Обратная связь

Что общего у Шипулина, Ефимовой и ямайских бобслеистов

Даже лучшие спортсмены теряют инвентарь. Что делать, если перед соревнованиями пропали коньки, а во время прыжка с трамплина потерялись лыжи.

Евгений Кафельников и форма

Что общего у Шипулина, Ефимовой и ямайских бобслеистов. Изображение номер 1
В конце 90-х спортом номер один в стране был теннис. А теннисистом номер один — Евгений Кафельников. Олимпийский чемпион и победитель двух турниров Большого шлема в одиночном разряде очень хотел выиграть вместе со сборной Кубок Дэвиса и дважды останавливался в одном шаге от победы. Больше Кафельникова об этой победе думал только Борис Ельцин. Он так любил теннис, что мог проснуться в три часа ночи, чтобы в прямом эфире смотреть матчи Открытого чемпионата Австралии. А в одном из раундов Кубка Дэвиса спас российскую команду от дисквалификации.

«У ребят постоянно что-то происходило, — вспоминает врач сборных команд России Сергей Ясницкий. — Особенно запомнился момент, когда Женя Кафельников забыл игровую форму в гостинице. До выхода на корт совсем немного времени оставалось. Чтобы спасти ситуацию, Борис Николаевич отправил за Жениной сумкой свой кортеж. Вообще, такие происшествия с формой не редкость. Иногда спортсмен так сосредоточен на предстоящем матче, что даже не замечает, во что одет».

Анжелика Сидорова и шесты

Что общего у Шипулина, Ефимовой и ямайских бобслеистов. Изображение номер 2
В лёгкой атлетике больше всего проблем с инвентарём бывает у прыгунов с шестом.

«У спортсмена, который выступает на высоком уровне, 6-7 шестов. Все они нужны на соревнованиях, поэтому приходится возить с собой. Получается увесистая связка, сантиметров 20—25 в диаметре и 4,5 метра высотой, — рассказывает Светлана Абрамова, тренер чемпионки Европы по прыжкам с шестом Анжелики Сидоровой. — Веселее всего в поездах. У советских вагонов окна открывались так, что можно было всю пачку через них засунуть и аккуратно в коридоре положить. Сейчас приходится по одному доставать и складывать — окна до конца не открываются. Но это ещё полбеды. По нынешним правилам на один билет можно взять только два шеста, а у нас их шесть. В самолёте чуть проще — заплатил 200 евро, их забрали как негабаритный багаж, и всё».

Если в дороге этот багаж потеряется, спортсмену придётся сняться с соревнований, потому Анжелика Сидорова очень внимательно относится к своему инвентарю и всегда немного нервничает в зоне выдачи.

«У нас такой вид спорта — все прыгают только со своими шестами, — говорит Анжелика. — Можно, конечно, попросить у кого-то, но, скорее всего, никто не даст, даже по большой дружбе. Шесты довольно дорогие — около 650 долларов за штуку. К тому же никто не выдаст полный набор, а с одним все соревнования отпрыгать даже чисто технически невозможно. В наборе все шесты разные по жёсткости. И чем выше планка, тем жёстче должен быть шест».

Илья Авербух и коньки

Что общего у Шипулина, Ефимовой и ямайских бобслеистов. Изображение номер 3
Коньки — главный инструмент фигуристов. Найти удобную пару получается не всегда, разнашивать новые ботинки тоже непросто. Часто это оборачивается травмами и мучительным вхождением в сезон, потому спортсмены и даже тренеры очень бережно относятся к своим конькам.

«У меня были любимые коньки, выглядели просто ужасно, истёрлись все, — вспоминает Илья Авербух. — На соревнованиях меня даже стыдили, но я отмахивался — профессионалы могут кататься на всём. А как-то замотался совсем и оставил их в такси. Запомнил только название радиостанции, которую слушали в машине. В итоге мы с помощницей добились того, чтобы на этой частоте каждый час объявление делали. Но, конечно, никто ничего не вернул. Коньки — это святое. Без шуток. Многие с соревнований снимаются, если с ними что-то случится. Я и сам так делал. Чтобы раскатать новую пару, нужно как минимум три недели. Не получится сразу встать и поехать без проблем».

Из любого правила есть исключение. Здесь это двукратный олимпийский чемпион Максим Траньков. Он быстро привыкает к любым конькам. А в олимпийском сезоне катался ещё и без носков. Забыл их перед важным стартом и в итоге понял, что так даже удобнее.

