Обратная связь

Сергей ЮРАН: «В 95-м ТЩЕТНО ПРОСИЛИ У «СПАРТАКА» КВАРТИРЫ»

Неважнецкие в целом выступления российских клубов в еврокубках навевают ностальгические воспоминания о том, как в конце 1995 года московский «Спартак» одержал в групповом турнире Лиги чемпионов шесть побед в шести матчах. В то уже весьма далекое прошлое мы заглянули вместе с Сергеем Юраном, который заодно поделился некоторыми соображениями о сегодняшнем дне красно-белых.

ЛУЧШИЙ ПЕРИОД В КАРЬЕРЕ

— Вы пришли в «Спартак» вместе с Василием Кульковым в разгар сезона-1995 после трех сезонов в «Бенфике» и одного — в «Порту». Олег Романцев пригласил вас специально под Лигу чемпионов?

— Не только. У нас с Василием закончился контракт, и «Спартак» предложил помочь команде до конца календарного года, а потом, мол, видно будет. Захотим – сможем уйти. Имелись варианты продолжения карьеры в Западной Европе, но они не были более привлекательными. Одно дело пойти в клуб, который борется за выживание, другое – «Спартак», которому предстояло стартовать в Лиге чемпионов. Мы учли этот футбольный момент и пришли к выводу, что целесообразно поехать в Россию. К тому же время поджимало – период заявки подходил к концу. Ждать не было смысла.

— Вы ведь хотели перейти в «Спартак» из киевского «Динамо» еще в 90-м году. Нравился знаменитый спартаковский стиль?

— Поиграть в спартаковский футбол, действительно, было интересно. Но в 90-м мне помешали руководители Украинской ССР. Когда же все-таки оказался в «Спартаке», подавляющее большинство журналистов отнеслось к этому скептически. Писали, что Юран привык в Киеве к другому футболу и команде не подойдет. Это меня завело. И через некоторое время пресса резко сменила тон. Выяснилось, что я, наоборот, буквально рожден для «Спартака».

1995 год. «Спартак» — «Легия». Фото: «СЭ».

— В чемпионат России вы влились, когда играть оставалось два с половиной месяца. «Спартак-Аланию» из Владикавказа было уже не догнать. В итоге записали себе на счет 2 гола в 8 матчах турнира. Не было должной мотивации?

— Мы с Кульковым не проходили предсезонную подготовку. Пока искали команду, пытались заниматься индивидуально, но предсезонки, как таковой, не было. Игры в чемпионате позволили чуть-чуть набрать форму в физическом плане, и в Лигу чемпионов мы подошли уже готовыми процентов на 75-80.

— В итоге забили в 1-м выездном туре единственный и победный гол «Блэкберну». Потом во встрече с «Легией» заработали пенальти и снова отметились голом. В памятной игре против «Русенборга» в Тронхейме (4:2) исполнили три голевые передачи. Наконец, забили один из мячей в ответном поединке с норвежским клубом. В сумме три гола в пяти матчах. Был особый настрой?

— Такой уж я по натуре человек: в какой клуб ни приходил, считал себя обязанным покидать поле победителем. Но спартаковский период получился особенным. За всю карьеру не получал такого удовольствия от игры, как тогда. Игры были тяжелые, но, приходя после финального свистка в раздевалку, испытывал чувство удовлетворения.

Надо отдать должное партнерам. Илья Цымбаларь, царствие ему небесное, Андрей Пятницкий. Андрей Тихонов – это люди, которые все понимали с полудвижения. Да и в целом коллектив у нас был хороший. Пребывание в нем незабываемо. В моей карьере пять матчей в Лиге чемпионов в 1995 году (последний с «Легией» пропустил из-за карточки) – самое лучшее время.

«ЮРАН РАЗБЕРЕТСЯ», — СКАЗАЛ РОМАНЦЕВ

— Какой матч запомнился в первую очередь?

— На выезде с «Русенборгом». После первого тайма проигрывали 0:2. В раздевалке увидел, что некоторые ребята головы повесили – все, мол, отдали матч. И я вскипел! Встал и говорю: «Вы что, рыбакам и лыжникам проигрываете! Сейчас выйдем — и забьем два, а потом и третий».

— По легенде, про рыбаков вроде Олег Романцев сказал…

— Нет. Минуты две-три стояла тишина, а он ходил по раздевалке и мысленно подбирал слова. Когда я взял слово, Романцев предложил Георгию Александровичу Ярцеву выйти вместе с ним. Я только услышал: «Сейчас Юран разберется».

После игры Романцев уже в шутку сказал мне: «Говорил, что три забьем, а получилось четыре». «Извините, Олег Иванович, чуть-чуть переборщили».

Между прочим, «Русенборг» в те времена был очень крепкой командой. Половина игроков выступала за сборную Норвегии, которая котировалась весьма высоко, некоторые поиграли за рубежом.

