Обратная связь

Средняя квалификация

«Ште-фан! Ште-фан!» Потом несколько громче: «Да-вид! Да-вид!» И во всё горло: «Ка-миль! Ка-миль!» Всё-таки страсть, которую поляки питают к прыжкам с трамплина, удивительна.
Соревнования на 90-метровом трамплине (его ещё называют средним или нормальным) начались с так называемого отборочного раунда, в котором на самом деле никто никуда не отбирается. Эта стадия даже не обязательна, можно вовсе не прыгать. Но, конечно, все участвуют, чтобы за час до квалификации почувствовать трамплин, воздух, себя. Словом, прикинуть, как надо исполнять прыжок, уже идущий в зачёт. В общем, прыгают, но не слишком напрягаются. Вывод — зрителям смотреть особо не на что. Да их почти и не было. Так, несколько десятков. И всего один флаг. Польский.

Пятеро граждан Речи Посполитой, с шарфами цветов национального флага, в шапках с государственным гербом, встали на трибуны ещё за полчаса до первого из необязательных прыжков! Они-то и скандировали имена любимцев, когда Штефан Хула, Давид Кубацки и, разумеется, лидер сезона и гордость нации Камиль Стох проходили мимо трибуны. Сколько поляков будет во время финалов и как они будут кричать, не берусь предсказать. Ясно, что много, и очевидно, что громко.

О да, польские традиции в этом виде спорта сильны. В 70-е блистал Войцех Фортуна, в 90-е и начале ХХI века — Адам Малыш, теперь вот Стох и ещё целая команда отменных мастеров.

Средняя квалификация. Изображение номер 1
У нас тоже были традиции. В 57-м Николай Каменский победил в «Турне четырёх трамплинов», в 70-м Гарий Напалков выиграл золото чемпионата мира на обоих трамплинах, а в 68-м Владимир Белоусов стал олимпийским чемпионом. Увы, с той поры больших побед не случалось.

Впрочем, по нынешним временам само участие сразу четверых наших в олимпийском турнире хоть и маленькая, но уже победа. На медали они не слишком рассчитывают, но пройти квалификацию, то есть попасть в число 50 сильнейших из 57 участников не проблема. Так что настроение было хорошим у всех, кроме Михаила Назарова. Ему прыжок не удался, в ответ на просьбу об интервью Михаил только покосился — и пошёл дальше.

А вот Евгений Климов с корреспондентом портала teamrussia.pro поговорил.

— Вы выглядите как человек, у которого всё в порядке, так ли это?

— Здесь на самом деле всё в порядке. Все друг к другу доброжелательно относятся. Технически всё готово на отлично. Трамплин что надо. Ветра практически нет. Да всё подходит.

Немногословный парень. Зато прыгает хорошо. Это выяснилось в квалификационной попытке, которую все исполняли всерьёз. Евгений занял 12-е место, оказавшись всего двумя строчками ниже четырёхкратного олимпийского чемпиона, швейцарца Симона Аммана, и на две — выше чемпиона мира 2016 года словенца Петера Превца. Весьма убедительно.
Средняя квалификация. Изображение номер 2
Алексею Ромашову его прыжок в квалификации убедительным не показался — 34-й результат. Достаточно для того, чтобы пройти в финал и не потерять благодушия, но не более того.

— Вы довольны самим прыжком? Я имею в виду не занятое место, а саму попытку.

— Поставлю себе три с плюсом. Допустил ошибку в момент отталкивания, излишнее зажатие было. Потому не дал себе реализоваться.

— Но ведь для того чтобы пройти квалификацию результата хватит?

— Да, хватит, но судя по нему можно прикидывать, чего ждать в финале.

И Алексей снова расплылся в улыбке. Вовсе не саркастической и даже не ироничной, а обычной, искренней.

— Но можно ведь работу над ошибками проделать?

— Конечно! — собеседник и вовсе рассмеялся.

Кстати, это правильно — не дуться на себя и весь белый свет в придачу, а воспринимать неудачу как рабочий момент.

— Это всегда у нас и делается. После каждого прыжка работаем над собой, стараемся что-то наладить, исправить.

— В чём была ошибка?

— Именно в момент отталкивания я излишне напрягся, как бы потерял опору. И отталкивание получилось не свободное и динамичное, а резкое и короткое.

— Олимпийское волнение?

— Может быть, немножечко. Сильного волнения не чувствую. В Сочи было сильнее!

Средняя квалификация. Изображение номер 3
Алексей снова засмеялся и пошёл в раздевалку. К слову, под трамплином не наблюдалось обычного для Пхёнчхана стремления обеих беседующих сторон поскорее закончить интервью. Если не журналисты, то хотя бы спортсмены не успевают замёрзнуть. Не тот вид спорта. Выход на стартовую скамью, прыжок, полёт, приземление и ожидание оценки занимают минуты три-четыре. Даже худющие прыгуны не стынут так быстро.

— Там наверху есть тёплая комната. Стараюсь выходить из неё ко времени. — Денис Корнилов отвечал на вопросы неторопливо, ему точно не было холодно. — Это ещё не так сильно дует, как в прошлом году на «предолимпийской неделе». Тогда дуло очень сильно и было неприятно. Сейчас получше. Но вообще здесь как-то прохладно.

В микст-зоне я стоял закутанным в несколько слоев тёплой одежды, включая толстенный пуховик. Периодически перед глазами возникал образ огромного чайника в пресс-центре. А Денису только «прохладно»! Но я продолжал слушать с вежливой улыбкой. Если они улыбаются, то чем я хуже?

— Я разговаривал с фристайлистами, — продолжал размеренно Денис. — Во время их сбора в Красноярском крае температура на градуснике была значительно ниже, но такого холода не чувствовалось. Мы парни русские, что нам мороз? Точнее, олимпийские атлеты из России, извините!

И ушёл посмеиваясь. Вскоре выяснилось, что Корнилов завершил квалификацию 28-м. Что ж, вполне средний для наших нынешних прыгунов результат.

Глядя ему в спину, я подумал, что всё это — далеко не худший вариант. Да, медальных шансов мало, но хорошего настроения много. Ещё вопрос, что важнее.

Поделиться с друзьями

Комментарии

Видео

Читайте также