Обратная связь

Первый камень комом

Шквальный ветер очистил Олимпийский парк в Канныне от праздношатающихся, загнав всех зрителей внутрь арен. На одной из них наша женская команда проводила первый матч группового этапа олимпийского турнира по кёрлингу. Как же так вышло, что проиграли крупно, и почему это совсем не страшно — наши игроки объяснили популярно.
Вот ведь надо же было такому случиться, что в тот единственный день, когда понадобилось зайти в главный олимпийский магазин, он оказался закрыт.

— Извините, мы закрыты, слишком сильный ветер. Извините, мы закрыты, слишком сильный ветер, — механически повторял одну и ту же фразу менеджер магазина, бесстрашно вышедший на улицу в одном костюме. Впрочем, пиджак он застегнул, а галстук спрятал внутрь. В такой ветер можно было улететь даже на таком маленьком крыле.

Уж не знаю, сколько баллов по шкале Бофорта составляла сила этого шквала, но по мне, так чистый ураган. Прогулка против ветра через весь Олимпийский парк оставила сильнейшее впечатление. В жизни не думал, что солнцезащитные очки прекрасно выполняют и другую функцию — спасают глаза от стремительных песчинок. Впрочем, ощущения идущих фордевиндом были ещё сильнее. Врезаться с насильственного разбега в стену — не лучшая перспектива.

Телефон разрывался от «экстренных сообщений», написанных по-корейски. Догадаться, что там написано, было несложно, и всё же я уточнил у волонтёра. Всё правильно: «Экстремально сильный ветер, будьте осторожны, не стойте под деревьями и уличными конструкциями, по возможности оставайтесь в помещении».

Первый камень комом. Изображение номер 1
Первый камень комом. Изображение номер 2
Первый камень комом. Изображение номер 3
Перемена обстановки при входе в пресс-центр возле арены для кёрлинга оказалась ошеломительно контрастной. Все стены этого временного шатра дрожали под напором стихии, мелко подрагивали вывески, слышался порывистый гул ветра, но в целом тепло, сухо и уютно. Особенно возле монитора, на котором шла трансляция первого матча группового этапа между нашими и британками. Английская журналистка, поглядывая на экран, мирно вязало нечто длинное и бесформенное. Явно не носки. Предусмотрительная леди, ничего не скажешь. Один только «раунд роббин» — это девять матчей, ещё вязать и вязать. Да и беспокоиться ей, откровенно говоря, было не о чем. Наши безнадёжно проигрывали. 0:3, 1:5, 1:6…

— Нам немного больше времени потребовалось, чтобы разобраться со льдом, поэтому мы пропустили много в первых эндах, а потом уже было сложно догонять. У соперника была более лёгкая игра, чем у нас, поэтому в такой счёт всё вылилось, — свипер нашей команды Юлия Гузиёва спокойно и доброжелательно объясняла, что ничего, вообще ничего страшного или даже симптоматичного не наблюдалось. — Мы совершенно не чувствуем себя подавленными или что силы были неравны. Нет, мы много раз встречались с этой командой, как побеждали, так и проигрывали. Поэтому ничего такого грандиозного не случилось.

После пятого энда счёт был 6:3 в пользу британок, и пока шёл перерыв, поступило сообщение для медиа. Пресс-центры возле арен, те самые шатры, закрываются из-за соображений безопасности. Просьба к господам журналистам забрать вещички и очистить помещение. Бедная вязальщица, подумал я. Сидела себе тихо, уютно, никого не трогала, а тут — на тебе. Пришлось ей перебираться на трибуну.

Первый камень комом. Изображение номер 4
Первый камень комом. Изображение номер 5
Впрочем, долго она там не просидела. 6-й энд — 0:0, 7-й — 4:0 в пользу Великобритании, счёт стал 10:3, матч был завершён победой британок за явным преимуществом.

В микст-зоне мы ожидали увидеть огорчённых игроков, даже опасались, что те пройдут мимо, не пожелав разговаривать. Ничего подобного: наши кёрлингистки были общительны и благодушны.

— Вы не выглядите подавленными или расстроенными таким крупным поражением.

— Конечно, приехав сюда, мы изначально знали, что какое-то количество матчей проиграем, — Юлия Гузиёва объясняла совершенно очевидные для неё вещи. — Команды абсолютно равны по силам, борьба будет в каждой встрече. Кто-то выигрывает, кто-то проигрывает, значит, наша следующая. Мы командой понимаем, что произошло в этой игре, и поэтому сделаем все выводы на следующую. И всё будет хорошо.

— А мы вот не понимаем, что произошло в этой игре. Если этой информацией можно поделиться, расскажите.

— Мы сейчас точнее обсудим с тренером, а так нам показалось, что на разных траекториях камень ведёт себя по-разному. Где-то прямее, где-то «подваливает».

— То есть требуется чисто технический анализ, никаких морально-психологических «накачек» друг другу не будет? — Юля даже рассмеялась над этим предположением.

— Нет, мы будем так же поддерживать друг друга. Всё это только подбадривает команду. Будем продолжать всё так же делать, ничего нового.

Первый камень комом. Изображение номер 6
Первый камень комом. Изображение номер 7
В это время Виктория Моисеева по-английски объясняла ровно то же самое кому-то из иностранных журналистов. Ничего страшного, всё в порядке, поражения неизбежны, а счёт не имеет значения. И я спросил Юлию по-русски.
— Это был тот самый первый блин, который вечно получается комом?

— Будем считать, что так, и больше таких блинов не будет.

И команда ушла, оставив ощущение полнейшего штиля в душе перед второй игрой на турнире против сборной Китая. Этот штиль радовал. Особенно по сравнению с ураганом на улице.

Поделиться с друзьями

Комментарии

Видео

Читайте также