— Самая тяжелая игра в турнире, похоже, все-таки была с «Блэкберном» в Англии?

— Да. Пришлось на 100 процентов включиться и прилично попотеть. В остальных же матчах сыграли процентов на 80. Потом обсуждали с ребятами и пришли к такому выводу.

А в ответной встрече в Москве англичане учудили, подравшись между собой в самом начале игры (Дэвид Бэтти и Грэм Ле Со — Прим. Team Russia). Сколько лет в футболе, а никогда ничего подобного больше не видел. Ананидзе и Мельгарехо в недавней игре с «Зенитом» повздорили, но до рукоприкладства не доходили. Англичане же реально сошлись в кулачном бою. Один с синяком вышел на второй тайм, другой – с замотанной рукой.

Помню, крикнул Диме Аленичеву, который находился рядом с драчунами: «Алень, ты чего там устроил? Уйди оттуда!» Думал, это он с кем-то сцепился.

Вообще-то судья должен был обоих игроков «Блэкберна» удалить за неспортивное поведение. Но прецедента не было, и он немного растерялся. А если бы удалил, мы набили бы британцам еще больше, чем 3:0.

НЕ ПОЧУВСТВОВАЛИ НАСТОЯЩЕЙ ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТИ К СЕБЕ

— Как вы относитесь к мнению, что в то время было проще играть в Лиге чемпионов? От страны участвовало по одному клубу, действовал повсеместный лимит на иностранцев. А позже некоторые клубы превратились в сборные мира.

— Думаю, в то время было, наоборот, сложнее, потому что уровень футболистов в целом был выше. Во многих клубах играли мегазвезды. Сейчас Месси и Криштиану Роналду уже много лет играют друг с другом в пинг-понг «Золотым мячом», в 90-е же на этот приз было много претендентов – попробуй выбери!

— Мог ли в том евросезоне «Спартак» дойти до конца и выиграть Лигу чемпионов?

— Если бы команда сохранила состав, то, думаю, в полуфинал точно прошла бы. Может быть, и в финале сыграли бы. А если бы зимней паузы не было, наверняка, были бы в финале. Выходили на поле и ловили кураж. С нами было реально сложно бороться. Но мало того, что зимой «Спартак» покинули Виктор Онопко, Станислав Черчесов и мы с Кульковым, еще и Дмитрий Хлестов сломал ногу.

1995 год. «Спартак» — «Русенборг»

— Почему же ушли вы? Оттого, что в Лондоне работала будущая жена?

— Это была одна из причин. Тем не менее, мы могли остаться. Разговор об этом шел. Один Онопко точно уезжал, так как подписал контракт с «Овьедо». Остальные находились в подвешенном состоянии.

У меня не было жилья в Москве, поселился на базе. Был готов остаться, если бы «Спартак» обеспечил двухкомнатной квартирой. С такой же просьбой, насколько знаю, к руководству клуба обратились Кульков и Черчесов. Да, потеряем в деньгах, но зато получим по квартире. В ответ слышали, что все будет хорошо, подождите, придет время – решим вопрос. Звонков мы так и не дождались, ушли в отпуск… Острой заинтересованности в том, чтобы нас сохранить в команде, не наблюдалось, хотя с нашей помощью клуб заработал очень серьезные по тем временам деньги.

— Обиделись?

— Нет. Но, если клуб действительно заинтересован в футболисте, то должен предпринимать усилия, чтобы его сохранить. Мы уже поиграли на Западе и привыкли к тому, что в таких случаях запускается на полную мощь клубная машина, что подключаются и тренер, и президент, ведутся переговоры. В «Спартаке» же была вялотекущая ситуация.

— Не пожалели, что уехали в скромный «Миллуолл», выступавший во втором эшелоне футбольной Англии?

— Перед клубом стояла задача выхода в премьер-лигу. Но вскоре главный тренер Мик Маккарти получил приглашение в сборную Ирландии. К тому же у меня личная жизнь развивалась. Нельзя сказать, что полгода в «Миллуолле» стали потерянным временем, но тогда я оказался, по сути, вне футбола.

ТАКОЙ «СПАРТАК» ВПОРУ ПЕРЕИМЕНОВАТЬ

— У «Спартака» 90-х был собственный узнаваемый стиль, основанный на высокой культуре паса. Олег Кононов пытался его возродить или, по крайней мере, создать нечто похожее, да не преуспел. Почему? Не было подходящих исполнителей?

— Чем отличались Бесков, Лобановский, Романцев? Они понимали, какой футбол хотят поставить, и подбирали игроков под эту концепцию. Нужен исполнитель на конкретную позицию? Тренер подыскивал подходящую кандидатуру и вкраплял человека в систему. Надо отдать должное тренерам того поколения, они могли с большой долей вероятности определить, что этот элемент органично впишется в их мозаику.

