Обратная связь

«Одного Достоевского хватит, чтобы уважать русскую литературу». Что читает Антон Бабиков

Чемпион мира по биатлону Антон Бабиков специально для Team Russia рассказывает о своих любимых книгах.

Про выбор

— Мне часто дарят книги дома, кто-нибудь из семьи. И тогда я совершенно не сомневаюсь, что их стоит прочесть. Часто советуюсь с родителями — у них большая библиотека, которую они уже основательно изучили. Мне ещё читать и читать. Одно время даже вёл специальный дневник, в который записывал всё, что прочитал.

Уезжая из дома, всегда спрашиваю, что можно взять с собой. Папа достаёт несколько книг на выбор. Обычно увожу 3-4 книги. Спортивные биографии или что-то в этом роде обычно покупаю сам, спонтанно. Дома в основном художественная литература.

Родители с детства пытались приучить к чтению. С другими братьями это получилось быстрее, чем со мной. Я был самым активным ребёнком в семье. И в детстве мне не очень нравилось такое спокойное занятие. Я не мог сесть с книжкой и потратить полтора часа на чтение — мне казалось, что есть более интересные занятия, было жалко времени. Сейчас я научился правильно использовать свободное время. У нас такой распорядок дня, что всегда можно найти время для чтения. И я нисколько не жалею, что трачу свободное время на чтение. На какие-то другие занятия после тренировок сил не остаётся. А тут просто лежишь, читаешь — тело отдыхает, а голова работает.

«Одного Достоевского хватит, чтобы уважать русскую литературу». Что читает Антон Бабиков. Изображение номер 1

Про современную русскую литературу

— Сейчас читаю «Взвод» Захара Прилепина. Книга своеобразная. Это не цельное художественное произведение, а биографии русских полководцев и литераторов. Я ещё не все биографии прочёл, но очень интересно узнавать, что для многих из тех, кого мы привыкли называть поэтами или писателями, это было второстепенное занятие. А чуть ли не главным в их жизни было военное дело. Прилепин интересно это преподносит. Он мне в принципе нравится как писатель. Очень сильное впечатление произвела «Обитель» — серьёзная и тяжёлая книга.

Вообще благодаря книгам можно неплохо изучить историю. И не только официальную версию, как, например, в школьном учебнике, а с разных сторон. Простой пример: в книге Прилепина прочитал биографию Державина, который участвовал в подавлении Пугачёвского восстания, а до этого читал «Золото бунта» Алексея Иванова, в котором описываются те же события, но уже с другой точки зрения. Получилась объёмная картинка. И мне кажется, я уже немало знаю о том времени и, собственно, о самом восстании, хотя в школе этот эпизод прошёл как-то мимо меня.

Алексей Иванов, кстати, очень интересный писатель. Начал знакомство с ним с книги «Географ глобус пропил». Тогда уже вышла экранизация, и на обложке был Константин Хабенский. Я очень уважаю этого актёра, поэтому книжка сразу привлекла внимание. Когда читал, образ главного героя связывал исключительно с Хабенским, хотя сам фильм в итоге посмотрел только после книги. Не знаю, хорошо это или плохо. Конечно, книга всегда лучше, чем фильм. Но в этом случае и фильм получился. Правда, встречал людей, которые говорили, что книга намного сложнее по смыслу, но не берусь философствовать по этому поводу. Дома лежат «Тобол», «Сердце Пармы» и «Ебург» — все Иванова. Скоро возьмусь за них.

Из современников ещё хочу отметить Евгения Водолазкина. Его «Авиатор» переплетается с историей, как и «Обитель» Прилепина. Важно, что сейчас довольно много произведений о ГУЛАГе и о том тяжёлом времени, что эта тема интересует писателей. Не знаю точно, но раньше, кажется, большая часть информации об этом была засекречена.

Читал Пелевина — «Generation П». И наверное, не с того начал, как-то он меня не вдохновил, хотя папа советовал мне к нему присмотреться. Он его много прочитал, начиная с книги «Чапаев и пустота» и заканчивая более современными произведениями.

«Одного Достоевского хватит, чтобы уважать русскую литературу». Что читает Антон Бабиков. Изображение номер 2

Про классиков

— Буквально две книги назад читал «Братьев Карамазовых» Достоевского. А до этого были «Бесы». Нереальный язык, удивительная способность описывать всё досконально, поднимать тяжелейшие философские вопросы, но при этом не быть нудным. Конечно, всё это поражает. Правда, я, наверное, не могу оценить Достоевского в должной мере. У меня даже есть пример. Кто-то купил дорогое вино, но не разбирается в вине так, как сомелье, который может часами рассказывать, из какого винограда оно сделано и какие ноты вкуса в нём чувствуются. Простой человек понимает, что ему вкусно, что это хорошее вино, наверняка какое-то эксклюзивное, но не может разобрать его по полочкам и полчаса рассказывать об одной бутылке. Так же у меня с Достоевским. Я прекрасно понимаю, что это сильно, что одного Достоевского хватило бы, чтобы любить и уважать русскую литературу, но понять его до конца не могу.

А вот «Анна Каренина», например, мне совсем не понравилась. У меня было бы другое отношение к книге, если бы она называлась «Константин Левин». Его история — это да, сильно. Человек постоянно был занят делом. И это мне близко. Если не трудишься, будешь страдать, выбирать всякие сомнительные дорожки. От безделья в основном. Когда трудишься, на страдания нет времени.

«Одного Достоевского хватит, чтобы уважать русскую литературу». Что читает Антон Бабиков. Изображение номер 3

Про зарубежную литературу

— Сразу после школы прочитал практически всего Германа Гессе. Я им зачитывался. Начал с «Сиддхартхи». И это произведение довольно сильно сказалось на моих взглядах на жизнь, на восприятии религии в том числе.

«Сиддхартха» не самое сложное произведение Гессе. «Степной волк» и особенно «Игра в бисер» намного сложнее. Но из «Степного волка»я много для себя почерпнул. Очень хорошо помню момент, когда главный герой, Гарри Галлер, образованный, но удручённый жизнью, сидит в ресторане «Чёрный орел», к нему подходит девушка, потому что понимает, что он на грани самоубийства. Он говорит: «Я всё в жизни попробовал». Тогда она предлагает ему потанцевать и слышит в ответ: «Я не умею». Её слова очень важные: «Вы не умеете танцевать? Значит, вы меня обманули, когда говорили, что перепробовали всё, чтобы найти смысл жизни. А сами даже не пробовали танцевать». Благодаря этому эпизоду я очень хорошо понял: пока ты не всё попробовал, нет никаких причин опускать руки.

Германа Гессе, конечно, нужно перечитывать, когда буду старше. Он точно по-разному воспринимается, когда тебе 20 и когда 40. Со многими книгами так. Но в отношении Гессе это, пожалуй, особенно актуально.

Из зарубежных современников знаю Чака Паланика. Своеобразный писатель. Но иногда мне нравится читать что-то такое, немного безумное. Сейчас, наверное, общество такое — воспринимает информацию, только когда жёстко и в лоб, как у Паланика в «Пигмее» или в том же «Повелителе мух» Голдинга.

Читал Сартра — «Тошноту». Но это одна из книг, которая почти не отложилась в голове, хотя читал совсем недавно. Возможно, сразу после Сартра взял книгу, которая произвела на меня большее впечатление. И мозг просто отфильтровал.

«Одного Достоевского хватит, чтобы уважать русскую литературу». Что читает Антон Бабиков. Изображение номер 4

Про мотивацию

— Книги вообще часто помогают в жизни, особенно с точки зрения психологии. Предпоследняя книга, которую я прочёл, это «Тонкое искусство пофигизма» Марка Мэнсона. Она немного примитивная. Простой язык, банальные мысли. Но иногда это полезно. Я проглотил эту книжку за два дня и в очередной раз напомнил себе о каких-то важных моментах, например, о том, что осознанный и принятый негативный опыт на самом деле позитивный. Больше в ней нет ничего серьёзного.

Есть интересные и полезные автобиографические книги, в том числе и спортивные. Читал биографию Усейна Болта. Он мне понравился больше всего тем, что не обманывал, не рассказывал, что тренировался до изнеможения, а честно признался: «У меня талант, я от природы был сильнее всех соперников». Я как спортсмен очень хорошо понимаю, что можно тренироваться больше всех, но это не значит, что станешь самым быстрым.

Очень интересная книга получилась у Рубена Гонсалеса — «Смелость достичь успеха». Он саночник, аргентинец, единственный, кому удалось выступить на Олимпийских играх в четырёх разных десятилетиях. Очень вдохновляющая история, особенно для тех, у кого нет кумиров. Я сам, например, приходя в спорт, понимал, что не стану вторым Бьорндаленом. Мне, как и многим, легче учиться на опыте человека, который терпел поражения на протяжении всей своей спортивной карьеры, чем читать про то, как Фуркад выигрывает почти каждую гонку. Тяжело тому, кто постоянно переживает поражения, а тому, кто всё время выигрывает, конечно, тоже бывает тяжело, но это немного разные вещи.

Одно время я часто называл своей любимой книгой «Спартака» Рафаэлло Джованьоли. И до сих пор думаю, что любому мужчине, в том числе и спортсмену, она очень может помочь. У меня было какое-то старое-старое издание, нашёл его у бабушки, помню даже, как пахла эта книга. И конечно, историю очень хорошо помню.