Обратная связь

Евгения СТАРЦЕВА: “КАЙФУЮ ОТ ВОСПОМИНАНИЙ О ПОБЕДЕ НА ЧМ-2010”

Капитан женской волейбольной сборной России – о золоте ЧМ-2010, феномене Екатерины Гамовой и тактике выбора места в холодном троллейбусе.
Российская сборная, одержавшая на нынешнем первенстве планеты уже четыре победы подряд, досрочно вышла во второй этап турнира, проходящего в Японии. Интересно, что из нынешнего состава только двое спортсменок играли на победном для России чемпионате мира, состоявшемся в Стране Восходящего Солнца восемь лет назад: Наталия Гончарова и Евгения Старцева. При этом если первая на том турнире эпизодически подменяла находящуюся на пике карьеры Екатерину Гамову, то Евгения была основной связующей.

– Каким сейчас вспоминается тот чемпионат? – спросил я у нее.

– Тогда мне повезло – попала в команду, в которой было очень много сильных игроков. Я была совсем молоденькой и, наверное, толком не понимала, что вообще происходит. А вот спустя восемь лет отчетливо осознаю, сколько труда нужно для победы на чемпионате мира и как хорошо все мы тогда поработали.

В 21 год приехать в сборную из Челябинска, а наша команда была аутсайдером чемпионата России, и выиграть чемпионат мира – это непередаваемые эмоции. Сейчас просто кайфую от тех воспоминаний.

– Тогда понимали, что женская сборная – сила, которая может смести любого?

– Все знали, в какой команде находятся, и что мы едем выигрывать. Но вместе с тем в голове не укладывалось, что можем взять и стать чемпионками мира. Вплоть до последней игры.

– Так хорошо все помните?

– Досконально. Даже как мы ехали в автобусе на финал. По дороге говорили с мамой по телефону. Подъехали, слышу: “Все, доча, с богом”! А сердце в груди колотится.

– Сильно нервничали?

– Вот прям сильно – только в первой игре. Не спала полночи. Это было ужасно. А потом вошла в ритм и к финалу все было куда спокойнее. Вокруг старшие девчонки: Катя Гамова, Люба Соколова, Маша Бородакова. Помогали. Нам с Таней Кошелевой тогда было по 21 году, они натаскивали нас, разговаривали, настраивали. Понимали, что от нас много зависит и если хоть кто-то начнет выпадать, будет не то. Мы реально были одной командой.

 

– Вы сейчас с молодыми разговариваете?

– Да, стараюсь тихонечко подойти, что-то обсудить, подсказать. Не знаю, насколько это влияет, но, надеюсь, хотя мы немного пользы приносит.

ВОСЕМЬ ЛЕТ НАЗАД НЕ МОГЛА ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ ШУТИТЬ НАД ГАМОВОЙ

– Вы выиграли тогда вообще все встречи. Настолько хорошо были готовы?

– Очень. Уже где-то в середине мая собрались на сборы. И полгода отдали сборной – чемпионат мира закончился только 14 ноября. Эти шесть месяцев мы реально пахали. Сейчас возможности готовиться столько времени к одному турниру нет.

– Без Гамовой возможно было выиграть тот чемпионат мира?

– Скажу так: убери из того состава любого игрока, не только Катю, все было бы совсем по-другому. В одном сочетании мы отыграли весь турнир. При этом понятно, что Гамова была лидером. Но она были лидером именно команды. Там были люди, которые несли огромнейшую нагрузку, хотя их труд невооруженным взглядом не так заметен.

– В игровых видах спорта основное внимание всегда к тем, кто больше забивает.

– Да, это так. И Катя в том финале действительно сделала что-то невероятное.

– 53 атаки. Из них 35 – результативно. В концовках вы просчитывали в голове какие-то комбинации или просто железно играли на Гамову?

– Тогда мы смеялись, что вся команда подносит снаряды Кате. Конечно же, старались довести мяч до нее. Если посмотреть тот финал, то видно, что девчонки всё выбивали Катюхе, а она делала свое дело.

– У нее в команде было особое положение?

– Конечно.

– Вы не могли над ней пошутить?

– На тот момент – нет. Это сейчас мы дружим и такое в порядке вещей.

– Гамова – лучший игрок, с которым вы выходили на площадку?

– Да. Мне повезло играть со многими очень сильными девчонками.

Но Катя отличалась как физическими данными, так и тем, что у нее все в полном порядке с головой. Она не робот, который штамповал однотипные мощные удары, а прекрасно читала игру и в трудные моменты не боялась брать ответственность.

Я много лет отыграла с Катей и хорошо знаю, что она может сделать в концовке. Даже если в середине у нее совсем не шло, в решающий момент она обязательно приносила результат.

– Характер у нее, говорят, непростой. На чем вы сошлись?

– Знакомы мы давно. В сборной я дебютировала 11 лет назад. Ох, целых 11 лет! Так вот, а сдружились, когда я перешла в Казань. Стали жить вместе на выездах и за эти три-четыре года сблизились. Не всегда бывает, что живешь с кем-то – и потом вы подруги. Но у нас получилось так. Видимся и сейчас – я приезжаю в Москву, Катя в Казань.

– В нынешней сборной есть кто-то, кого вы могли бы назвать подругой?

– Есть девчонки, с которыми мы очень хорошо общаемся. Живем с Ирой Королевой, у нас отличные отношения, меня все полностью устраивает. Но близкие подруги, которые знают про меня все-все-все, это другое.

НА ЧМЗ НА ТРОЛЛЕЙБУСЕ В -30

– Вы, как и Гамова, из Челябинска. В детстве понимали, насколько это суровый город?

– Нет, конечно, нет. Пока не стала выезжать на соревнования, даже не задумывалась. Хотя сейчас рассказываю какие-то моменты друзьям, она начинают смеяться.

– Например?

– Как ездила в детстве с Северо-Запада на ЧМЗ на троллейбусе. Это 40 минут в пути.

– Представляю, сам жил в Челябинске.

– Тогда вы понимаете, как сложно было залезть в троллейбус утром. Люди едут на заводы, он забит до отказа.

 

– В Москве на фиолетовой ветке метро по утрам сейчас примерно так же.

– Да. Но залезть было не единственной задачей, важно было занять место поближе к кондуктору. Там печка! И тепло. Потому что утром я выезжала в 6:30.

– А зимой на Урале частенько за -30.

– Вот именно. Недавно залезла на сборах в ледяную бочку и говорю, что мне как-то не холодно. А мне сразу: “Конечно, ты сколько в Челябинске в холодных троллейбусах наездила”. Смеются надо мной, говорят, что я суровая. Сейчас все это весело, а тогда было не особо. Хотя и не сказать, что я как-то переживала по этому поводу – в то время это было нормой. Не одна же я так ездила. Зато сейчас смотрю на племянника, ему как раз 11 лет, и просто не представляю, чтобы его в 6:30 утра в мороз отправили на ЧМЗ на троллейбусе. Время уже другое.

– Боксер Сергей Ковалев, ваш земляк, признавался в своей автобиографии, что в 90-е чудом не угодил в наркотическую яму. Вы когда-нибудь были близки к тому, чтобы попробовать наркотики?

– Такого не было. Я выросла в хорошей семье. Часто бывает, что дети идут на это, когда родители сильно пьют. Или дома просто большие проблемы. Я же ощущала вокруг исключительно теплое отношение к себе. Хотя мама, помню, вела со мной разговоры на эти темы. Потому что у нас как – идешь вечером домой, молодежь сидит, пьет пиво. Только вот меня к ним и не манило.

– Из-за спорта?

– Да. Когда сверстники звали на улицу, у меня просто не было сил. Выезжала в 6:30 утра, а возвращалась в 8 вечера. Какое тут еще пиво? Тем более уроки надо было делать.

– Да бросьте, какие уроки в спортивном классе?

– А я была чересчур правильным ребенком. У меня мама даже учебники забирала, говорила: «Доча, ложись уже спать». Хотя обычно бывает наоборот. Не могу сказать, что я любила учиться. Просто было надо. И если всякие задачки я решала на раз-два, то вот пересказывать что-то терпеть не могла. Если меня спрашивали, постоянно просила: поставьте точку.

– Рабочая схема.

– Ага. Ставили «двойку» карандашом. К следующему уроку я готовилась и ее исправляли уже на нормальную оценку.

ОТ НЕПОПАДАНИЯ НА ОЛИМПИАДУ-2016 ОТХОДИЛА ДВА ГОДА

– Вернемся к настоящему. Как долго отходили от непопадания в состав на Олимпийские игры в Рио?

– Долго. Наверное, до этого лета. Не могу сказать, что я эти два года каждый день сидела и переживала, но было непросто. А в этом году приехала в сборную уже в другом настроении.

– Время лечит?

– Да, наверное. Много воды утекло, сейчас – чемпионат мира. Хочется работать, выигрывать.

– Долго общались с Вадимом Панковым по поводу возвращения в сборную?

– Он по ходу сезона приезжал с «Заречьем-Одинцово». Сказал: «Готовься». Я ответила: «Хорошо». Вот и все.

 

– Вы с кем только из тренеров за свою карьеру не поработали. А вот с Панковым – впервые. Удивил ли он вас чем-нибудь?

– Думаю, меня уже сложно чем-то удивить в волейболе. Но все тренеры отличаются, к каждому нужно привыкнуть. И мне потребовалось время, чтобы притереться с Вадимом Анатольевичем. Когда ты не работал с тренером, и он не знает, на что ты способен, это непросто. Но сейчас уже все хорошо. Я понимаю, чего он от меня хочет. Мы всегда можем сесть и что-то спокойно обсудить.

– Вы – капитан сборной. Это как-то ощущается?

– В каждой команде, в которой я играла, меня назначали капитаном. С 10 лет. Поэтому как-то уже привыкла.

Знаю, что некоторым не хочется брать на себя дополнительную ответственность. У меня такого уже нет. Если выбирают игроки – то это, напротив, приятно. Если тренер – значит, я не должна его подвести.

– Как было на этот раз сейчас?

– Вадим Анатольевич назначил. Надеюсь, он не жалеет об этом.

– Какие у вас впечатления на данный момент от этого чемпионата мира?

– Напряг в игре с Таиландом пробудил какую-то злость. Я пришла на ужин после того матча и сказала девчонкам, что только сейчас начинаю вспоминать эмоции и ощущения, которые бывают, когда нет права на ошибку. При 0:2 у меня внутри все переворачивалось. Проигрывать Таиланду было нельзя ни в коем случае. И только тогда мы, наконец, проснулись. Верю, что это станет хорошим уроком и дальше мы будем играть с первой партии, а не когда петух клюнет.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]