Обратная связь

«Знаю о реальных случаях, когда после фильма дети просили отдать их в баскетбол». Чемпионы — о «Движении вверх»

Фильм «Движение вверх» о великом баскетбольном финале Олимпиады-1972 собрал в прокате уже 1,5 млрд рублей и ворвался в топ самых кассовых российских фильмов. Своими впечатлениями о картине с Team Russia поделились президент РФБ Андрей Кириленко, олимпийские чемпионы Иван Едешко и Алжан Жармухамедов, а также чемпион Европы — 2007 Николай Падиус, сыгравший в фильме американского студента.

Андрей Кириленко, президент Российской федерации баскетбола

— Очень здорово, что появляется больше фильмов о баскетболе. Особенно когда кино российское и при этом такого крутого качества. «Движение вверх» заставляет вспомнить нашу историю, пережить события 45-летней давности, когда сборная СССР впервые стала олимпийским чемпионом. И помимо спортивной истории, узнать судьбы людей. Мне повезло быть знакомым с некоторыми из них: это и Владимир Петрович Кондрашин, и Иван Едешко, и Сергей Белов, и Алжан Жармухамедов.

Даже при том, что в фильме есть какие-то выдумки — всё-таки художественная картина — мы должны помнить свою историю и посмотреть отличное кино про баскетбол. Надеюсь, оно поможет и в плане развития и популяризации. Кто-то посмотрит «Движение вверх» и отведёт ребёнка в баскетбольную школу. Это было бы очень хорошо.

Алжан Жармухамедов, олимпийский чемпион — 1972

— Фильм смотрел с удовольствием. Конечно, авторы многое добавили от себя для зрелищности. Например, историю с Паулаускасом. Да, практически на каждом выезде к нему подходили эмигрировавшие литовцы, а ко мне казахи. Но если мы с ними общались — это же не значит, что и мы собирались остаться за границей. В Америке в переулке с темнокожими парнями мы тоже, разумеется, не играли. Броски сверху в баскетболе уже были, но забивали тогда не так мощно и не так часто, как сейчас или как показано в фильме. Там даже щит выломали. Контактных линз в Мюнхене у меня тоже ещё не было, они появились позже. Но кино всё-таки художественное, не документальное. Авторы имели право на вымысел ради зрелищности. Главное — что получилось передать драматизм того матча, зрителей захватило.

Жена после просмотра плакала так, будто вернулась на 45 лет назад. Тогда в Мюнхене мы до шести утра сидели в раздевалке, потому что не знали, какое решение примут по матчу. А жёны наши в Москве перезванивались в попытке узнать какие-то новости. И только в час дня нам сказали, что переигровки не будет. Мы к тому моменту вернулись в Олимпийскую деревню, спать хотелось ужасно, но я смог уснуть только на 15 минут. Кондрашин тогда был не с командой, а в штабе Олимпийских игр вместе с председателями спорткомитета и Олимпийского комитета СССР. Ходили вокруг, пока заседала эта коллегия, решавшая нашу судьбу. Новость команде объявил помощник тренера Сергей Башкин, а Владимир Петрович присоединился к нам позже. Тогда все про сон уже забыли.

Александр Ряполов, актёр, сыгравший в фильме Алжана Жармухамедова

— Александр Сергеевич Белов, сын олимпийского чемпиона — 1972 Сергея Белова, был постановщиком баскетбольных сцен в фильме. А я играл под его началом в команде Российской правовой академии Минюста России. Играли мы вполне успешно, участвовали в чемпионате Ассоциации студенческого баскетбола, выходили в «Финал восьми» Международной студенческой баскетбольной лиги. Александр Сергеевич — замечательный тренер, и как-то он пригласил меня, как я тогда думал, просто поиграть в баскетбол. А режиссёр фильма Антон Мегердичев заметил меня на этой тренировке и предложил поучаствовать в съёмках. Позже он же предложил поучаствовать в пробах на роль Алжана Жармухамедова. Замечательный педагог по актёрскому мастерству и работе с камерой Игорь Мотуз несколько недель занимался со мной индивидуально. И похоже, что не зря. Многие профессиональные актёры после выхода фильма поздравляли меня с хорошей работой. Но важнее всего для меня была позитивная оценка самого Алжана Мусурбековича Жармухамедова.

