Обратная связь

Забрать своё

Весь турнир в дисциплине микст-дабл Анастасия Брызгалова и Александр Крушельницкий вели себя как нормальные милые, которые бранятся. Но когда вопрос встал о том, чтобы потешить себя медалями, все разногласия закончились. И неудобнейший соперник был побеждён в матче за первые в истории российского кёрлинга олимпийские медали. Так прошёл матч за третье место между нашими и норвежцами.
Без пяти девять утра в очереди за кофе в пресс-центре арены для кёрлинга стояли всего двое. Норвежский журналист с длиннющей фамилией и я. В пять минут десятого должен был начаться бронзовый матч в дисциплине микст-дабл между нашими и норвежцами.

— Вы из Норвегии? — на всякий случай уточнил я.

— Да.

— Не могу сказать, что желаю вам удачи. Я из России.

— А я абсолютно не желаю удачи вам, — ответил норвежец.

Мы улыбнулись друг другу. Шутка. И пошли смотреть игру Анастасии Брызгаловой и Александра Крушельницкого против Кристи Каслиен и Магнуса Недреготтена.

Компанию нам составили немногие, трибуны были полупусты. И когда наша женская команда, в полном составе пришедшая поболеть за своих, в пять голосов восклицала «Молодцы!» или «Вперёд, за Питер!», это было слышно очень отчётливо.

Забрать своё. Изображение номер 1
Накануне вечером Анастасия и Александр проиграли полуфинал швейцарцам буквально последним броском. А прежде в заключительной встрече группового этапа те же швейцарцы победили наших тем же последним броском. Наверное, после такого ночью приходят кошмары.

— Не снился вчерашний последний бросок?

— Мне?

— Ребятам.

— А я не думаю, что они спали.

Тренер нашей пары Василий Гудин оказался прав.

— Очень плохо спали, — подтвердила Анастасия. — Старались не думать о том, что произошло, старались поспать. Ну… — она помедлила. — Немножко отдохнули.

Все причастные если и отдыхали, то немножко. Дмитрий Свищёв, президент Федерации кёрлинга России, не выглядел человеком, хоть сколько-нибудь отошедшим от проигранного полуфинала.

— Я такого опустошения никогда в жизни не испытывал. Когда последний бросок решал судьбу как минимум серебряных медалей и была неудача, я был в шоке, — Свищёв говорил очень тихо. Силы кончились. — Ни с кем не хотел разговаривать, ничего не видел, ничего не слышал. Ушёл в свой номер и закрылся в нём. Да и сегодня переживал, боялся, дёргался, прыгал, кусал губы.
Свищёв так и не присел за весь матч. Ещё бы! В истории российского кёрлинга ещё не бывало олимпийских медалей, а он — главный начальник над всеми русскими камнями и щётками. Я бы на его месте тоже дёргался, кусал губы и далее по списку.
Забрать своё. Изображение номер 2
И только игроки были совершенно спокойны. Как им это удалось, загадка. Бросалось в глаза, что они прекратили спорить и браниться, как это было по ходу турнира. На площадке ты весь на виду, а микрофоны ловят каждое слово, так что никто не кричит и не размахивает руками. Но фразочки вроде «Настя, зачем?», тоскливые взгляды, раздражённую мимику скрыть невозможно. Однако ни в полуфинале, ни в бронзовом матче ничего этого не было. Это очень по-русски. Объединяться и крепнуть, когда всё плохо, да так, что дальше некуда.

— Всегда бывают какие-то моменты волнения, и, когда ошибаешься, начинается выяснение отношений, — характерно, что в прежних интервью солировал Александр, а Анастасия подпевала мужу. Сегодня дуэт звучал совсем наоборот. — Но две последние игры мы играли очень спокойно. И даже когда вчера не получилось сыграть восьмой энд, мы ничего не выясняли, а были одной командой.

— А вообще у вас как? Если в быту поругались и надо играть, это как-то сказывается?

— Мы не ругаемся в обычной жизни, — вступил Александр. — У нас столько кёрлинга, что в обычной жизни не до ругани.

Они были настолько собраны и молчаливы, что люди в зале вздрогнули, когда Анастасия закричала пронзительным голосом «Давай, давай, сви-и-и-ип!» И Александр задвигал щёткой так, что, казалось, протрёт дыру. Собственно, подобные вопли — обычное дело для кёрлинга. Но не в этот день.

Не удивительно, что норвежцы это почувствовали. Кёрлинг — игра контактная. Только бьются не телом, а духом. И вот совершенно не пошёл бросок у Магнуса. В начале матча точность бросков у него была 58%. Чудовищно плохо для такого мастера. Несколько раз он даже ударил щёткой по льду, негодуя на собственную бестолковость. Да и у Кристи тоже игра не получалась. Зато наши играли холодно и расчётливо. Первый энд — 2:0, второй — 1:0.

