Обратная связь

Как готовиться к Олимпийским играм на самоизоляции. Рассказывает Павел Эйгель

Первый в России призер чемпионата мира по гребному слалому в интервью порталу Team Russia рассказал, как убивает время на карантине, поделился эмоциями по поводу переноса Игр-2020 в Токио, а также рассказал, как его поздравил с 30-летием министр иностранных дел Сергей Лавров.

При этом Эйгель вместе с товарищами по национальной команде узнал о том, что такое режим самоизоляции, гораздо раньше многих жителей страны.

— В составе сборной России улетел 7 марта на тренировочный сбор в Лондон, — отметил в ходе беседы Павел Эйгель. – В столице Великобритании мы должны были оставаться до 17 марта, после чего нас ждал переезд во Францию. Но когда эпидемиологическая ситуация в Европе стала стремительно меняться, руководство Федерации гребного слалома России приняло решение вывезти спортсменов в Россию. Тем более что главный тренер команды француз Жан-Ив Шетан, из-за того, что Франция закрывала границы, в срочном порядке был вынужден отправиться домой. Он очень извинялся перед нами – ведь дальнейшая подготовка, получается, проходит без его непосредственного участия. 18 марта гребцы вернулись в Москву, и я отправился на двухнедельный карантин в подмосковную Истру, где находится загородный дом моего отчима.

— Тест на коронавирус сдавали?

— На пути из Лондона мы на борту заполняли специальную анкету, в которой указывали место, где будем отсиживать карантин. Все, кто написал московские адреса, подвергались тестированию в Шереметьево. Те же, кому предстояло ехать в область, скажем, Химки или Красногорск, которые находятся в километре от МКАД, анализы не сдавали. В том числе, и я. Такое разделение стало для меня несколько абсурдным.

НА ДАЧЕ КОЛЕМ ДРОВА И СОБИРАЕМ С ДОЧКОЙ КУРИНЫЕ ЯЙЦА

— Самоизоляция проходила в одиночестве?

— Да. Только в последний день карантина приехали жена Екатерина и дочка Полина, которой недавно исполнилось три года. До того, как были объявлены повышенные меры безопасности в условиях распространения коронавируса, супруга ходила на работу, а Полина — в детский сад. Теперь будем на природе коротать время вместе, до тех пор, пока ситуация не изменится в лучшую сторону.

— Полине скучно не будет?

— Сейчас главное – уберечь себя и близких от инфекции. Недалеко от дома есть благоустроенная спортивная площадка, но мы не будем нарушать предписаний и за пределы участка стараемся не выходить. Тем более, что погода в эти дни не самая комфортная. У Полины здесь есть песочница, горка, куры гуляют – скучно не будет. Вот сегодня уже успели собрать несколько свежих яиц, дрова для камина покололи – развлечений для ребенка хватит!

Павел Эйгель

Павел Эйгель

— Сейчас мнения спортсменов по поводу всеобщей самоизоляции, скажем так, разделились. А какой точки зрения придерживаетесь вы?

— Если честно, мне очень сложно сидеть дома на одном месте. Не поймите превратно – я никуда не езжу, и по гостям не хожу. Главная отдушина – ежедневные пробежки с минимальным количеством контактов. Трудно сказать, как пойдут дела дальше. У нас вид спорта, которым занимаются на открытом воздухе. На базе в Тушине можно переодеться на улице, а затем грести несколько часов, абсолютно ни с кем не контактируя. Внутри себя преград для тренировок я не вижу, но понимаю, что должен служить примером семье, окружающим людям и соблюдать карантин, как бы сложно это мне ни давалось.

СТАРАЮСЬ ПО МАКСИМУМУ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ВРЕМЯ НА КАРАНТИНЕ

— В условиях борьбы с коронавирусом новость о переносе на год Олимпийских игр в Токио, как-то отошла на второй план. Вам так не кажется?

