Обратная связь

«Чтобы снять, как Жека Савин забивает головой, понадобилось 28 дублей». Константин Генич — о фильме «Тренер»

Инсайды со съёмочной площадки. Этого не покажут в кино.

Про комментаторов

Когда мне позвонили продюсеры фильма, я подумал, что всё это какой-то развод. Не слышал ничего про фильм «Тренер». И вообще — где я, а где кино? Потом узнал, что всё согласовано с «Матч ТВ». Данила Козловский, оказывается, многих комментаторов слушал. В фильме так или иначе появляются Рома Гутцайт, Денис Казанский, Тимур Журавель, звучит голос Кирилла Дементьева. Меня и Нобеля Арустамяна порекомендовал Сергей Николаевич Галицкий. Потом спросил у него, почему посоветовал нас. Он сказал, что видит, кто и насколько любит футбол. И к нам у него вопросов нет.

Там ещё была очень смешная история. Мою сцену снимали на следующий день после первого полуфинала Кубка Конфедерации, и мы вместе с Козловским и Галицким смотрели второй полуфинал — Германия — Мексика. А я сделал ставку. Я же немного помешан на ставках. И очень за эту ставку болел. Мне категорически не надо было, чтобы немцы забивали четвёртый мяч. Я там дал такую волю эмоциям, что Козловский сказал: «Вот так надо было!» Я предложил переснять. Но переснимать ничего, конечно, не стали.

«Чтобы снять, как Жека Савин забивает головой, понадобилось 28 дублей». Константин Генич — о фильме «Тренер». Изображение номер 1

Про роль

Даня объяснил, что я комментирую решающий матч за выход на чемпионат мира. Играем против сборной Румынии. Футболисты уже свои сцены отсняли. На поле не было ни души. Мне надо было импровизировать, представлять, что происходит.

Сразу решили, что я должен оставаться самим собой. Правда, изначально предлагали проговаривать заранее написанный текст. От этой идеи отказался. Там был, по сути, набор комментаторских фразочек, вроде Черданцева и его «я сейчас закончу вообще всё». Видимо, покопались в Интернете и собрали всё в одну кучу для моего предполагаемого эфира. Это неправильно.

Даня мне описал, что происходит в сцене: «Представь, что я, Юра Столешников, подхватываю мяч в центре поля и иду на ворота, и ты должен головой крутить так, будто ты это видишь». В этот момент на поле, разумеется, ничего не происходило. Мы попробовали. Очень тяжело по заказу подбирать слова. Но ограничились 4-5 дублями. И Даня сказал: «Я в вас не ошибся, Константин!» Нобель многие вещи тоже делал чуть ли не с первого или второго дубля.

Про сложности во время съёмок

Это какой-то каторжный труд. Когда ты видишь, как люди одно и то же выполняют на протяжении двух часов, у тебя самого начинает голова болеть. Говорят, до этого понадобилось 28 дублей, чтобы снять, как Женя Савин забивает головой. При этом он всё время забивал, но Даня — идеалист и перфекционист, ему всё время чего-то не хватало. Видимо, хотел найти идеальный угол головы Евгения Савина.

Мне пришлось столкнуться с довольно серьёзными логистическими трудностями, потому что съёмка была запланирована в Краснодаре на следующий день после полуфинала Кубка Конфедерации Португалия — Чили, где я работал. Это было в Казани. Прямого сообщения между Казанью и Краснодаром, к сожалению, нет. Мне сказали, что надо обязательно быть в 9 или 10 утра, потому что это был чуть ли не один из последних съёмочных дней. Кое-как успел на рейс в Краснодар, там буквально была стыковка минут 40. Минут за 10 до вылета я как-то умудрился в аэропорту «Домодедово» прорваться на свой рейс. Самое смешное, когда я прилетел в Краснодар, меня, разумеется, встретили, разместили в гостинице и сказали: «Вы сейчас можете отдыхать, во второй половине дня мы к вам обратимся». График съёмок немножко сдвинулся. Потом понял, что в кино это происходит постоянно.

Про сюжет

Я не был на премьере, но я был на закрытом показе. Данила ждал на премьере, но я заболел и не смог прийти. Когда посмотрели фильм, чуть ли не хором сказали, что Нобеля в нём было больше, чем Козловского. Нобель комментировал финальный матч Кубка и постоянно мелькает в кадре. Он как Нина Ерёмина в «Движении вверх».

После просмотра у нас даже был баттл с Данилой. Он спросил: «Как вам фильм?» Какие-то моменты мне как футбольному профессионалу сразу же бросились в глаза, и я ему про это честно сказал. На что Даня ответил: «Это вообще никто не заметит, кроме тебя. Ты дотошный».

Сама история красивая. Разумеется, я бы с удовольствием представил себя на месте Юры Столешникова. Он закончил в 34, с небольшим скандалом, ему дали двухлетнюю дисквалификацию, и после этого он нашёл для себя бойцовский клуб, играя в регби, а потом агент неожиданно предложил ему стать тренером команды в ФНЛ. И он без лицензии начинает тренировать команду. Футболисты сначала пытаются его сплавить, но потом все объединяются вокруг него и играют в финале Кубка против «Спартака». А Столешникову, бывшему игроку «Спартака», вдруг предлагают возглавить клуб. Это же абсолютная фантастика.

Про героев и спецэффекты

В фильме действительно много интересных сюжетных линий. Очень хорошая роль, пусть и не главная, у Смолякова, который играет отца Столешникова, у Ильина, который из детского тренера превращается в его помощника. Не буду спойлерить, но истории некоторых героев реально цепляют.

Хорошее музыкальное оформление. Я не знаю, как продюсерам или Дане удалось договориться с Imagine Dragons, чтобы их песня Believe звучала в фильме. Она очень для него актуальна. Плюс там есть проход болельщиков, где они хорошо поют. Атмосферная сцена.

Потрясающие съёмки. Есть несколько достойных фишек. Например, когда мяч влетает в сетку, сетка этот мяч как бы проглатывает. Звук сетки, когда мяч по ней катится. Это очень круто. На большом экране с хорошим звуком — это разрыв. Но это чисто киношные фишки.

Как бывший футболист я понимаю, что это больше похоже на сказку. Но это красивая сказка.

«Чтобы снять, как Жека Савин забивает головой, понадобилось 28 дублей». Константин Генич — о фильме «Тренер». Изображение номер 2

Про негатив

Даже если бы в трейлере появился Лионель Месси или Криштиану Роналду, а Роман Абрамович сказал, что всем надо идти в кино, потому что там есть сцены, снятые на «Стэмфорд Бридж», это всё равно вызвало бы негативную реакцию. Футбольный мир воспринимает всё очень остро. Люди, которые якобы погружены в него максимально, считают, что чужакам здесь не место. А Козловский — чужак. И кто он такой, чтобы снимать кино про футбол на бюджетные деньги — такая у них логика.

То, что человек не спал ночами, корректировал сценарий, увлёк огромную группу людей — их всех это вообще не волнует. Они подошли к компьютеру, написали, что всё плохо, и довольны собой. Никто из этих людей не подойдёт к Козловскому и не скажет это в глаза. И к Сычёву не подойдёт, или Савину, или Гатагову со словами: «Вы второсортные футболисты, которые закончили карьеру, и снимаетесь во второсортном кино». Интернет размывает границы и позволяет переходить на личности. Откровенно хамить и грубить.

Перейти к верхней панели