— Ключевой момент был, когда мы ошибались, а они не воспользовались, — Гудин не считал, что два первых энда наши провели безупречно. — А дальше наши норвежцев не пустили. Ключевой момент — начало, 3:0.

— Можно ли сказать, что это один из лучших матчей, который они провели на высоком уровне?

— Да. Если брать чемпионаты мира и Олимпийские игры, то, безусловно, да.

Забрать своё. Изображение номер 3
Третий энд выиграли норвежцы 2:0, и Кристи даже впервые за весь матч улыбнулась. Как-то совсем безнадёжно выглядела их игра в начале матча. А тут ещё в начале четвёртого энда Анастасия споткнулась и упала.

— Я просто поехала спиной и забыла, что там стоит камень, который я же привезла. Это такая традиция — падать в финале, — она рассмеялась. — На чемпионате мира в 2016 году, когда Саша вёз камень на победу, я тоже споткнулась и почти упала.

— Ничего нет болит? — вопрос был задан коллегой, успевшим обнаружить, что вырвавшаяся у Анастасии реплика была услышана телезрителями и мгновенно растиражирована аж до топа Яндекса.

— Нет, смягчила падение.

Я сидел как раз за спиной у Гудина и заметил, что тренер даже не дёрнулся, когда Брызгалова упала.

— Не испугало падение Насти?

— Да нет, не успел я поволноваться. Она встала, улыбнулась, и я понял, что всё нормально.

В итоге наши выиграли четвёртый энд и к перерыву вышли вперёд 5:2. Появилось несколько минут для общения с тренерами, но они почти не разговаривали. Что ж, им порой довольно помолчать, глядя друг на друга. В этой команде у игроков и тренеров очень доверительные отношения. Три года назад они сложились практически сразу. Бывает.

— Был другой тренер в микст-дабле, он высказал такое мнение: мы пара, это будет нам мешать, и мы не сможем играть вместе, — сейчас Анастасия рассказывает о тогдашних проблемах без малейшего напряжения. Три года назад пришлось серьёзно напрячься. — И Саше предложили играть с другой девочкой, но он отказался, и мы пролетели мимо сборной. Попали в чемпионат России и начали с него проходить весь путь.
— На наше счастье потом в тренеры перешёл Василий Николаевич, — добавил Александр.

Гудин охотно поддержал тему.

— Есть какое-то взаимопонимание, какая-то химия. Не знаю, как она сложилась, — а этого никто не знает, Василий Николаевич. И если секрет этой химии однажды будет раскрыт, весь род людской станет иным. — Был новый набор игроков, со всеми говорили, предлагали менять партнёров, все соглашались. Стали разговаривать с Настей и Сашей, они говорят, нет, не будем меняться. Будем играть только так, — Гудин пожал плечами. Он и три года назад, вероятно, так же отреагировал. — Ну, окей, хорошо. Мы, тренеры, поверили в них, они поверили в нас. Никакой недосказанности, всё было по-честному. Им надо было пройти тяжёлый путь, чтобы попасть на самый верх, но они не были брошены, им помогали. И они поверили.

Так и верили друг другу все три года. И дождались олимпийского шанса. Оставалось его не упустить.

Забрать своё. Изображение номер 4
Пятый энд соперники выиграли 2:0, и счёт стал 5:4 в пользу наших. Норвежцы заулыбались друг другу: как же, появилась надежда отыграться. У них ведь тоже химия, даром что незафиксированная в мэрии или в церкви, не знаю, как Кристи с Магнусом намерены оформить свой брак. И что же наши? Занервничали, задёргались, заспорили? Нет, нет и нет. Шестой энд Анастасия с Александром провели чётко и даже попытались последним броском верные «+1» превратить в «+3». Не получилось, но и не было такой уж необходимости.

— Игра была полностью под контролем нашей команды, — Гудин не сомневался в этом ни секунды. Лишь удивлялся олимпийским странностям. — И ведь всё наоборот здесь! Со швейцарцами положительная разница личных встреч, а вот с норвежцами как раз отрицательная. Два раза им в финалах турниров проигрывали. Но норвежцы сегодня совершенно неуверенно играли. Наши их задавили.

— Скажите, а вы полностью контролировали сегодняшнюю игру? Гудин предположил именно это.

— Мне показалось, что да, — Крушельницкий тоже был уверен в ответе и даже уточнил. — Мы вели в счёте, играли по эндам. Играли в свою игру. Не в норвежскую, а в свою. Даже навязывали свою игру.

И в седьмом энде норвежцы сломались. Допустили грубую ошибку, и вместо того чтобы выиграть энд, проиграли 0:1. Счёт стал 7:4 в пользу наших, а в заключительном энде право последнего броска было у Александра с Анастасией. В сущности, дело было сделано. Наши начали энд с большим подъёмом, но после третьего броска, когда «дом» оказался плотно уставлен камнями, взяли тайм-аут. Гудин пошёл к ним.

— В чём была идея тайм-аута в заключительном энде?