— Романцев при этом был полновластным хозяином, совмещая должности главного тренера и президента…

— Важно, что он четко понимал, кто ему нужен, кто сможет играть в тот футбол, который он задумал: взял Никифорова и Цымбаларя из одесского «Черноморца», Онопко — из донецкого «Шахтера», Пятницкого и Кечинова – из ташкентского «Пахтакора». А теперь тренера ставят перед фактом. Юрию Семину, тренеру с большой буквы, привезли из Бразилии защитника Мурило. Палыч даже не знал, кто это. А ему сообщают: «Это наш игрок, мы подписали контракт». Семин опешил: «А ничего, что я здесь тренер?»

В Европе же тренер подбирает кандидатов, просматривает их, говорит, кто подходит, кто нет

— Вы скептически восприняли назначение главным тренером «Спартака» Доменико Тедеско? Не видите никаких сдвигов? В частности, команда в обороне стала аккуратнее.

— Все вокруг радуются, что «Спартак» в шести матчах чемпионата пропустил только два мяча. Потрясающе! Если это и была главная цель, то надо сказать, что эра атакующего «Спартака» закончилась, и переименовать клуб. Хотя его руководители заявляли, что им нужны тренер и игроки для поддержания традиций.

1995 год. «Спартак» — «Блэкберн». Фото: «СЭ».

— В атаке у красно-белых дела в последнее время и впрямь идут туго. Исключение – встреча с «Локомотивом», который был обыгран на контратаках.

— То, что я вижу, огорчает. Вот кто такой Эсекиэль Понсе? Есть нападающие таранного типа, есть дриблеры, есть скоростные форварды. Но по какому принципу приобретали аргентинца? Защитники больше забивают.

— В вашем «Спартаке», между прочим, защитник Юрий Никифоров забил в групповом турнире Лиги чемпионов три гола, как и вы.  

— Но игру-то определяли средняя линия и нападение. А в сегодняшний «Спартак» привезли шведа, чеха, голландца, которым по 20 лет с небольшим. Почему-то топ-клубы, тщательно мониторящие всю молодежь, не включили их в свои структуры с тем, чтобы в последующем, возможно, отдать в аренду и внимательно следить за развитием этих футболистов. Если уж брать иностранца, то в возрасте 24-26 лет, чтобы он делал результат. А ждать три-четыре года, пока он раскроется, по-моему, бред.

Для чего, спрашивается, в «Спартаке» работает академия? На нее тратятся колоссальные деньги. Но в основной команде молодых игроков быстренько пробуют – и всё. Потом они уходят в другие клубы – и становятся там лидерами. Это повод задуматься. Пока же «Спартак», к моему огорчению, превращается в середнячка премьер-лиги.

ШЕСТЬ ПОБЕДНЫХ МАТЧЕЙ «СПАРТАКА» В ГРУППОВОМ ТУРНИРЕ ЛИГИ ЧЕМПИОНОВ 1995/96

Блэкберн Роверс – Спартак — 0:1 (0:1)

Гол: Юран, 41.

13 сентября 1995. «Ивуд Парк». Блэкберн. 20 940 зрителей. Судья: Мишель Пиро (Бельгия).

Спартак Москва – Легия Варшава — 2:1 (1:0)

Голы: Никифоров, 13 – пенальти (1:0). Юран, 52 (2:0). Южвяк, 82 (2:1).

26 сентября 1995. Москва. «Лужники». 50 000 зрителей. Судья: Ласло Вагнер (Венгрия).

Русенборг – Спартак — 2:4 (2:0)

Голы: Лёкен, 2 (1:0). Браттбакк, 44 (2:0). Аленичев, 58 (2:1). Никифоров, 67 (2:2). Кечинов, 76 (2:3). Кечинов, 83 (2:4).

18 октября 1995. Тронхейм. Стадион «Леркендал». 12 216 зрителей. Судья: Хосе Гарсия Аранда (Испания).

Спартак – Русенборг — 4:1 (3:0)

Голы: Шмаров, 2 (1:0). Юран, 9 (2:0). Цымбаларь, 19 (3:0). Тихонов, 80 (4:0). Лёкен, 90 (4:1).

1 ноября 1995. Москва. «Лужники». 37 000 зрителей. Судья: Вацлав Крондл (Чехия).

Спартак — Блэкберн Роверс — 3:0 (1:0)

Голы: Аленичев, 28 (1:0). Никифоров, 47 (2:0). Мамедов, 54 (3:0).

22 ноября 1995. Москва. «Лужники». 25 000 зрителей. Судья: Пьерлуиджи Пайретто (Италия).

Легия – Спартак — 0:1 (0:1)

Гол: Мамедов, 41.

6 декабря 1995. Варшава. Стадион Войска Польского. 5 972 зрителей. Судья: Лесли Моттрам (Шотландия).

Впоследствии из российских клубов результат «шесть из шести» в групповом турнире еврокубка смогло повторить осенью 2014 года московское «Динамо» со Станиславом Черчесовым во главе. Правда, это произошло в Лиге Европы.