Обратная связь

«ЖЕНИЛСЯ, КУПИЛ КВАРТИРУ, ЗАВЕЛ КОТА. ТЕПЕРЬ МЫСЛИ О ТОП-3 КУБКА МИРА». Сергей РИДЗИК НА ТРАССЕ И ЗА ЕЕ ПРЕДЕЛАМИ

Призер Олимпийских игр-2018 в ски-кроссе рассказал Team Russia, как восстанавливался после тяжелой травмы в прошлом сезоне, как готовился к нынешнему и какие задачи ставит перед собой на ближайший год.

В феврале 2018-го Сергей Ридзик стал известен всей стране. В одной из самых тяжелых дисциплин фристайла – ски-кроссе он ворвался в финал, где разыгралась настоящая драма. Падение, героические усилия, финиш – и первая в российской истории бронзовая медаль.

Но в следующем сезоне олимпийский призер начал выступать только с января – причиной стала уже не первая в карьере тяжелая травма и длительное восстановление после операции на колене. Мы узнали у Ридзика, как сейчас он себя чувствует, поговорили о необычных тренировках прошлым летом и узнали, что Сергей не любит роликовые коньки. А также расспросили спортсмена, как он перенес вынужденный простой и что успел сделать за это время вне спорта.

— На данный момент процесс реабилитации окончен, с мая нынешнего года начал заниматься в составе сборной, — отметил Ридзик. — Как общефизической, так и специальной подготовкой. Моя цель на сезон — попасть минимум в десятку, максимум — в тройку лучших. Немного расстроен отменой этапа Кубка мира в Китае. Хотелось, чтобы перед Олимпиадой там прошло как можно больше тестовых соревнований. Настраивался проявить себя именно на будущей олимпийской трассе, изучить ее рельеф и особенности. Но из-за отмены этапа пришлось немного скорректировать планы, сейчас сфокусирован на домашнем этапе Кубка мира и на общем зачете.

— Старты в России отличаются по настрою?

— По настрою — нет. Я на всех соревнованиях стараюсь сохранять хладнокровие и безмятежность. Но это дом, понимаете? Надо себя показать. И конечно, хочется когда-нибудь надеть золотую корону, которую вручают в Миассе победителям.

АСФАЛЬТОВАЯ БОЛЕЗНЬ НА ПАМП-ТРЕКЕ НАЧАЛАСЬ С ПЕРВОГО ЗАЕЗДА

— Говорят, у сборной нынешним летом был интересный опыт. Расскажете?

— В Марьине есть крупнейший в Москве памп-трек — специальная трасса с волнами, трамплинами, контруклонами. Асфальтовая болезнь? В первый же день заработал. Вышло забавно — я забыл защиту для спины, и в первый же заезд, когда мы опробовали трассу, я упал с трамплина. Половину спины стер. Ничего страшного, до свадьбы заживет. Хотя она у меня была весной, новой не планирую (смеется).

— Какие в целом впечатления от такой подготовки?

— Для меня, как думаю, и для большей части сборной, это первый подобный опыт. Памп-трек заменяет тренировки на лыжах в момент, когда нигде нет возможности кататься на снегу. Подтянули и технику, и «физику» — такая тренировка максимально приближена к подготовке на трассе ски-кросса. Отработка таких элементов, как волны, повороты, контруклоны — неотъемлемая часть моей дисциплины. Но честно скажу, ролики я просто ненавижу. Обычные коньки еще более-менее, а вот на роликовых не люблю кататься. Не мое это, в обычной жизни никогда на них не стоял и не собираюсь. Ради тренировок, конечно, потерплю, это же моя работа. Но чтобы я вот так для души пошел кататься — нет, спасибо. Лучше прокачусь на велосипеде, мотоцикле, полетаю на параплане, с парашютом прыгну или с банджи, на скалодроме полазаю.

— Наверное, пришлось непросто физически?

— Очень тяжело, я просто умирал. Ноги колом вставали. Забивались настолько, что даже разогнуть их не мог. Если согнешь, то присядешь и потом не встанешь. Трасса требует от тебя вложения сил, полной отдачи. Не будет этого, не будет и результата. Как и у нас в ски-кроссе. Поэтому я и говорю, что такой трек максимально приближен к нашим условиям. Да, я получил кое-какие представления о прохождении поворотов, кое-где пришлось ломать технику. Если говорить в целом — в каких-то моментах я согласен с такой подготовкой, где-то остались внутренние противоречия. По сезону можно будет судить, что и как.

БЛИЖАЙШАЯ ЗАДАЧА — ПОПАСТЬ НА КУБОК МИРА

— В остальном нововведений в подготовке не было?

— Нет. Сбор в Парамонове, ОФП, потом лыжи, велосипед. Классика. Такой момент — надеюсь, в следующем году у нас появится подготовка на водном трамплине. Есть такая практика у ряда сборных. Да и у нас готовятся ребята из акробатики, могула — но у них фаза полета гораздо выше, это немного не то. Я уже говорил об этом с тренерами, надеюсь, они что-нибудь придумают.

— Первый старт сезона у вас прошел на турнире ФИС в Швейцарии. Вы стали там 11-м.

