Обратная связь

Василий СОЛОВЬЕВ: «ПЕРЕД ПРОИЗВОЛЬНОЙ ПРОГРАММОЙ СОТНИКОВОЙ В СОЧИ-2014 ПОССОРИЛСЯ С ТАРАСОВОЙ»

20 февраля 2014 года Аделина Сотникова стала первой в российской истории олимпийской чемпионкой в женском одиночном катании в личном первенстве. О ее победе и фигурном катании на Играх в Сочи вспоминает комментатор Василий Соловьев.

ТРОЙНОЙ ЛУТЦ И ТРОЙНОЙ РИТТБЕРГЕР

«Она так первый раз в жизни каталась!», – восклинула Татьяна Тарасова после того как Сотникова великолепно исполнила свою олимпийскую произвольную программу. Позже выяснится, что набранных ею по сумме двух программ 224.59 балла окажется достаточно не только для того, чтобы обойти итальянку Каролину Костнер, но и обладательницу золота Ванкувера-2010 кореянку Юну Ким. Так в истории российского женского одиночного катания появилась первая олимпийская чемпионка личного турнира. Символично, что к победе Аделину привела Елена Буянова, которая первой из советских фигуристок пробилась на пьедестал чемпионата Европы в 1978 и 1982 годах, а в 1983 году стала третьей на чемпионате мира.

Cвой первый чемпионат страны Сотникова выиграла уже в 12 лет, поражая сложным прыжковым контентом, в том числе каскадом из тройных лутца и риттбергера. Та самая комбинация, что была одним из главных технических козырей Алины Загитовой в победном Пхенчхане-2018. После этого фигуристка стала одной из главных надежд на Олимпиаде в Сочи-2014, попутно трижды завоевав титул чемпионки страны и дважды — вице-чемпионки Европы, а также выиграв чемпионат мира среди юниоров.

Не проходило без проблем для Аделины и взросление, периодически приводившее к неудачам и падениям. Однако в олимпийский сезон-2013/14 фигуристка дважды стала второй на этапах Гран-при, в непростой борьбе завоевала титул чемпионки страны и серебро чемпионата Европы. В Будапеште Сотникова уступила Юлии Липницкой и этот факт позже оказался для нее роковым: Аделину не включили в состав на командный турнир. Российские фигуристы завоевали тогда золотые медали, а Сотникова смотрела награждение в Москве по телевизору, после чего проплакала несколько часов. Как вспоминала Елена Буянова, после того как она сообщила своей ученице о непопадании в число участниц сочинского командного турнира, у нее впервые резко подскочило давление…Но они обе смогли справиться с этим, трансформировав обиду в сумасшедшую мотивацию и золотые, лучшие в карьере Сотниковой выступления.

Короткая программа Аделины Сотниковой «Кармен» на музыку Жоржа Бизе.

ПО СОТНИКОВОЙ БЫЛО НЕ ПОНЯТЬ, УЧАСТВОВАТЬ ЛИ ЕЙ ПОСЛЕЗАВТРА В СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЕ ИЛИ ПРОСТО ЕХАТЬ НА ПИКНИК

 Team Russia поговорил с Василием Соловьевым, человеком, который в паре с Татьяной Тарасовой комментировал на той Олимпиаде турнир по фигурному катанию.

 Когда женский личный турнир в Сочи только начинался, чего вы ожидали от него с учетом многолетнего опыта комментирования фигурного катания на Олимпиадах?

-Сейчас трудно вспомнить точно те ожидания. Все-таки 5 лет прошло. Для комментатора это просто будни, работа. По опыту могу сказать, что, как ни странно, гораздо больше фокусируешься на аутсайдерах, чем на лидерах. С лидерами, катающимися чисто и на высочайшем уровне, все и так понятно, а вот к сюрпризам от темных лошадок надо быть готовым, чтобы не ляпнуть какую-нибудь глупость.

От лидеров женского турнира я ожидал только удовольствия от созерцания борьбы. Когда-то у меня просто сердце выскакивало от переживаний за наших спортсменов. Моими кумирами были Бережная-Сихарулидзе, Ягудин с Плющенко (хоть они и были соперниками), Ира Слуцкая. Очень болел за них. Когда пришли молодые мальчишки и девчонки, то как-то успокоился, не сидеть же на «Валидоле». Я погрузился в то состояние, когда красивая борьба важнее, чем чья-либо победа. Тогда в Сочи я ждал великолепного катания, напряженной борьбы, зрелища, и ожидания меня не обманули.

оводилось ли по стартовой позе фигуриста понимать, каким выйдет прокат? Заметили ли что-то особенное в разминке и выходе на лед Сотниковой в тот день?

-Доводилось. Чаще, конечно, ты просто видишь мастера. По выходу спортсмена сразу понятно, кто перед тобой. Помню, Татьяна Тарасова, увидев стартовую позу Стефана Ламбьеля, воскликнула в эфире: «Интересно!» То есть, программа еще не началась, а такому искушенному человеку, как она, уже стало интересно.

Видел и спортсменов, которые так тяжело выходили, что в их победу поверить было трудно. Так оно и случилось – проиграли, не убедили судей, хотя, может, по технике и был шанс побороться. Не стану говорить, кого я имею в виду, но это были ключевые моменты всемирной истории фигурного катания. Конечно, Аделина была не такой. Она вышла очень заряженной, и вся ее программа стала тому подтверждением.

-А на тренировках Аделины в Сочи до выступлений бывали?

 -К сожалению, нет. Я не настолько искушенный и пытливый зритель и специалист, чтобы следить еще и за тренировками. Тем более что у меня была великолепная напарница, которая была не только на тренировках, но и знала о каждом шаге Cотниковой за последние несколько лет.