Юлия Ефимова и шапочка с очками

Что общего у Шипулина, Ефимовой и ямайских бобслеистов. Изображение номер 4
Юлия Ефимова привыкла — если на соревнованиях что-то идёт не по плану, значит они будут удачными. Так, на чемпионате мира в Барселоне, который принёс Юле два золота, она чуть не пропустила один из медальных заплывов. Тренер спортсменки перепутал время старта и время заплыва. Когда соперницы проходили финальный досмотр, Юля только-только появилась в тренировочном бассейне. Но вовремя опомнилась. Правда, плавательный костюм пришлось натягивать практически на ходу.

Там же, в Барселоне, у Ефимовой украли любимую розовую шапочку и очки. Практически перед выходом на дистанцию пришлось искать резервные. «Было время, когда я придавала значение таким вещам — счастливая шапочка или очки, — признаётся Юля. — Но потом подумала, что зацикливаясь на этом, сама помогаю своим соперницам. Вот была розовая шапочка, а потом её стырили, значит вместе с ней исчезла и удача? А мне на старт… Нельзя так. В Барселоне проплыла 200 метров в чёрной шапочке. И ничего страшного не произошло. Больше не верю в силу вещей — в людей верю».

Ирина Аввакумова и лыжи с ботинками

Что общего у Шипулина, Ефимовой и ямайских бобслеистов. Изображение номер 5
Некоторые спортсмены теряют инвентарь прямо на трассе. Такое случалось у российской прыгуньи с трамплина Ирины Аввакумовой.

«Летом мы часто тренируемся на Воробьёвых горах, — рассказывает девушка. — Там 40-метровый трамплин. За одну тренировку спускаемся семь-восемь раз. Поднимаемся на трамплин всегда пешком. Лыжи — на себе. А уже перед самым стартом надеваем и закрепляем ботинки. На одной из тренировок я то ли устала, то ли на солнце перегрелась немного — не знаю, но забыла закрепить ботинки. В итоге, как только оторвалась от трамплина, растеряла лыжи. Я приземлилась в одной стороне, лыжи — в другой. Удивительно, но даже синяка не осталось. Комбинезон было очень жалко — только выстирала. И тренер теперь при каждом удобном случае эту историю вспоминает».

Антон Шипулин и палки

Что общего у Шипулина, Ефимовой и ямайских бобслеистов. Изображение номер 6
Растерять инвентарь прямо во время соревнований умудрился Антон Шипулин. Всё случилось во время эстафеты в немецком Рупольдинге, за месяц до Олимпийских игр в Сочи. Антон занял привычный для себя четвёртый этап и был настроен решительно — перед передачей эстафеты сборная России уверенно расположилась в тройке лидеров. Но практически на старте обнаружилась пропажа палок. Евгений Устюгов одолжил инвентарь у кого-то из словенцев и передал Антону. Палки оказались малы. А подходящую запаску оставляют по одной на разных участках трассы — вместе палки почти никогда не ломаются. От поочерёдной замены Шипулин тогда отказался, завершил гонку с непривычно короткими палками и бронзовой медалью.

Во время олимпийской эстафеты россияне были предельно внимательны, инвентарь из рук не выпускали и выиграли золото. А с серьёзными потерями в Сочи столкнулась другая команда.

Ямайские бобслеисты и боб

Что общего у Шипулина, Ефимовой и ямайских бобслеистов. Изображение номер 7
Самыми необычными участниками Олимпиады-2014 были бобслеисты из Ямайки. Для пилота команды 47-летнего Уинстона Уоттса это были четвёртые Игры. Дорога в Сочи получилась особенно сложной. У спортсменов не было денег на экипировку, полноценную подготовку и саму поездку в Россию. Эту проблему решили с помощью краудфандинга. Всего за два дня Уоттсу с напарником удалось собрать $120 000. Часть средств, кстати, была собрана в виде пожертвований криптовалютой Dogecoin.

На этом приключения не закончились. Уже в Сочи обнаружилось, что ямайский багаж, в том числе и боб, потерялся в пути. Спортсмены пропустили первую официальную тренировку и приготовились просить помощи у соперников. Но за пару дней до начала соревнований боб нашёлся. Уоттс и Диксон (так звали его напарника) финишировали на 29 месте из 30 возможных. Это лучший результат в истории ямайского бобслея на Олимпийских играх.

Поделиться с друзьями

Комментарии

Видео

Читайте также