Вы рассказывали, как Владимир Машков с первого дубля забил в кольцо метров с пятнадцати.

— Владимир Львович — большой, сильный актёр. «Расколоть» его очень сложно. Но за кадром на съёмочной площадке все были в восторге. Но главное, по сценарию-то он должен был промахнуться! Показать, что не все и не всегда попадают в кольцо. А тут — с первого дубля забил. И в итоге именно этот момент вошёл в фильм. Даже не помню, снимались ли ещё дубли, чтобы Машков всё-таки промахнулся, или сцену сразу утвердили. 

Что ещё запомнилось на съёмках?

— У меня был трюк с броском сверху. Там тоже Жармухамедов по сценарию должен был промахнуться, когда американец жёстким фолом сбивает его в воздухе. Но чтобы зритель поверил, я же должен был показать стремление забить! И в итоге даже после столкновения с соперником всё-таки вколотил этот мяч в кольцо. От удара меня качнуло, и я с этого кольца рухнул на паркет, приземлившись на колени. Это было очень громко и очень больно. На площадку тут же прибежал режиссёр — чтобы вы понимали, он был не в этом же зале, а в соседнем помещении, метрах в восьмидесяти. Но всё равно прибежал, говорит: «Саш, я думал, ты всё себе переломал». Крутые были кадры. Или съёмки с оборудованием body mount — когда на специальных кронштейнах камера крепится на актёра, которого снимает. Снимали так сцену, где Жармухамедов идёт бросать штрафные. Это тоже не вошло в итоговый монтаж, но кадры были очень эмоциональные — на грани фантастики.

Вы единственный, кто не был профессиональным актёром. Как вас приняли в актёрской среде?

— Для меня показательно, что говорят сами актёры. Что я не выделялся среди других актёров. Если на баскетбольной площадке, в баскетбольном мастерстве между ребятами были видны различия, то в актёрской игре, как мне говорят, этой разницы не чувствовалось. И это для меня очень круто. Значит, мой педагог справился. Мне самому тяжело судить о своём мастерстве. Но народ голосует за то, что у меня всё получилось.

Иван Едешко, олимпийский чемпион — 1972, консультант фильма «Движение вверх», автор решающего паса на Александра Белова за три секунды до конца финального матча

— Конечно, никто не ожидал, что этот фильм станет одним из лучших в истории российского и советского кинематографа. Не только в плане доходов, но и по количеству людей, которые захотели на него пойти. Я не помню таких отечественных фильмов, после которых зрители выходили из зала и плакали. Премьера совпала с началом новогодних праздников и школьных каникул, многие приходили с детьми — и я уже знаю о реальных случаях, когда после просмотра «Движения вверх» дети просили, чтобы родители отвели их в баскетбольную секцию. Я в восторге от того, что это всё удалось.

Жаль, что с другой стороны сейчас поднялась очень мрачная волна, которая началась с несогласия родственников Владимира Кондрашина и Александра Белова. Но даже если они приняли эту ленту отрицательно, нужно понимать, что фильм — не о Кондрашине и Белове. Он для памяти о тех игроках, кого уже нет, с которыми Кондрашин завоёвывал медали. Для тех, кто остался в живых — а нас только четверо. Этот фильм — для родственников и близких людей. В отличие от «Легенды № 17» у всех игроков в кино были свои фамилии. И эти фамилии сегодня, 45 лет спустя, снова звучат в хорошем свете. Об этих игроках вспоминают исключительно хорошо.

Что касается Кондрашина/Гаранжина — он гениально представлен. Те качества, которые скрывались во Владимире Петровиче в силу его психологии, раскрылись в исполнении Владимира Машкова. Ребята, всё получились. И даже Едешко, хоть и без усов был, — я его принял. То же самое с Жармухамедовым.

А о Паулаускасе особая речь. Если в фильме он показан как антисоветчик — в конце-то он приходит к тому, что такое родина. Это мама, это папа, это жена и дети, это Литва, это друзья, с которыми он делал эту команду. И после этого остаётся на родине. Очень жаль, что из-за этого такие споры. Не боюсь этого говорить — я был другом семьи Кондрашиных и остаюсь им. Всегда готов прийти и сделать всё для Евгении Вячеславовны и для Юры. Но когда вдова Саши Белова меня называет предателем из-за того, что я более глубоко понял фильм, — это очень неприятно и незаслуженно. Это фильм для народа, а народ принял. Это главное.

Я боялся идти на премьеру. Все эти броски сверху, да ещё из-под ноги… И если бы мне сказали, что я это увижу, то я был бы, конечно, против. Но потом увидел всё, и это было принято — и не только народом, специалистами тоже. Да, баскетбол был показан более фантастическим, но это только на пользу популярности вида спорта.

Мне казалось, я живу богато. Не о деньгах говорю, а об эмоциях, об общении. Разнообразно живу. А теперь я ещё увидел кинематограф. Увидел артистов, близко общался с ними. Увидел игру Машкова — это вообще отдельный разговор. Психологический, драматический актёр, который может даже без слов сыграть любую роль — и это будет убедительно. Да и вообще актёрский состав подобран блестяще. Моя жизнь стала разнообразнее.

Николай Падиус, чемпион Европы — 2007, сыграл в фильме американского студента и дублировал роль Модестаса Паулаускаса

— Меня подключили к проекту довольно поздно. Узнал об этом буквально за пару дней до начала съёмок. Общались на кастинге с режиссёром Антоном Мегердичевым, он обещал найти роль, которая устроила бы и его, и меня. Сошлись на том, что буду дублёром Модестаса Паулаускаса. То, что сыграл в итоге ещё и американского студента, было спонтанным решением режиссёра. Спускается как-то он на баскетбольную площадку и спрашивает: «Кто может красиво забить сверху?» Я продемонстрировал, как могу. Он сказал: «Окей, ты утверждён». После этого надо было феерить на площадке, быть лучшим игроком. Я знал, что по сценарию щит после моего броска сверху должен был разлететься вдребезги, и в паре дублей даже пытался сломать его сам. Но не получилось. Так что «разбили» щит всё-таки спецэффектами. Но сверху я забивал по-настоящему, в настоящее кольцо на традиционной высоте 3,05 метра.

Очень благодарен создателям фильма за этот опыт. Это же мой первый опыт съёмок в настоящем полнометражном кино. Поразили новые технологии в съёмках. И общение с Владимиром Машковым, который каждое утро при встрече называл меня «маэстро». Наверное, до него дошли слухи, кто я.

Знаменитым я никогда не был. Ну да, сейчас звонят периодически журналисты, вопросы задают. Приятно. А так — ничего не изменилось. Было приятно сходить на предпремьеру, но во второй раз фильм понравился больше. Не потому, что он про баскетбол или я в нём снимался. По насыщенности картины, по отдаче, по эмоциям. Первый просмотр был больше воспоминанием о процессе съёмок. Смотришь — и подмечаешь то, чего не видит простой зритель: где актёр, где дублёр… Да ещё и свой данк я увидел не целиком. Выходил встречать друга семьи, актёра Сергея Горобченко. И пока мы протискивались между рядами, я заметил, что лечу на кольцо. Второй просмотр был уже более спокойным, увидел все семь секунд своей роли. Но такого, чтобы вскочить и крикнуть: «Это я, я забил!» — такого не было.

Сергей Тараканов, олимпийский чемпион — 1988

— Обратил внимание на несоответствие героев фильма их прототипам. Я знал многих из той команды. В моём представлении, если кто и похож на себя, так это Сергей Белов. А некоторые выглядят иначе и иногда даже лучше, чем в жизни. Чему я не противлюсь, а только рад. Помню ту мюнхенскую победу, мне было 14 лет, я только-только начал заниматься баскетболом. Это было огромное событие.

По общей атмосфере фильм понравился. Сильная художественная составляющая, которая пробивает слезу. Всё очень позитивно: братство, товарищество, команда и всякие такие штучки, которые я только приветствую. Конечно, мне, как и другим людям, обращающим внимание на баскетбольные нюансы, было трудно не увидеть недостатки в спортивных сценах. Не могу сказать, что это резало глаз, но царапало. Видно по технике, по движениям, что это не баскетболисты. Я понимаю, что 99% зрителей этого не заметит. Но баскетбол вообще снимать непросто. С другой стороны, я приветствую всё, что с ним связано. И когда после просмотра фильма молодёжь заглядывает в «Википедию» и пытается понять, как всё на самом деле происходило, — это здорово. Ведь новое поколение ничего не знает о тех победах. А просмотр фильма стал правильным толчком.