Но мне довелось встретить Аделину за несколько дней до ее выступления на мероприятии одного из спонсоров. И она излучала спокойствие, размеренно общалась с журналистами и была простой девчонкой, по которой нельзя было понять, участвовать ли ей послезавтра в Сталинградской битве или просто ехать на пикник.

-Что говорили тогда в фигурнокатательном сообществе о перспективах Сотниковой после ошеломительного успеха Юлии Липницкой в командном турнире?

-К сожалению, мир фигурного катания таков, что тебе в уши каждый норовит налить своих предвзятых соображений по поводу всех претендентов. Те, кто попроще, просто врут, рассчитывая на твою некомпетентность. Те, кто поумнее, выберут что-то соответствующее действительности, но повернут это так, что и не догадаешься, где подвох. Лагеря Липницкой и Сотниковой враждовали. Делали это с улыбкой на лице и обнимаясь при встрече. Мне скидывали информацию про недостатки одной и другой фигуристок. Но никто не выпячивал грудь от уверенности, что Сотникова победит. Были предпосылки, но должно было сойтись слишком много обстоятельств для этого результата.

Произвольная программа Аделины Сотниковой — Интродукция и Рондо каприччиозо для скрипки с оркестром Камиля Сен-Санса.

Когда вы располагались на комментаторской позиции перед женской произвольной программой, что за атмосфера была на арене и какие ощущения внутри вас?

-Да уж, ощущения у меня были особые. Дело в том, что накануне я поссорился с Татьяной Анатольевной. Она разозлилась на меня за то, что я, по её мнению, неправильно высказался о Ковтуне в эфире «Первого канала», где в сумбуре передачи «Пусть говорят» чествовали Плющенко. Поэтому я, вообще, не знал, придет ли Тарасова на комментаторскую позицию. Честно говоря, мы и раньше кипятились по работе, поэтому я был готов к этой ситуации. Тот репортаж мы начали вежливо и сухо, а закончила Тарасова словами: «И вам, Вася, спасибо!», и я понял, что прощен.

А вот особого напряжения на арене не почувствовал. Всегда есть болельщики, бегающие с выпученными глазами, но их логику никогда не поймешь. Больше пиара — больше возбуждение, что не имеет никакого отношения к адекватной реальности.

Что значит для комментатора отработать на таком историческом прокате?

 -Работа комментатора довольно прозаичная. Если все прошло хорошо, то чувствуешь душевный подъем. Если в процессе еще и спортсмен, который тебе был симпатичен, победил, то настроение улучшается вдвойне. Для меня это, вообще, была последняя трансляция в жизни. После олимпийских игр я твердо решил окончательно оставить спортивное телевидение и уйти в кинематограф. То есть, я расставался не с «олимпийским Мишкой», а с семьей, с которой я провёл ровно двадцать лет своей жизни. Но я не сентиментален, и никогда не оглядываюсь назад. «Только вперёд!» – мой девиз. И это чертовски приятно, что заключительными трансляциями для меня были сочинские, горячие, наши, а Сочи, вообще, стал счастливым городом.

Если вы видели ролик, который я записал во время проката Аделины, то должны были видеть, какое у меня было настроение. Как всегда, немного дурашливое. Я люблю покуражиться, поприкалываться. Тогда вот записал на телефон, как Тарасова комментирует. Получилось душевно и весело одновременно. Я любил свою работу, любил фигурное катание, безмерно уважал фигуристов за их труд и сочувствовал им из-за того, в какой тяжелой обстановке борьбы, соревнований и интриг им пришлось провести лучшие годы своей жизни. В общем, быть причастным – это круто. Я счастливчик. Так себя тогда и чувствовал.

 

 

Про произвольную программу Сотниковой многие говорили тогда «прокат жизни». С учетом ваших наблюдений за лучшими фигуристами планеты, как желание все всем доказать у одних трансформируется в срывы, а у других фигуристов в судьбоносные прокаты?

 -Фигурное катание – это наука и бизнес. Наука, потому что необходимо учесть все – технику катания, постановку (музыку, хореографию и костюм), общую и текущую физику и психику спортсмена (включая талисманы и прочую соматику), окружающую обстановку (включая раздевалку и разминку, где могут легко выбить конкурента из равновесия), соперников, их поведение, оборудование (включая коньки, состояние льда, бутылку с водой, перчатки и все остальное), тайминг подготовки и подведения спортсмена к старту, пиар и политику, включая взаимоотношения со своей федерацией, ИСУ, судьями, даже руководством страны, настроение стадиона и географию соревнований (в США работает одно, в Европе – другое, в Японии – третье). А бизнес, потому что если вы хотите добиться результата, то вам, как заправскому менеджеру необходимо это все учесть и проконтролировать, что можете.

Я в своей жизни видел идеальные прокаты в правильном месте и в правильное время, и полные провалы. И то, и то было и драматично, и красиво. У всего был результат и в ходе  последующего анализа становилось понятным, почему произошло так, а не иначе. Правда, не всегда. Чаще всего, это, как ни странно, заслуга именно тренера, как управляющего процессом вплоть до самого выхода фигуриста на лед. Редко, когда сам спортсмен тащит своего тренера вперед. Со стороны происходящее всегда виднее – поэтому наставник, как из пластилина, лепит чемпиона. Спортсмену лишь нужно довериться и пахать, как каторжному.

Так что, боюсь, «желание доказать» в момент выступления не играет такой роли, как мудрость тренера и хорошо спланированная подготовка к тому самому выступлению на протяжении долгих лет спортивной карьеры. От стремления доказать необходимо избавиться на этапе подготовки, иначе оно вылезет в самый ответственный момент совершенно не там, где тебе хотелось бы. Это фигурное катание, не бокс же. Улыбайтесь.