Обратная связь

Шипастая роза ветров

И у победителей, и у проигравших, да и у всех, кто побывал в биатлонном центре «Альпензия» на мужском спринте, было одно общее и, безусловно, главное ощущение. Лютый холод. Правда, одним душу согревала радость успеха, а другим только и оставалось, что хладнокровно размышлять о причинах неудачи.
— Замёрз, капец!

Такими словами приветствовал журналистов биатлонист номер один сегодняшнего спринта, кореец Тимофей Лапшин.

Правда, всё это звучит абсурдно? Но если к тому факту, что Лапшин выступает за Корею, мы уже привыкли, а на груди у него и впрямь был 1-й номер, так уж прошла жеребьёвка, то вот мороз на биатлонном стадионе в день мужского спринта был и впрямь абсурдным.

— Я вчера на женской гонке стоял на дистанции наверху, там так сдувает, просто кошмар, — олимпийский призёр и член исполкома IBU Виктор Майгуров на этот раз благоразумно выбрал огневой рубеж. Здесь как-то можно было жить.

— Проблему с перчатками Бабикова решили? — я спросил потому, что три дня назад оказалось, что у привыкшего стрелять в тонких перчатках, а то и без них, Антона страшно мёрзнут руки. А в толстых перчатках он не чувствовал спусковой крючок.

— Решили, что до первой стрельбы побежит в варежках, а там сам решит.

Шипастая роза ветров. Изображение номер 1
Тем временем на рубеже тренеры готовились к гонке. Кто надевал капюшон, а кто и крестился. Кому что важнее. И вот Лапшин стартовал.

На трибунах, как обычно, главенствовали немцы. Но были и наши флаги, да не так уж и мало. Например, российское знамя с надписью «г. Реж». Есть такой в Свердловской области, население 37 тысяч. Но вот же доехали, молодцы! Французы бурно приветствовали Фуркада на старте. Так же бурно на первой стрельбе. Потом уж не приветствовали. Три промаха — это слишком много даже для него. Трижды промазал и Йоханес Бё. Увы, по три промаха из положения лёжа допустили и наши, Антон Бабиков и Матвей Елисеев. Как известно, других наших тут нет. Вот только бегают они похуже Фуркада с Бё. Итоги печальные. Бабиков — четыре промаха, 57-е место, отставание 2.09. Елисеев — пять (!) кругов, 83-е (!!) место, +3.20 (!!!). Это что ж такое? Мороз? Нервы? Или стечение обстоятельств, которые не запланируешь?

— Планировать гонку в любом случае нужно было. Как минимум свою работу выполнить. Я не говорю сейчас о занятых местах, но на свою работу я настраивался и планировал сделать её, скажем так, правильно и качественно, — Бабиков говорил серьёзно и быстро, уж очень замёрз. — В принципе, с морозом справился. Проблема была не в холоде, получилось хорошо разогреться и утеплиться так, чтобы на дистанции не было дискомфортно. Но ошибки, которые я сегодня допустил, непростительны. Я пока не могу дать им оценку, даже не знаю, куда были штрафы.

— Проблему с перчатками, которая для вас стояла остро, удалось решить?

— Да, я надел толстые трёхпалые перчатки, в которых мог стрелять. Проблема стрельбы была не в них, рукам было достаточно комфортно для того, чтобы работать, как я умею. За весь сезон в спринтерских гонках у меня был максимум один штраф.

— Вы уже успели проанализировать своё состояние после финиша?

— Естественно, проанализировал. В принципе, нормальное состояние. Единственное, что… — тут Антон замялся. Похоже, решал, говорить или нет. Сказал. — Мы слишком долго ждали старта и через многое проходили. Я думаю, с каждой гонкой будет только лучше, потому что наконец-то началась борьба, начались соревнования. Не будет времени для лишних эмоций и ожиданий.

Шипастая роза ветров. Изображение номер 2
Получается, лучший «наш» результат показал представитель Кореи Тимофей Лапшин. Тот самый, который «замёрз, капец». С одним очень странным промахом стоя он оказался в итоге 16-м, со вполне пристойным отставанием от чемпиона в 43 секунды.
— У вас есть ощущение домашней Олимпиады?

— Я выступаю за две страны: за Россию и за Корею, — Лапшин уже еле шевелил губами, слюна в бороде превратилась в лёд. — Родители мои живут в России. И Россия в моём сердце всё равно. Сейчас я выступаю за Корею, поэтому считается, что это моя домашняя трасса.

— О том и вопрос. В душе есть ощущение домашнего турнира? — тут Тимофей задумался. Ему было холодно, но не настолько, чтобы отвечать только выученными репликами. И, подумав, ответил искренне.

— Я здесь уже долго, и в том году много здесь просидел, и в этом… Наверное, всё-таки она домашняя, так скажем.

— Из россиян сегодня вы лучший. Как оцениваете свой результат?

— Хотелось, конечно, лучше. Это можно было сделать, если бы стоя стрелял ноль. Всё было в моих силах.

— Показалось, что самострел был, нет?

— Не самострел точно. Может быть, немножко пальцы замёрзли и дрогнули.

Шипастая роза ветров. Изображение номер 3
Дрогнули в этот день многие. Практически все, кроме четырёх биатлонистов, закрывших все мишени. Но двое из них бежали очень плохо. А вот немец Арнд Пайффер и чех Михал Крчмар были быстры на дистанции, точны на рубеже и счастливы на финише. Арнд первый, Крчмар второй. Чех даже расплакался. Итальянец Доминик Виндич с одним промахом третий. А Фуркад, вот же реактивный, с тремя промахами добежал до восьмого места, и в гонке преследования будет отыгрывать у Пайффера 22 секунды. Наши тоже побегут, хотя, казалось бы, для чего? А всё просто. Для нас. Чтобы у российских болельщиков было ощущение олимпийской сопричастности. Сейчас даже это — немало.

Поделиться с друзьями

Комментарии

Видео

Читайте также