— Мы давно вместе, друг друга знаем, друг другу доверяем. В спорте мы ничего друг от друга не скрываем. В том и была идея, — Василий явно был рад объяснить, что это было и как вообще устроена их маленькая команда. — Они позвали на помощь того человека, который с ними работает три года. Они и сами знали, что нужно делать. Но нужен был человек, чтобы просто поддержать и разделить с ними ответственность.

Забрать своё. Изображение номер 5
И они выиграли этот энд 1:0. А с ним и матч (8:4), и бронзовые медали. И все плакали. Игроки — обнявшись у зрителей на виду, тренер, как и положено, — в стороне. Лишь немногие заметили его слёзы.

— Вы не кажетесь сентиментальным человеком, но я видел, как вы чуть ли не всплакнули, когда ребята выиграли.

— Да, было дело, — Гудин совершенно не стеснялся эдакого порыва души.

— И когда вы в последний раз плакали?

— Не знаю даже. Я не помню.

— Вы чувствуете себя счастливым человеком?

— Пока да.

Ничего себе! «Пока да». Что значит пока? А то и значит, что радость не была стопроцентной.

— Когда мы ехали сюда, мы говорили, что любая медаль будет для нас… — Анастасия замялась, взглянула на мужа, и тот подхватил недлинную реплику. — Большой победой, — и повернулся к жене. Мол, продолжай. Та и продолжила. — Мы знали, что можем выиграть медаль, и у нас это получилось. Пусть это бронза, но для нас она очень важна.

— Словечко «пусть» немножко задело. Правильно ли я понимаю, что на самом деле чувство неполной удовлетворённости есть?

— Возможно, вчера мы могли завершить матч в свою пользу, но… побеждает сильнейший. Пожелаем канадцам и швейцарцам удачи, — и Анастасия добавила с бронзовой твёрдостью. — Мы своё забрали.

Забрать своё. Изображение номер 6
Всё то время, что Анастасия бойко общалась с прессой, Александр помалкивал и, кажется, многое пропускал из тех вопросов, что им задавали. Где-то не здесь он был. Пришлось вернуть обратно.

— Александр, вы выглядите как в тумане. Полностью выложились в игре?

— Чувствую, что выложился полностью, — механически повторил он, очнулся и рассмеялся. — Чуть-чуть, наверное, обидно от того, что могли лучше.

— Значит всё-таки обидно? Значит всё-таки счастье не абсолютно?

— Конечно, обидно. Что скрывать? Обидно, но я очень рад, — Анастасия засмеялась над столь симпатичным отсутствием логики.

— Двойственные ощущения?

— Я пока не понял. Очень здорово, что медаль. Это супер.

А ведь не ему одному показалось, что «рад, но обидно».

— Если бы до Олимпиады вам сказали, что будет бронза, что бы вы чувствовали?

— Сказал бы, что хочу повыше, — Гудин не сомневался в ответе. — Я однозначно могу сказать, что эти ребята были достойны играть в финале.

— Какой-то вывод из происшедшего сделали? Ведь рассчитывали, надеялись, мечтали о большем.

— Да, безусловно. Надо с нервами разбираться. Работали мы с психологами, не думайте, что мы эту работу забросили. Значит, что-то где-то упустили.

Забрать своё. Изображение номер 7
О той же двойственности ощущений говорил и президент федерации Дмитрий Свищёв.

— Чувства переполняют. Вы же видите, у ребят вообще сейчас голова кружится.

— Кружится или не кружится, а вот Александр сказал, что и рад, и обидно. Потому что ехали они, безусловно, за золотыми медалями, и это нормально для серьёзных спортсменов. Вам не обидно, что эти медали бронзовые?

— Что значит обидно?

— Это значит, что мечта не сбылась.

— Мечта не сбылась, но мы знаем, что потенциал у нашей команды — на золотые медали. Мы с вами это видим. Но ведь это Олимпиада, — Дмитрий перешёл на доверительный тон. — Мне сегодня Кейт Кейтнесс (президент Всемирной федерации кёрлинга. — Прим. ред.) сказала: «Ребята, не расстраивайтесь. Это не чемпионат, не Кубок мира. Это Олимпиада. На Играх бывают чудеса».
Понимаете, о чём они все? О том, что эта медаль — не чудо. Просто сумма всех чудес и причуд турнира в дисциплине микст-дабл оказалась для Брызгаловой и Крушельницкого отрицательной! Сказано же: забрали своё.

— В российском кёрлинге никогда не было медалей Олимпиады. Вы чувствует, что творите историю?

— Конечно, чувствую, — Гудин ответил с гордостью, которую вполне может себе позволить тренер олимпийских призёров. — А мы её с 2016-го делаем. На чемпионате мира до нас не было золотых медалей. Конечно, чувствуем.

О да! Имеют право.

Ну а лично мне эта медаль стоила перчаток, забытых в автобусе. Я их, конечно, попробую найти, но… Если менять медали на перчатки по такому курсу — да хоть каждый день!