Обратная связь

ЛОБАНОВСКИЙ – СОВЕТСКИЙ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОНСТРУКТОР

Сегодня исполнилось 80 лет со дня рождения Валерия Васильевича Лобановского, под руководством которого киевское «Динамо» восемь раз выиграло чемпионат СССР и шесть раз Кубок страны, дважды взяло Кубок обладателей кубков (1975, 1986) и победило «Баварию» в Суперкубке Европы-1975, а советская сборная завоевала серебро Euro-1988.
Можно по-разному относиться к фигуре Лобановского – преклоняться перед ним или поминать запредельный практицизм его киевского «Динамо», но нельзя не признать факта: в последние полтора десятилетия существования Советского Союза отечественный футбол именно с этим тренером добился своих наибольших успехов. Именно его футболисты дважды становились обладателями «Золотого мяча»: Олег Блохин – в 1975-м, Игорь Беланов – в 1986-м.

Олег Блохин. Фото: Getty Images.

Можно ставить под вопрос тренировочные нагрузки «по науке», которые перемалывали и выплевывали на обочину футболистов в сжатые сроки, но многие зарубежные специалисты прямо говорят, что учились по методикам Лобановского, а мы постоянно сетуем на нехватку интенсивности в игре российских команд, раз за разом проявляющуюся на международной арене.

Неоднозначность восприятия во многом продиктована конкуренцией в советском футболе между Москвой и Киевом, прежде всего «Спартаком» Константина Ивановича Бескова и киевским «Динамо» Валерия Васильевича. Причем, соперничество двух великих тренеров было не только борьбой за медали. Оно выходило и на уровень футбольного мировоззрения: бесковский романтизм и максимализм против киевского прагматизма. И это противостояние придавало прелесть всему нашему футболу 80-х.

Футбол, который у нас принято называть исконно спартаковским, в своем лучшем исполнении был симпатичен и привлекателен. В нем многое шло от души, давалась воля импровизации. Киевляне же с их «выездной моделью» и графиком «победа дома, ничья в гостях» (не забывайте, что тогда за победу присуждалось два очка), вызывавшим подозрения в делячестве, часто подвергались критике. И дело было не только в том, что центральная пресса, естественно, базировалась в столице. Пример флагмана футбола оказался заразителен.

1982 год. Чемпионат мира. Валерий Лобановский и Валентин Сыч. Фото: «СЭ».

В 1977 году киевское «Динамо» половину игр чемпионата – 15 из 30 — закончило вничью (при 14 победах). А у четырех клубов, включая московское «Динамо» и ЦСКА миролюбивых исходов и вовсе оказалось 17. Всего же в турнире ничейными стали 44,59 процента матчей – абсолютный рекорд!

На следующий год Федерация футбола СССР ввела лимит на ничьи, который действовал 11 лет, хотя иногда эта искусственная мера била по тем, кто совсем не намеревался о чем-либо договариваться и «клевать по зернышку». Показательно, что в чемпионате-78 «норму» в 8 ничьих перебрали и соответственно недосчитались очков лишь 5 клубов. Притом наибольшее их количество было у «Торпедо» — 11. В 1980 году число «дозволенных» ничьих увеличили до 10.

Но давайте отойдем немного в сторону от футбола и зададимся вопросом: всегда ли творческая, но несколько неуравновешенная личность имеет преимущество перед эффективным менеджером? Скорее, наоборот, чаще верх берет холодный расчет.

У Лобановского же просчитывалось все. Еще будучи игроком, он прославился подачей угловых, которые выполнял с заданностью ракетной системы. Левый крайний направлял мяч либо на дальнюю штангу, где поджидал Олег Базилевич, либо закручивал его, да так, что тот вдруг нырял в ворота. Понятно, что выверенность подач – результат упорного тренировочного труда, но это еще и изучение точек приложения силы и траекторий мяча, расчетов на бумаге, которыми занимался въедливый футболист.

Матч «Спартак» — «Динамо» К. Капитаны команд — Валерий Лобановский и Игорь Нетто. Фото: «СЭ».

В те времена, когда Лобановский выходил на поле в составе киевского «Динамо», а впоследствии одесского «Черноморца» и донецкого «Шахтера», я был совсем начинающим болельщиком, который о футбольной геометрии не задумывался. Но прекрасно помню, что его угловые вызывали и восхищение и страх, как сегодня, допустим, штрафные в исполнении Фернанду. Это была своего рода изюминка матчей с участием Лобановского. И если за сборную СССР он сыграл только в двух товарищеских встречах (с Австрией в сентябре 1960 года и Польшей в мае 1961-го; обе, причем, были проиграны), то только потому, что тогда на левом фланге национальная команда располагала Михаилом Месхи и Галимзяном Хусаиновым.

Каждый игрок у Лобановского знал свой маневр, футболисты были отлично готовы функционально и физически. В командном механизме, в случае необходимости, можно было без особых проблем заменить один «винтик» на другой. Киевское «Динамо» выглядело как выходец из немецкого футбола. Не случайно его стиль сравнивали со сборной ФРГ.

Эти мощь, напор, солидность подкупали многих болельщиков, в том числе за пределами Украины. Кого-то восхищает вычурность, изящество, полет фантазии, кого-то радует строгая прямота линий, обеспечивающая результат. Лобановский был не художником, а генеральным конструктором, гениальным зодчим-практиком.

У «Динамо» насчитывалось много почитателей в России, особенно в южных регионах. Хотя они имелись и в Москве. И совсем необязательно это были люди с украинскими корнями.

В конце концов, команда, которая добивается успехов, набирает популярность. Киев же был частью большой единой страны. Хотя иногда давал о себе знать «клубный национализм», о чем, впрочем, в советские времена публично не рассуждали. Иным москвичам, например, не хотелось болеть за сборную, составленную почти целиком из одних киевлян. Но в фанатском сообществе мы и в наши дни сталкиваемся с позицией «такая сборная мне не нужна», если в составе отсутствуют игроки любимого клуба.

Лобановского нет уже почти 17 лет. Однако память о нем жива не только на Украине, но и на всем постсоветском пространстве. Имена таких мэтров остаются в мировой футбольной летописи, а Лобановский — это еще и наша общая история.

Место притяжения для всех болельщиков в Минске
x
Первый канал. Прямые включения.
x