Обратная связь

«За победу на Олимпиаде в Москве произвели из младших сержантов в офицеры». Воспоминания ватерполиста Евгения Гришина

На московских Олимпийских играх 1980 года ватерполисты сборной СССР, добившись успеха во всех восьми матчах, во второй раз в истории завоевали золотые олимпийские медали.

Чемпионами стали вратари Евгений Шаронов и Вячеслав Собченко, а также полевые игроки Евгений Гришин, Михаил Иванов, Сергей Котенко, Владимир Акимов, Майт Рийсман, Александр Кабанов, Алексей Баркалов, Эркин Шагаев и Георгий Мшвениерадзе. К сожалению, в истории отечественного водного поло тот триумф остается последним.

— Если бы не пресловутый бойкот Олимпийских игр в Лос-Анджелесе, то наша команда и в 1984 году заняла бы первое место, — сказал в интервью Team Russia Евгений Гришин. – В те времена наше водное поло было на подъеме. Мы выиграли два Кубка мира (в 1981 и 1983 годах – Прим. Team Russia), а также заняли первое место на мировом первенстве 1982 года в Эквадоре.

Позже была возможность победить на Играх 2000 года в Сиднее, но уж очень сильно тогда выглядели венгры, вернувшие себе чемпионский титул 24 года спустя. Россияне в Австралии стали вторыми.

УЧИЛСЯ ТЕННИСУ У АННЫ ДМИТРИЕВОЙ

— Вы родились в уникальной спортивной семье: ваш отец, Борис Гришин — призер Олимпийских игр по водному поло в 1964 и 1968 годах, а мама, Валентина Растворова — олимпийская чемпионка римских Игр 1960 года по фехтованию. Читал, что папа был против того, чтобы вы шли в ватерпол?

— Не совсем так. Наша семья жила в знаменитом «динамовском доме» на Новой Башиловке, где соседями были известные спортсмены: хоккеист Александр Мальцев, баскетболистка Галина Воронина и многие другие. Будучи мальчишкой, я с завистью смотрел на них и записывался в разные секции, благо стадион «Динамо» находился в шаговой доступности. Отец в этом вопросе на меня не давил. Занимался футболом, немного фехтованием, а поскольку этажом выше находилась квартира многократной чемпионки страны по теннису Анны Дмитриевой, со временем взял в руки ракетку.

— И каковы были успехи?

— Анна Владимировна тренировала меня полтора года. Показывал достойные результаты по юношам на первенстве Москвы, и, если бы Дмитриеву не пригласили на Центральное телевидение, то моя спортивная карьера развивалась бы именно в этом направлении. Теннис мне очень нравился.

— В итоге гены победили, и вы пришли в бассейн?

— По прошествии многих лет я понимаю, что все закономерно двигалось в этом направлении. Попробовав многие виды спорта, в том числе плавание, я оказался в динамовской ватерпольной секции вместе с Георгием Мшвениерадзе. С ним мы прошли путь от юношеской команды до основной. Чуть позже к нам подключился Миша Иванов.

Евгений Гришин (справа) с родителями. Фото: Алексей Иванов («СЭ»)

ЗАПОЛНИЛ В СОСТАВЕ ПОСЛЕДНЮЮ ВАКАНСИЮ

— За какие заслуги вас пригласил в сборную Борис Никитич Попов?

— На самом деле вызов в национальную команду я получил еще в 1978 году, когда ее возглавлял Владимир Семенов, сменивший легендарного Анатолия Блюменталя. Он повез команду на чемпионат мира, проходивший в Западном Берлине. Там мы заняли только четвертое место, и уже через год у руля сборной встал Попов. Была поставлена конкретная задача – реабилитироваться за провал на Играх 1976 года в Монреале, где советские ватерполисты стали лишь восьмыми.

За полтора месяца до начала московской Олимпиады состав был фактически определен. Вакантным оставалось лишь одно место в защите. На него претендовали два игрока – ваш покорный слуга и другой московский динамовец — Володя Сидореев. На предолимпийском турнире в Москве я произвел на Бориса Никитича хорошее впечатление и вскочил, что называется, в последний вагон уходящего поезда.

— Моложе вас в команде был только Георгий Мшвениерадзе, которому не исполнилось еще и двадцати лет. Эркин Шагаев старше лишь на 8 месяцев. На ваш взгляд, какую роль в общекомандном успехе сыграла молодежь?

— Думаю, что вся наша троица сыграла ровно, и выделить кого-то персонально довольно трудно. Конечно, нужного опыта у нас не хватало, хотя мы и засветились на нескольких крупных турнирах среди взрослых. Отсутствие опыта компенсировалось полнейшей самоотдачей в каждом игровом эпизоде. Нам очень помогали ветераны, олимпийские чемпионы 1972 года Вячеслав Собченко, Алексей Баркалов, Александр Кабанов. На сборах нам доставалось от них – журили за каждую промашку. Зато в игре мы ощущали колоссальную поддержку. Смею вас уверить, что если бы в команде была атмосфера раздрая, то не видать бы нам золотых медалей, как собственных ушей. Сплав молодости и опыта, чувство единения помогали побеждать искушенных соперников.

24 июля 1980 года. Венгрия — СССР — 4:5. Евгений Гришин (слева) против Иштвана Сивоша. Фото: rian

ДИСКОТЕКИ В ОЛИМПИЙСКОЙ ДЕРЕВНЕ НЕ ПОСЕЩАЛИ

— Какие впечатления сохранились в памяти от проживания в Олимпийской деревне?

— Для российской делегации был выделен отдельный дом. Вокруг царила обстановка чистоты и домашнего уюта. Не могу сказать, что мы регулярно общались с ребятами из других видов спорта – пересекались обычно в столовой. Кстати, меню поражало разнообразием. Оно включало, наверное, миллион блюд (смеется). Но мы практически не обращали на это внимания. Голова была занята мыслями только о соревнованиях.

Интересно, что многие участники Олимпийских игр из Африки и Азии получали от жизни в деревне настоящий кайф. Каждый вечер для них на центральной площади гремела дискотека, где они отрывались по полной программе. Мы же были лишены таких радостей: бассейн – деревня – столовая – разбор игры.

— Впоследствии квартиры в деревне были отданы очередникам. Вам там прописаться не хотелось?

— Сразу после Игр мне была выделена однокомнатная квартира на Речном вокзале. Если учесть, что тогда я еще был холостяком, а в Олимпийской деревне предлагались в основном «трешки», то такой вариант мною даже не рассматривался.

— Насколько сильно поменяла свой облик Москва в год Олимпийских игр?

— Запомнились милиционеры в белых рубашках, пустынные улицы. Все было вылизано – город выглядел идеально чистым. Новые олимпийские объекты поражали грандиозностью, а магазины – наличием на прилавках дефицитных продуктов, таких, как финская колбаса, сок в картонных коробочках, жевательная резинка. Даже какие-то импортные вещи появлялись в продаже. Праздник, да и только!

— Церемонию открытия Игр удалось посетить?

— К сожалению, нет. За несколько дней до начала соревнований получил небольшую травму. Вся команда пошла на открытие, а я в компании массажиста и доктора остался на медицинские процедуры.

Владимир Акимов. Фото: cska.ru

В 80-м ГОДУ У СССР БЫЛА КОМАНДА-ЗВЕЗДА

— На групповом этапе советские ватерполисты одержали победу над серебряными призерами Игр в Монреале итальянцами — 8:6. Они, кстати, выступали в Москве под нейтральным флагом.

— Мы на это не обращали никакого внимания. Ватерпольный турнир де-юре собрал всех сильнейших. Из-за бойкота в Москву не приехали только сборные США и ФРГ. Американцы в мировом рейтинге не котировались, а немцы занимали, кажется, шестое место. Их отсутствие не сыграло особой роли. А победа над итальянцами, чемпионами мира 1978 года, в составе которых блистал Джанни де Маджистрис, была важна в психологическом плане. Она закрепила веру в собственные силы.

— Финальный раунд стартовал 24 июля матчем с олимпийскими чемпионами 1976 года из Венгрии. Сложно было играть против Тамаша Фараго, лидера соперников?

— Помимо Фараго неприятности могли доставить и другие звезды сборной Венгрии: Габор Чапо, Иштван Удварди, Дьёрдь Хоркаи. Мы сумели их нейтрализовать, добившись победы со счетом 5:4. Одолев одного из грандов современности, почувствовали вкус золота.

— В последнем матче против югославов, который состоялся 29 июля, достаточно было и ничейного результата.

— Жизнь показывает, что практицизм в таких ситуациях приводит, как правило, к плачевному результату. Мы нацеливались только на победу и добились ее в невероятно тяжелой борьбе – 8:7.

— Как оцениваете свое выступление на олимпийском турнире?

— В защите сыграл на оптимальном для своего возраста уровне. Я действовал на позиции подвижного защитника, выключая из игры нападающих соперника. Огрехи, конечно, были – чего хотите от 20-летнего спортсмена? При этом, мне удалось забросить три мяча в двух матчах с испанцами. А вот четырехметровый штрафной бросок во встрече с венграми не реализовал, хотя был штатным пенальтистом.

— Кто, на ваш взгляд, служил стержнем той команды?

— Одной яркой звезды на Олимпиаде не было — была команда-звезда. В первую очередь спасибо надо сказать тренерскому штабу. Борис Попов и Вячеслав Скок в кратчайшие сроки смогли создать боеспособную сборную, введя в состав и молодых игроков, и умудренных опытом ветеранов. Мне кажется, что по игре именно олимпийские чемпионы Мюнхена Алексей Баркалов и Александр Кабанов были одними из лучших. Здорово действовал в воротах Евгений Шаронов, а в финальном раунде бомбардирскими качествами сверкнул Миша Иванов, забивший 8 голов.

Евгений Шаронов. Фото: твиттер ОКР

ДОПИНГ-КОНТРОЛЬ ПРОХОДИЛ ЧЕТЫРЕ ЧАСА

— На «золотом» матче против югославов родители присутствовали?

— Мама была на всех играх с моим участием. Она, как рассказывали позже болельщики, заводила трибуны, крича громче всех. Отец на Играх работал в одном из комитетов, отвечавших за проведение соревнований по водному поло. В бассейне пропадал с утра до вечера. Естественно, видел не все мои игры.

— Что происходило после заключительного матча?

Мне пришлось пойти на процедуру допинг-контроля, продолжавшуюся в течение четырех часов. Вся команда ждала меня в автобусе, а в Олимпийской деревне томилось руководство, приехавшее на небольшие посиделки, специально устроенные в нашу честь. На следующее утро всех отправили по домам, чтобы не мешали дальнейшему проведению соревнований. Иногородним сразу взяли билеты на самолет: Баркалову – в Киев, Шагаеву – в Ташкент, Котенко – в Алма-Ату. Те, кто жили в Москве, могли пользоваться аккредитацией. Мы наведывались в буфет Олимпийской деревни, но нас строго предупредили: «Дурака не валять и особо часто там не светиться».

— Торжественные мероприятия проходили уже после закрытия Игр?

— Всех динамовских спортсменов, завоевавших медали, собрали в большом зале на Ленинградке. Перед нами выступил будущий председатель КГБ Виктор Чебриков, после чего состоялось присвоение новых воинских званий. До Олимпиады я был младшим сержантом, а получил погоны младшего лейтенанта.

ХОРОШО, ЧТО ЕЩЕ ЦЕЛЫ «ЛУЖНИКИ»

— Два последних тура ватерпольного турнира проходили в бассейне СК «Олимпийский». Сейчас один из символов Олимпиады на реконструкции. Не переживаете за его судьбу?

— Мне иногда кажется, что решения в этих вопросах принимают люди, не представляющие, что такое Олимпийские игры, как много они значат для нас. Буквально неделю назад прошла информация чуть ли не о сносе этого сооружения. Можно было бы выбрать и другое время. Увы, уже нет знаменитого динамовского бассейна, ставшего кузницей кадров для многих поколений ватерполистов. Слава богу, что хоть Лужники еще целы!

— 25 июля не стало Владимира Высоцкого. Как вы узнали о его смерти?

— Тогда эту печальную новость мало кто узнал сразу, но нам о кончине актера шепнули в тот же день. Высоцкий был очень популярен. Его записи имелись практически в каждой семье, хотя это не афишировалось.

— Чем сейчас занимается олимпийский чемпион 1980 года Евгений Гришин?

— Нахожусь на заслуженном отдыхе. 1 октября прошлого года мне исполнилось 60 лет. Спортивный пенсионер живет не шибко — 15 тысяч рублей в месяц. Плюс олимпийская стипендия. Ее учредило правительство России, когда его председателем был Владимир Владимирович Путин. Был еще небольшой бизнес, приостановленный на период пандемии.

— С кем-нибудь общаетесь из той «золотой» сборной?

— К сожалению, четырех человек уже нет в живых: умерли Майт Рийсман, Алексей Баркалов, Александр Кабанов, а Владимир Акимов трагически погиб в 1987 году. Я вместе с Георгием Мшвениерадзе, начиная с 2004 гола, выступаю на чемпионатах мира и Европы среди ветеранов. В этом году первенство континента должно было состояться в Венгрии, но  коррективы внес коронавирус. Когда есть возможность, перезваниваюсь с Котенко, Шароновым, Ивановым.

 

Перейти к верхней панели