Обратная связь

«Изображая ведьмочек, намазали волосы зеленым желатином». Ольга Васюкова о победе синхронисток в Сиднее-2000

На пяти последних Олимпийских играх российские синхронистки собирали все медали высшей пробы. Начало же их золотодобыче было положено 20 лет назад в Сиднее. Ольга Брусникина и Мария Киселева победили в соревновании дуэтов, после чего они, а также Елена Азарова, Елена Антонова, Юлия Васильева, Ольга Васюкова, Ольга Новокщёнова, Ирина Першина и Елена Соя первенствовали в групповых упражнениях.

Воспоминаниями о Сиднее-2000 с порталом Team Russia поделилась Ольга Васюкова, ныне известная телеведущая.

ЗА ПОЛГОДА ДО ИГР ПРИЕЗЖАЛИ В СИДНЕЙ НА «ПРИСТРЕЛКУ»

— Австралия – очень далекая для нас страна-континент, время в которой на семь часов опережает московское. За сколько же дней до старта вы приехали на Олимпийские игры?

— В Сиднее мы побывали еще в апреле. В том же бассейне, где через полгода победили, проводились олимпийские квалификационные соревнования. Так что у нас состоялась своего рода пристрелка. Уже было понимание, что ждать от бассейна, какая в нем вода, какие ориентиры. Для синхронисток это очень важно. У нас ведь не спортивное плавание, в котором четко разграничены дорожки.

На отбор прилетели перед самым началом соревнований, и во время финала произвольной программы пришлось тяжеловато. Из-за большой разницы во времени испытали часовую яму. Это было учтено, и в сентябре мы приехали заранее. Но не в Сидней, а в Аделаиду, от которой до него два часа лета. Там у нас состоялся адаптационный тренировочный сбор. Было достаточно воды, так что работали, можно сказать, круглые сутки. В Сидней же перебрались за три-четыре дня до старта.

Сидней-2000. Ольга Васюкова с золотой олимпийской медалью. Фото из личного архива

— Соревнования по синхронному плаванию проходили ближе к концу Олимпийских игр. Таким образом, церемонию открытия вы, очевидно, пропустили?

— Мы смотрели ее в Аделаиде по телевизору. Помню, все собрались после тренировки в одном номере, и, когда по стадиону прошла наша делегация, кто-то сказал: «Вот он, девочки, исторический момент: началась наша Олимпиада!»

— На Играх в Рио-де-Жанейро четыре года назад бассейн позеленел. А у вас были какие-то претензии к организаторам?

— От открытых бассейнов никогда не знаешь, что ожидать. В Афинах тоже звучали нарекания. А в закрытом бассейне все предсказуемо. Вообще в Сиднее все было отлично: и вода, и условия для проживания. В Олимпийской деревне спортсмены жили в коттеджах, которые в последующем выставили на продажу. Нам на команду выделили отдельный домик.

— Примечательно, что именно в Австралии произошла революция в синхронном плавании: в 1998 году в Перте Россия впервые выиграла чемпионат мира, потеснив Японию и Америку, которая до той поры доминировала в вашем виде спорта. Причем, к тому событию были причастны будущие олимпийские чемпионки Ольга Брусникина, Мария Киселева, Елена Азарова и Ольга Новокщёнова.

— Тогда я еще выступала по юниорам, и мы, кстати, тоже выиграли свой чемпионат мира. Очень радовались за основную команду, понимая, что произошло нечто невероятное.

До Олимпийских игр в Атланте включительно сборная США крушила всех. Она была на две-три головы выше остальных. Для меня до сих пор удивительно, что американки вдруг сдали свои позиции. В Перте произошла смена лидера. Россия вышла вперед и высоко удерживает планку по сей день.

— В Сиднее сборная США заняла 4-е место среди дуэтов и 5-е – среди групп. Потом постепенно дела у нее пошли еще хуже. На двух последних Олимпийских играх американки в групповых упражнениях вовсе не участвовали. Как такое могло произойти?

— Нахожу объяснение в том, что в команде были многолетние лидеры, в нее не вливалась свежая кровь, и молодые спортсменки потеряли мотивацию. Когда же пришло время смены поколений, достойных преемниц не нашлось.

Слева направо: арбитр Марина Рощина, Ольга Брусникина, хореограф Людмила Тарасова, Ольга Васюкова, тренер Елена Полянская, Елена Соя. Сидит Мария Киселева. Фото из личного архива Васюковой.

СОЛИСТКОЙ В КОМАНДЕ БЫЛА БРУСНИКИНА

— Насколько трудно было подключиться к команде мировых чемпионок? Пришлось пройти через некую «дедовщину» или все произошло органично?

— Не могу сказать, что мне пришлось в этом отношении трудно. Сложнее было подстроиться под тренировочный процесс Татьяны Николаевны Покровской. Она возглавила сборную перед Пертом, так что, по сути, вся команда, включая старожилов, еще привыкала к ее требованиям.

— Нагрузки были выше, чем у вашего тренера Елены Николаевны Полянской?

— По тяжести примерно такие же, но немного другие. Что касается внутреннего микроклимата, то с Олей Брусникиной я с детства тренировалась у Полянской в одной группе. Со временем к ней перешла и Маша Киселева, поскольку Елена Николаевна отвечала в сборной за подготовку дуэтов. Покровская, кстати, к чести ее в работу Полянской не вмешивалась.

Наконец, с Леной Азаровой у меня были и остаются прекрасные отношения. На сборах жили в одном номере, дружим до сих пор, встречаемся семьями.

Одним словом, отношения в коллективе были нормальными, хотя в предолимпийский год мы почти безвылазно сидели на сборах. Психологически это весьма сложно. Конечно, кто-то мог сказать грубость, а кто-то обижался – причем, даже на обычное слово.

— Женский коллектив неспроста считается сложным…

— Соглашусь. У нас был доктор, который пытался с помощью юмора переключить чей-то настрой, но у него не всегда получалось. Мы понимали свою ответственность, были иногда на нервах, но в итоге справились.

— Вы получали поддержку со стороны Полянской, которая летала в Сидней как тренер дуэта и потому находилась рядом?

— Не могу сказать, что это была поддержка. Зная меня с ранних лет, она подмечала определенные ошибки, и стоило подплыть к бортику, начинала делать замечания: «Давай-ка, исправляй».

— Читал, что новички получали синяки и шишки из-за того, что могли не вписаться в филигранную комбинацию, которую спортсменки выполняют, находясь друг к другу вплотную.

— Это, скорее, стереотип и догадки. При постановке программы шишки получали все, если что-то шло не так в плане построения. Но я привыкла работать «тесно» — этому еще в юношеской команде учили, и неудобств не ощущала.

Даже наоборот. Помню, в олимпийской программе одно сцепление, элемент, который делается по парам, я исполняла с Брусникиной, другое – с Азаровой. В ходе тренировочного процесса случались замены – в порядка эксперимента или если кто-то отсутствовал по болезни. Так Брусникина и Азарова, когда кто-то вставал на мое место, высказывали замене претензии: «Почему ты меня не держишь? Не могу всплыть!» Им со мной было комфортнее.

— Когда делается выброс, наверху оказывается самая легкая по весу спортсменка?

— При постановке программы для акробатических элементов – поддержки или выброса — на эту позицию обычно выбирается солистка, которую хорошо знают судьи. Чтобы на нее положительно реагировали. Либо, если готовится двойная поддержка, на первый план выдвигают девушку, которая хорошо владеет акробатикой и может крутить сальто и пируэты. Под водой же находятся те, у кого ноги сильнее. Все эти моменты обязательно учитываются.

— Кто же был солисткой в олимпийской команде образца 2000 года?

— Конечно, Ольга Брусникина. Во всех трех поддержках она была наверху. А вот в программе, которую мы показывали до Олимпиады, была двойная поддержка, и наверху мы с Ольгой были вдвоем. Кандидатура Брусникиной даже не обсуждалась. Мой же прыжок выбрали после того, как попробовали буквально всех.

29 сентября 2000 года. Сидней. Выступление сборной России. Фото Getty Images

МЫ ВИДЕЛИ, ЧТО В ТЕХНИКЕ ПРЕВОСХОДИМ ЯПОНОК

— Брусникина и Киселева выиграли золото в дуэте до выступления групп. Этот успех вас вдохновил?

— Мы за них очень болели, но не могу сказать, что их победа добавила мотивации. Мы и без того были «замотивированы» дальше некуда. Скорее, появился дополнительный груз ответственности: они уже выиграли, так что и нам нельзя подвести. Никакого места, кроме первого, не рассматривалось.

Между тем японки шли с нами ноздря в ноздрю. После технической программы мы опережали их на 0,07 балла.

— Не было опасения, что судьи захотят поделить золотые медали? Вы, мол, уже победили среди дуэтов – ну и хватит с вас.

— О подковерных играх не хочу говорить. Замечу лишь, что у японок был очень сильный дуэт Мия Титибана / Михо Такэда, который спустя год победил на чемпионате мира в Фукуоке. Группа же была слабее. Мы подмечали на тренировках, какая у соперниц вертикаль, какая высота, и видели, что в техническом плане их превосходим. Когда Брусникина и Киселева победили, то поняли: если сделаем программу на своем уровне, то не проиграем.

У нас была интересная композиция на музыку Мусоргского «Ночь на Лысой горе». При этом мы соригинальничали: изображая ведьмочек, вышли выступать с волосами зеленого цвета. Никто, по-моему, никогда такого больше не делал.

— Как потом смывали краску?

— Желатин под кипяточком убирается. Ничего страшного.

— Журналисты тогда отметили, что за произвольную программу судья из Японии поставила России 10 баллов! Между тем тремя днями ранее, когда состязались дуэты, она единственная, кто не оценила «десяткой» выступление Брусникиной и Киселевой.

— Это подтверждает, что технически наша команда была сильнее. Хотя прогон в Сиднее не был идеальным.

Нам не повезло с жеребьевкой. Выступали раньше японок, а в синхронном плавании, как в фигурном катании или художественной гимнастике, лучше иметь стартовый номер после основных конкурентов. Отсюда определенный стресс. Зная, что допустили погрешности, мы волновались, ожидая выхода соперниц, но те допустили очень много недочетов.

— Покровская была на соревнованиях в волшебных маечках, которые теперь стали знаменитыми?

— Да. Она с Перта стала надевать на техническую программу зеленую маечку, а на произвольную – розовую. Татьяна Николаевна уже на победных для нас чемпионатах Европы 1999 и 2000 годов была в них. Суеверие? Пожалуй. Но оно присуще многим спортсменам и тренерам. Если же примета придает спокойствие и уверенность, то почему бы и нет?

Слева направо: Ольга Новокщёнова, Мария Киселева, Елена Соя, Ольга Васюкова, Ольга Брусникина, Елена Азарова. Фото из личного архива Васюковой.

ТРЕНИРОВКИ В ШЕСТЬ УТРА И В ОДИННАДЦАТЬ ВЕЧЕРА 

— Как поздравляли олимпийских чемпионок?

— Точно, что не так, как сейчас. В 2000 году спорт только начал приходить в себя. Это уже позже стали выплачивать большие премии. Спустя четыре года в Афинах победителям Олимпийских игр дарили автомобили. Нам же вручили по большому телевизору Samsung. Кстати, он до сих пор у меня на даче работает. Денежная премия тоже была, но однозначно более скромная, чем в последующие годы.

— Участвовали в церемонии закрытия?

— Да. Мы улетали спустя день или два после окончания Игр, так что, конечно, сходили на нее. Хотя эти мероприятия проводятся в первую очередь для зрителей на трибунах и телевидения, на котором еще и комментаторы, получив заранее сценарий с разъяснениями, рассказывают, что означает та или иная задумка режиссера.

Для спортсменов же торжественные церемонии – достаточно утомительный процесс. В Сиднее все команды часа три держали на другом стадионе, а потом долго толпой гнали к главной арене по коридору, образованному оцеплением. В итоге представление мы почти не видели. Застали лишь небольшую часть концерта. Но мы сами себя развлекали. На душе был праздник: сезон закончился, а мы выполнили задачу — стали олимпийскими чемпионками!

— Посетили какие-то соревнования, помимо синхронного плавания? 

— Абсолютно ничего. Произвольную программу мы выполняли 29 сентября, то есть за два дня до закрытия Игр, и уже никуда не собрались. А до старта вообще было не до этого. Тем более, что время для тренировок ограничили. Днем в бассейне проходили соревнования, так что у нас первая тренировка была в шесть утра, а вторая – в одиннадцать вечера.

Все команды пускали четко по графику. Музыку можно было поставить по одному разу, и назад ее не отматывали. Но мы не роптали. Понимали, что все примерно в равном положении, хотя, может быть, кто-то тренировался все-таки не в шесть, а, допустим, в восемь.

— А днем вы, выходит, спали?

— Если бы… Татьяна Николаевна добилась того, что нам отыскали другой бассейн, куда возили на автобусе.

— Когда же отдыхали?

— Не знаю. Но мы не жаловались. Знали, что идем к своей цели, что надо потерпеть лишь несколько дней.

— Что-то успели посмотреть в Сиднее?

— В городе – нет. Но нас возили на очень красивые каньоны.

— Кенгуру хотя бы видели?

— В национальном парке. Причем, там был кенгуру-альбинос, а это большая редкость.

Ольга Васюкова. Фото из личного архива

ДАВЫДОВА УБЕЖДАЛА ОТДАТЬ ДВОЙНЯШЕК В СИНХРОННОЕ ПЛАВАНИЕ

— Что за травма побудила вас завершить карьеру после Олимпийских игр в 20-летнем возрасте?

— У меня была хроническая боль в плече — подвывих суставной сумки. При нем нельзя получать постоянную нагрузку, тренируясь по 12 часов в сутки. Надо либо прекращать серьезные занятия спортом, либо делать операцию, которая, однако, не на сто процентов поможет. Врачи мне это объяснили, и я, все взвесив, приняла непростое решение. Сейчас, подумала, потренируюсь через боль, а потом поеду на чемпионат мира в Фукуоку – и подведу команду. Или выведут из состава как отработанный материал.

Насколько знаю, такой же диагноз поставили Майи Гурбанбердиевой, двукратной чемпионке мира в смешанном дуэте с Александром Мальцевым. Преклоняюсь перед ней, потому что она перенесла уже две операции, а это невероятная боль.

— Когда через некоторое время пошли работать на радио, для вас служила примером Мария Киселева, которая после Олимпийских игр устроилась в спортивную редакцию НТВ?

— Нет. Произошел счастливый случай. Папин знакомый узнал, что есть вакансия на радио, и предложил: «Пусть Оля попробует, поучится». Позже перебралась на телевидение.

— Сейчас вы ведете на Матч ТВ программу «Все на Матч». Сколько раз после Сиднея ездили на Олимпийские игры?

— Побывала на всех летних Играх, кроме Лондона-2012, потому что была в декрете. Но больше работала как ведущая студии, а не комментатор.

Красноярск. Студия зимней Универсиады-2019. Фото из личного архива

— Почему не комментируете постоянно синхронное плавание?

— Отрабатываю квалификационные и утренние соревнования, а финалы поручают Диме Губерниеву. Так исторически сложилось, что он ведет все водные виды спорта. Губерниев большой профессионал, его любят многие, особенно в нашем женском коллективе синхронного плавания. Никакой ревности к нему не испытываю. Дмитрий привлекает к репортажам тренеров – Татьяну Николаевну Покровскую и Татьяну Евгеньевну Данченко. Непосредственно вовлеченные в подготовку и соревнования, они могут рассказать о каких-то нюансах.

— Вы ведь и на домашнем чемпионате мира по футболу поработали. Как впечатления?

— У нас была прекрасная студия в Лужниках, которую мы в шутку между собой называли «Мяч ТВ». Понятно, что в основном на футболе работали мужчины. Женщины же делали превью-эфиры.

Чемпионат мира по футболу – большой праздник. Тем не менее, для меня Олимпийские игры всегда будут стоять выше.

— Ваши дети занимаются спортом?

— У меня три дочери. Старшей, Дарье, 13 лет. В свое время она занималась теннисом, но сейчас ушла в учебу. Осваивает английский и итальянский. Даша — творческая личность, которая далека от спорта. Она мне честно говорит: «Мам, мне это почему-то неинтересно».

Младшие – двойняшки Анна и Виктория. Им недавно 9 лет исполнилась. Моя подруга Ася Давыдова (пятикратная олимпийская чемпионка, генеральный секретарь Олимпийского комитета России Анастасия Давыдова – Прим. Team Russia), когда они были поменьше, убеждала: «Ты же понимаешь, как подходят двойняшки для синхронного плавания! Отдавай их в спорт. Это не обсуждается». Но тогда у меня не складывалось. А потом посмотрела: девчонки, как пацаны, у них так много физической силы, что девать некуда – и отдала их в плавание. Если что-то получится, будут гордиться ими. Впрочем, я и сейчас ими горжусь.

Перейти к верхней панели