— Получился своеобразный тест. Квалификационный заезд порадовал, а в финальных что-то упустил тактически. Есть, над чем работать, мы провели разбор полетов. Впереди еще два международных старта в Австрии. Сам знаю, что в начале сезона обычно выступаю неудачно. Втягиваюсь, адаптируюсь, и так далее.

— Выходит, ближайшая задача — отобраться в сборную на первые этапы сезона?

— Да. Пройти отбор и попасть на Кубок мира. Несмотря на некоторые «но», тренерский совет утвердил критерии квалификации на первые этапы Кубка мира, которым нужно соответствовать. Посмотрим, как пройдут турниры в Питцтале.

НЕРВЫ, БОЛЬ, РАСШАТАННАЯ ПСИХИКА

— Давайте вспомним чуть подробнее про обстоятельства, из-за которых вы и пропустили так много времени.

— В мае 2018-го стало известно, что у меня разрыв мениска. И в июне пришлось делать операцию. Удалять его не стали, потому что была возможность сохранить — сшили. Восстановление после такой операции составляет примерно шесть месяцев, поэтому первую половину прошлого сезона, включая подготовительный период, мне пришлось пропустить. До Нового года просто ездил с командой, тренировался, восстанавливался. Приезжал домой, проходил реабилитацию в медицинских центрах. Потом снова ехал на сборы, катался на лыжах — работа была очень кропотливая.

— В плане результатов сезон пошел насмарку. Может, он вам взамен что-то дал?

— Считаю, что почти ничего. Нервы, боль, расшатанная психика (улыбается). Не люблю проигрывать, очень болезненно это переношу. С другой стороны, эта ситуация меня и стимулировала. Хотелось многое доказать самому себе. Пришлось подвинуть амбиции в сторону и работать. Хотя, конечно, посмотрел на ребят со стороны, кое-где «включил тренера». Где-то подсказать, помочь советом, порой даже покритиковать. В этом смысле что-то новое для меня открылось, получил своеобразный опыт.

— Как прошло возвращение?

— Вышел на склон в январе на этапе в шведском Идре. Там прошел квалификацию сразу на два этапа, неплохое начало. Колено, конечно, еще беспокоило, боялся за него. Да и о каких результатах идет речь, когда ты пропустил полгода? Но невзирая на трудности, мы готовились к американскому чемпионату мира. На него возлагали надежды как я сам, так и тренеры с руководством федерации. Но реализовать планы не получилось. Как назло, умудрился ошибиться на стартовой секции и упасть. В итоге проиграл и не попал в основную часть соревнований.

— Очень расстроились?

— Вы только вдумайтесь, как звучит: чемпионат мира в Соединенных Штатах Америки, и российский спортсмен становится победителем. Сильно? Мне кажется, что сильно, на фоне всех последних историй. У меня нет к американцам каких-то фобий или отрицательного отношения, просто история была бы красивая. В общем, не скажу, что сам себя порадовал.

— Но впереди было еще два месяца стартов.

— В принципе, весь сезон прошел в таком русле. Квалифицировался, дальше средне выступил, один заезд прошел, на второй не хватает сил. Ставил целью хоть что-то показать на домашнем этапе Кубка мира в Миассе, и выиграть чемпионат России. Что и получилось сделать уже в апреле. После неудач порой хотелось просто закрыть сезон и дать колену спокойно восстановиться. Жертвуя собой, я не получал желаемого, это расстраивало. Поэтому март я не выступал, полностью посвятил месяц реабилитации. Выиграл в Красноярске национальный чемпионат — слава богу, хоть какая-то радость от сезона.

КУПИЛИ КВАРТИРУ, ЗАВЕЛИ КОТА

— Вы прошлой весной сыграли свадьбу. Наш известный гимнаст, чемпион мира Артур Далалоян недавно рассказывал, что после этого события отношение к спорту меняется, хочется больше времени уделять семье. Согласны?

— Прекрасно его понимаю. Такой момент присутствует. Тяжелее идти на тренировки, отправляться на сборы. Радостнее приезжать домой. (смеется) Стараюсь к этому привыкнуть, жена поддерживает меня во всем душой и сердцем. И в спорте, и в других начинаниях. Знает, например, как я переживаю проигрыши и неудачи, все понимает.

— Вы сказали про «другие начинания». То есть уже подумали, что делать по завершении карьеры?

— Планирую заниматься развитием спорта в стране, его популяризацией в регионах. Хочу серьезно за это взяться. Когда подойдет время, задумаюсь, как именно реализовать свои желания. Пока просто обдумываю цели, свою миссию.

— Что в целом успели сделать в бытовом плане за время вынужденного простоя?

— Ну что — женился, съездил отдохнуть. Приехали на Шри-Ланку как раз когда там случились те сумасшедшие теракты — такое было, даже вспоминать тяжко. Царствие небесное всем погибшим. Что еще? Еще квартиру купил в Подмосковье, в Новогорске. Но пока не въехали — ремонт сделали, мебель купили, газ подключаем. Готовимся к переезду. Завел кота. Не покупал, беспородного взяли. Три дня в подъезде просидел, супруга говорит — ну что, будем брать? Я отвечаю — не возьмешь, я расстроюсь. Вот теперь с котом возится, он большой, ласковый. В общем — не скажу, что время прошло зря. Познакомился с разными людьми, приобрел полезный опыт. А что дальше — сезон покажет.

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели