Обратная связь

Не за участием

Зря Илья Ковальчук так пренебрежительно отозвался о женском хоккее, посетив матч нашей женской команды. Перед четвертьфиналом со швейцарками девушки, может, и спустили бы ему такое. Но не после игры.
— Слова Ильи Ковальчука зацепили вас?

— Да. Очень было неприятно.

— А вдруг он специально это сделал, чтобы вы завелись?

— Да нет, я не думаю, что специально, — Анна Шохина как-то вот не подумала, что звезда мужского хоккея сделал такой тонкий ход ради поддержки женской команды. — Человек такого высокого уровня не должен так говорить. Даже если это его мнение, он должен оставить его при себе.

— А вы вчера с какими чувствами за него болели? Ведь он дубль сделал, вы хлопали? — Анна ехидно улыбнулась.

— Видимо, он для нас играл, хотел что-то доказать. Всё равно поддерживали, болели, несмотря на его слова.

Не за участием. Изображение номер 1
Мягко говоря, фаворитами четвертьфинала наши не выглядели. Проиграли все три матча группового этапа с общим счётом 1:15. Мда.

— Настроение было, я бы сказала, позорным, — Валерия Павлова небольшая мастерица интервью. Говорила коротко, как есть. — Мы проиграли, ещё и реализация моментов у нас хромала. Поэтому мы настроились на этот матч.

— Что помогло начать их реализовывать сегодня?

— Не знаю, — и впрямь вопрос на засыпку. — Наверное, каждая подумала над своей работой. И уже, в конце концов, каждая знала, что пора забивать. Когда, если не сегодня.

— Вчерашний поход на мужской хоккей как-то помог?

— Да, мы посмотрели на ребят, и решили, что нам тоже уже пора выигрывать.

Правильное решение. Тем более подкреплённое жаждой реванша. Четыре года назад в Сочи наши проиграли четвертьфинал именно швейцаркам.

— Сидело в голове то поражение?

— Это стимулировало. Обидно, конечно, — Ольга Сосина говорила быстро и возбуждённо. Ещё не отошла после игры, да и торопилась в раздевалку ко всем остальным. Ликовать всегда хочется вместе. — Долги надо возвращать.

И это правильно. Вот только чем возвращать. Ладно бы ещё 0:5 только от канадок, так ещё и от американок 0:5 и, самое противное, от финок 1:5.

— Видимо, без пинка мы не можем играть, — Сосина продолжала тараторить с законной гордостью. — Пнули, это нас ещё больше простимулировало и сплотило. Вышли и показали, что кое-что можем.

— Но швейцарки же сильнее финок?

— Да почему? — Ольга от души возмутилась. — На Олимпиаде так нельзя говорить, кто сильнее, кто слабее. Олимпиада — это, наверное, самое важное соревнование для каждого спортсмена в его жизни. Даже нельзя сравнивать с играми чемпионата мира. Здесь все команды выходят совсем с другим настроем.

Не за участием. Изображение номер 2
Не за участием. Изображение номер 3
Не для настроя, это слишком мирское слово, для укрепления душ к хоккеисткам перед матчем зашёл духовник команды «Олимпийские спортсмены из России» отец Андрей. Он не впервые поддерживает олимпийцев пастырским словом.

— Я проведу аналогию с женским гандболом в Рио-де-Жанейро. Вот там удивительным образом произошло нечто необычное, и мы все это почувствовали, — у отца Андрея очень правильная, мягкая, совсем не назидательная речь. — Спросите у Евгения Васильевича Трефилова, у Влады Бобровниковой, у Ани Сень, у Майи Петровой, у Кати Ильиной. Да и не только у них, а и у тех, кто это смотрел. В этой ситуации было ощущение единения команды с потрясающим потенциалом внешним, а с другой стороны — тем внутренним, который объединился с внешним, — отец Андрей и не думал считать себя соавтором чудесного превращения хоккейной команды. — Произошло то, что в таких ситуациях по милости Божьей бывает. Я этому был свидетелем, я только маленький инструмент. Это совершается не мною. Но когда совершается, это очевидно. И я думаю, вы тоже это почувствовали, только уже здесь, в другом месте, в Корее.

Что же до настроя на борьбу, важно не переборщить с этим самым настроем. Знаем мы, как наши спортсмены и спортсменки настраиваются. Как на смертный бой. А это не война, это спорт. И хорошо, что есть люди, которые видят разницу.

— Какое-то вдохновение было накануне матча?

— Ну да, девчонки были все такие серьёзные, — Анна Шохина симпатично улыбнулась. Она никогда не грустит, и все это знают. — Я попыталась разрядить обстановку.

— Каким образом?

— Повеселить, потанцевать, — снова улыбка. — Говорю, давайте, девчонки, музыку погромче. Что унывать?

Не за участием. Изображение номер 4
Не за участием. Изображение номер 5
Что ж, начали очень весело. Анна Шохина забросила шайбу в меньшинстве, да не обычном, а когда два наших игрока были удалены. Отобрала, рванулась вперёд и забила! На такое способна только та, кто и впрямь не ведает уныния.

— Когда вы забивали 3 на 5, рисковали?

— Да, рискнула. Посмотрела, где располагается вратарь, и всё сделала грамотно, — в голосе Анны звучала законная гордость. Немножко, совсем чуточку, но звучала.

— Для вас это лучший матч в карьере?

— Да, лучший.

А никто и не сомневался. Шохина играла блистательно в этот день, да и не она одна. Вот только швейцарским игрокам не было дела ни до настроя наших, ни до их мастерства и удачливости. Они совсем не собирались проигрывать. Уступив первый период 0:1, после перерыва соперницы нажали всерьёз. Уже на первой минуте периода Мюллер сравняла счёт. А когда Ангелина Гончаренко получила две минуты, Штальдер реализовала большинство. Швейцария вышла вперёд — 2:1.

— Они полетели в конце второго периода, показалось, что вы не выстоите под натиском.

— А мы всё равно верили в себя и готовы были бороться, выходили с боевым настроем, — Валерия Павлова отвечала очень устало. Всё потратила на эту борьбу. — Нам нужнее, потому что они нас уже обидели в Сочи. Я думаю, мы должны были сделать всё, что в наших силах. И это всегда наш принципиальный соперник. Мы настраиваемся на каждый матч, но на этот особенно, конечно. Потому что нам надо было идти дальше.

На то, чтобы отыграться, было очень много времени, аж полтора периода. Но хватило и нескольких минут. И гол лишь подтвердил слова Сосиной о том, что на Олимпиаде не имеют значения привычные представления о том, кто слабый, кто сильный. Забила вовсе не та, от кого этого ждали.

— Какой момент матча стал ключевым?

— Когда сравняли счёт, наверное. Переломный момент был, — Ольга Сосина, как и положено капитану, с удовольствием говорила о других. — Молодая девочка у нас, Кулишова, сравняла счёт. Поборолась, добила и вдохновила всех.

А в самом конце второго периода Лиана Ганеева в большинстве забросила шайбу, как сейчас шутят, «в подтрибунное помещение». 3:2 в пользу наших! И уж не знаю, что происходило в перерыве в обоих занятых командами подтрибунных помещениях, но в третьем периоде у швейцарской команды не было шансов. Или мне так показалось от восторга. Но забивали только наши. Сначала Дергачёва с паса Шохиной. Потом в большинстве Шохина с передачи Дергачёвой. Разыграно было изумительно. И когда при счёте 5:2 швейцарский тренер снял вратаря, Сосина перехватила шайбу и завела её в пустые ворота. Наши победили 6:2 и впервые в истории вышли в полуфинал Олимпиады.
Не за участием. Изображение номер 6
Не за участием. Изображение номер 7
— Лучший результат в истории команды. Можно успокоиться?

— Нет, какое успокоиться, вы что? — Ольга Сосина чуть не взвизгнула от такого вопроса.

— А что с канадками делать, как с ними играть?

— Мы разберём моменты, разберём всю игру, — Ольга имела в виду матч группового этапа, — и посмотрим, как не совершать таких ошибок, которые мы совершили.

— Считается, что с канадками биться бесполезно. Вы согласны?

— Нет, — Анна Шохина ответила коротко.

— Почему? Они же всё и всегда выигрывают.

— Ну и что? Это ничего не значит, — смелое заявление. — Мы будем биться, бороться и посмотрим ещё, что будет.

— Себе вы уже всё доказали этой победой над швейцарками?

— Нет, мы доказали всем, что можем играть и можем забивать. И чтобы нас тоже боялись! — её шутка явно была не только шуткой. С двумя голами и двумя передачами Анна могла позволить себе сильные фразы.

— Вы знаете, что впервые в истории вышли в полуфинал Олимпиады?

— Да, мы к этому шли и за этим приехали. Несмотря на игры группового этапа, мы сделали то, что должны были сделать.

Не за участием. Изображение номер 8
Не за участием. Изображение номер 9
Отец Андрей и после игры зашёл к хоккеисткам. И не один.

— Я только что от них. Мы общались не только в течение последних дней, но они приходили и на литургию, которая служилась в Олимпийской деревне. И сегодня у них была просьба прийти перед самым выступлением в раздевалку и там их поддержать. Именно там, в раздевалке, отслужить молебен и что-то им сказать. То, что там было сказано, я оставлю при себе.

— Я и не настаиваю. Но ведь помогло?

— С Божьей помощью. Я полагаю, что в этой ситуации хорошо сказал Владислав Третьяк. Когда мы уже там, в раздевалке встретились — он ведь пришёл их поздравить, — Владислав Александрович сказал те самые слова, которыми я бы хотел своё молчание слегка разбавить, но не более того. Он сказал: «Мы вместе с батюшкой молились». Вы знаете, это правда.

— Вы продолжите навещать своих духовных дочерей? Могу ли я их так назвать?

— Пока рано так говорить. Но отношения естественным образом выстраиваются. Я сторонник именно живого, не искусственного. Завтра они придут на воскресную литургию. Как и пришли в прошлый раз. Я их буду ждать, и они это подтвердили.

— Имеет ли значение, что не все девушки веруют? — этот вопрос не застал отца Андрея врасплох.

— Вы знаете, как-то я написал стихотворение, в конце которого были такие слова:

«И даже если в Бога мы не верим,
Его призывы отвергаем всякий раз,
Он всё равно стучится в сердца двери.
Он тот, который свято верит в нас».

Не за участием. Изображение номер 10
Итак, впереди полуфинал с Канадой. И совсем измученная — сначала игрой, потом интервью — Валерия Павлова описала ситуацию предельно ясно.
— Первый олимпийский полуфинал в истории женской сборной России. Вы чувствуете, что пишете новую страничку?

— Наверное, да. Мы идём дальше, мы хотим выигрывать медали, мы сюда приехали за медалями.

Есть довольно много олимпийцев, которые едут не за победой, а за участием. Но это явно не про них.
Перейти к верхней панели