Кристина: В мучном, сладком…

Артем … и просто вредной еде.

Кристина: Может быть, это не для всех одинаково важно. У кого-то организм так реагирует, у кого-то по-другому. Лично мне может быть плохо на тренировке, если съем что-то жирное или что-то плохо усваивается.

Артем: Я в последнее время стараюсь питаться правильно. Но даже если начинаю есть все подряд, на мне это не сказывается. Вес не набираю, как бы мне этого ни хотелось. Все равно стараюсь есть чистую пищу.

— Кто готовит у вас? Или вы все время на сборах, и не приходится?

Артем: Ой, на сборах так невкусно кормят обычно…

Кристина: …что мы ездим домой покушать. В основном готовлю я, но и Артем тоже может, когда у него настроение есть

 

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели