Обратная связь

Яхтсмен Даниил Крутских: «На «радиале» два года не гонялся, а стал чемпионом мира»

На днях Даниил Крутских первым из россиян завоевал золото на чемпионате мира по парусному спорту в классе «Лазер радиал». В интервью порталу Team Russia 19-летний яхтсмен рассказал о себе и своей спортивной семье, планах на ближайшее будущее.

В Мельбурне Крутских принял участие сразу в двух чемпионатах мира – в олимпийском классе «Лазер стандарт» (9–16 февраля) и классе «Лазер радиал» (21-28 февраля), который входит в программу Олимпийских игр у женщин, а для мужчин считается переходным. Как пояснила главный тренер национальной сборной по парусному спорту Наталья Иванова, в нем соревнуются спортсмены с небольшим весом и юниоры.

С ПЕКИНСКОЙ ОЛИМПИАДЫ МАМА ПРИВЕЗЛА КИТАЙСКИЕ ИГРУШКИ

— Сколько же времени вы, Даниил, провели в Австралии?

— Два месяца и одну неделю. До чемпионатов мира там состоялись еще две регаты, так что у нас в Мельбурне были и сборы, и подготовительные соревнования, на которых можно было проверить себя, чтобы устранить пробелы.

На «радиале», кстати, до этого уже два года не гонялся. Но, поскольку все равно находились в Мельбурне, решили выступить и на втором чемпионате мира. Лодки там были отличные, условия в целом тоже. Остались – и получилось так, что я выиграл. «Радиал» от «стандарта» только парусом отличается. Все остальное одинаковое.

— Принимаете поздравления? Вас ведь сам Президент России поздравил.

— Это было неожиданно и приятно. Поначалу в легком шоке находился. Мне показали скрин телеграммы, потом сам нашел ее текст в Фейсбуке. Вообще меня как никогда бурно поздравляли.

— Теперь отдыхаете?

— Только чуть-чуть от воды. Тренировки в зале никто не отменял.

— Штангу приходится поднимать?

— Разве что раз в неделю. Чисто силовых упражнений немного. В основном скоростно-силовые, которые выполняем по многу раз. Работаем на высоком пульсе. Закачиваем ноги, пресс, спину — все тело нагружаем.

— Известно, что вас тренируют родители – Владимир и Диана Крутских. Они были с вами в Австралии.

— Только отец.

— Ваши родители по два раза участвовали в Олимпийских играх. Помните, как ваша мама ездила в 2008 году в Пекин и, между прочим, заняла там высокое 6-е место в классе «Инглинг»?

— Мама – молодец! Но воспоминания у меня смутные. Ничего конкретного рассказать не могу. Мне же было только 8 лет. Дома, впрочем, остались сувениры с пекинской Олимпиады — разные китайские игрушки.

— Между тем ваш отец в прошлом году в третий раз победил на чемпионате мира среди ветеранов — «Финн-Мастерс», выиграв в Копенгагене все гонки. Мама тоже продолжает участвовать в соревнованиях?

— Нет. Мужчины собираются в том или ином месте, состязаются, общаются, делятся воспоминаниями. У яхтсменок же не сложилось подобное сообщество тех, кому за сорок. Хотя иногда мама выезжает с папой на соревнования, если они происходят где-нибудь в Европе.

В ПИТЕРЕ НРАВИТСЯ БОЛЬШЕ, ЧЕМ В СОЧИ

— Как вы начали заниматься парусным спортом? Родители брали с собой в море?

— Мы жили в Анапе. Лет в шесть меня отдали в секцию парусного спорта. На занятия же водила бабушка, с которой я подолгу оставался, поскольку родители уезжали то на сборы, то на соревнования.

— Бабушка по-прежнему живет в Анапе?

— Да. Приезжаем к ней каждое лето.

— Стефания Елфутина, бронзовый призер Олимпийских игр 2016 года в классе RS:X, обосновалась в Сочи. Сергей Комиссаров, родившийся в Подмосковье, тоже. Вы же уехали от теплого моря к холодному Финскому заливу. Как вы оказались в Санкт-Петербурге?

— Так жизнь сложилась. Первый класс школы я окончил в Анапе, а потом мы переехали. Но не в Петербург, а в Москву. В ней я учился со второго класса по девятый.

В Анапе яхт-клуб разрушили. На его месте построили коттеджи и бассейны. В Москве я занимался в СШОР «Хлебниково». Но однажды там возникли проблемы с финансированием, и родители перебрались в Питер, где открылся новый клуб «Крестовский остров». Куда они — туда и я.

В Сочи, так или иначе, приезжаю тренироваться. Но, откровенно говоря, мне больше по душе большие города. Питер вообще очень нравится. К тому же учусь в Университете физической культуры имени Лесгафта.

— Как удается совмещать учебу со спортом, связанным с длительными отлучками?

— К счастью, в университете идут навстречу. У меня индивидуальный график. Занимаюсь на сборах, а потом, когда появляются окна, приезжаю и сдаю все предметы.

— Где на воде тренируетесь?

— Наш клуб называется «Крестовский остров», на нем он и расположен, рядом со стадионом. Выходишь из устья реки – и оказываешься в Финском заливе.

— На матчи «Зенита» по-соседству не заглядываете?

— Нет. За футболом немного слежу, но не особо им увлекаюсь.

— Какие же виды спорта, помимо парусного, вам нравятся?

— Играл немного в баскетбол, но исключительно для себя. Когда начал играть, набежало уже шесть лет занятий в парусном спорте, в котором все устраивало, так что и не думал что-то менять. Смотрю по телевизору матчи НБА. Когда приезжаю в Питер, играем с бывшими одноклассниками в волейбол. Мне почему-то больше нравятся игры, в которых нужно руками работать.

— Еще какие-то увлечения у вас есть?

— Чего-то серьезного нет. Каждую зиму с родителями и друзьями ездим кататься на сноуборде в Италию. Примерно на неделю. Но это просто для отдыха.

Парус, на самом деле, очень много времени занимает. Вот сейчас провели два с половиной месяца в Австралии. Вернулись 3 марта, а уже 8-го летим в Пальму-де-Мальорку на Кубок Принцессы Софии (регата пройдет с 25 марта по 4 апреля, а беседа с Крутских состоялась в преддверии женского праздника – Прим. Team Russia). Там будет решаться, кто от России поедет на Олимпийские игры в Токио в классе «Лазер». Потом намечен этап Кубка мира в Генуе, хотя слышал, что его могут отменить из-за коронавируса.

БУДУ ВЫСТУПАТЬ В «ЛАЗЕРЕ», ПОКА ОН В ОЛИМПИЙСКОЙ ПРОГРАММЕ

— Вы посещаете разные страны. Где было особенно интересно? Где еще хочется побывать?

— В Австралии было круто. Но она мало отличается от того, что доводилось видеть в Европе. В Новой Зеландии, пусть она попроще, больше понравилось. Тем более, что в Мельбурне мы в основном находились на океане и лишь иногда отлучались в город, а в Новой Зеландии четыре дня с командой путешествовали.

Еще в Китае понравилось. В Америке пока побывать не довелось, но было бы интересно посмотреть.

— У вас есть шансы побороться на Мальорке за олимпийскую лицензию?

— Они есть всегда. Случаются фальстарты, черные флаги. Самый подготовленный спортсмен может выступить неудачно, улететь в серебряный флот (в регатах с большим количеством участников по итогам первых гонок происходит деление на золотой и серебряный флоты, внутри которых борются за места в верхней и нижней половинах; по сути, это квалификация – Прим. Team Russia). К тому же на Мальорке отбор будет производиться по итогам только четырех гонок, а не шести, как на чемпионате мира. Но объективно шансов у меня чрезвычайно мало. На чемпионате мира в классе «Лазер стандарт» я занял 54-е место, а Сергей Комиссаров – 24-е. Значит, мне надо обогнать его на 30 лодок. Это нереально.

— В будущем собираетесь выступать в «Лазере»?

— Пока он есть в олимпийской программе. Но кто знает, что будет в дальнейшем. «Финн» из Олимпийских игр убрали. Это самые тяжелые лодки, на которых гоняются мужики под сто килограммов весом. Но они нескоростные. Поэтому этот класс исключили как незрелищный. Телевидению интересны лодки, которые летают, как «Накра» под огромными парусами с экипажем из двух человек. Если «Лазеру» уготована судьба «Финна», буду искать альтернативу.

— Но ведь на Играх 2024 года в Париже «Лазер» будет присутствовать? 

— Да. К тому времени мне будет уже 24 года. Это, как мне кажется, самый пик карьеры. Так что надо упорно тренироваться, чтобы никто не остановил.

 

 

 

 

Перейти к верхней панели