— У нас отменили чемпионат Европы, который должен был пройти в середине мая в Лондоне, а также два этапа Кубка мира — в Италии и Франции. После этого сомнений в том, что Игры в Японии точно в срок не состоятся, у меня не было. Конечно, надежды на то, что пандемия отступит в конце мая и все войдет в привычный ритм, теплились. Новость о переносе Игр воспринял уже спокойно, не психовал и даже постарался в этой ситуации найти для себя положительные моменты.

— Удалось?

— До нового старта Олимпийских игр почти год и четыре месяца. Можно осмыслить все то, что было сделано не так, и более качественно подготовиться к этим соревнованиям. Сейчас моя стратегия заключается в том, что пока все европейские соперники сидят дома, мне нужно по максимуму использовать время, проведенное в самоизоляции. Поставил перед собой задачу: за ближайшие два-три месяца в функциональном плане догнать своих конкурентов.

— Сидя в коттедже на Истре?

— Во-первых, я продолжаю ежедневные занятия. Главный тренер сборной, и по совместительству мой личный наставник Жан-Ив Шетан по телефону дает мне постоянные рекомендации, как и что надо делать. Сейчас акцентируем внимание на развитии подвижности всего тела и суставов, внутренней выносливости. Мой московский тренер Сергей Натальин даже привез гребной тренажер, который поместился в гараже. Во-вторых, в 20 метрах от дома есть пруд. Пока никаких водных занятий я не планирую, но, если позволит ситуация, доставлю сюда лодку и буду тренироваться на этом пруду.

— Лицензию на Игры в Токио вы завоевали на чемпионате мира в испанском городе Сеу-д`Уржель в октябре прошлого года, заняв в финале только девятое место. Но изначально рассчитывали на пьедестал?

— В полуфинальном заезде я занял четвертое место, и на борьбу в медальной гонке был настроен очень решительно. Впрочем, есть у моего организма одна небольшая особенность: когда очень много сил, толку от этого никакого. Гребной слалом, как ни странно это может прозвучать, интеллектуальный вид спорта. Во время финала я напрочь об этом забыл. Грубо говоря, «фигачил» по трассе со всей мочи, допуская непростительные ошибки по траектории. А перед финишем, уже изрядно подустав, задел двое последних ворот, за что был наказан четырьмя дополнительными секундами. Без штрафа результат был бы намного приличнее.

КРУГЛАЯ ДАТА ПОД «СЕКТОР ГАЗА»

— В детстве почти все мальчишки грезят футболом или хоккеем, а Вы выбрали гребной слалом. Почему?

— Мои мама и папа увлекались водными походами, и уже в 6 лет я впервые сел в байдарку. После этого пробовал заниматься плаванием, теннисом, а когда мне исполнилось 10 лет, родители привели меня в секцию гребного слалома на Сходне. Там стоял небольшой, на 20 лодок, эллинг. Все переодевались на улице, после чего садились в лодки. Условия, прямо скажем, были спартанскими. Но я ни о чем не жалею. Мне сейчас 30 лет, двадцать из которых, отданы гребному слалому.

— Тридцатилетие Вы отметили совсем недавно – 1 марта. Как прошли торжества?

— Спокойно, в кругу семьи. Мне безумно нравится культовая российская группа «Сектор Газа». Одну из ее песен – «Мне сегодня 30 лет» постоянно кручу на плеере. Мечтал, что в день, когда разменяю четвертый десяток, исполню ее публично. Так и произошло.

— Большой энтузиаст гребного слалома и председатель попечительского совета ФГСР Сергей Лавров поздравил?

— До личного звонка дело не дошло, у главы МИДа и так хватает забот. Но через федерацию, как сообщил мне ее глава Сергей Папуш, теплые пожелания были переданы. Сергей Викторович – контактный человек, и когда мы с ним пересекаемся на каких-нибудь конференциях и заседаниях, то всегда перекинемся парой слов.

НУЖНА БАЗА, ГДЕ ПОСЛЕ ТРЕНИРОВКИ МОЖНО ПРИНЯТЬ ДУШ

— Вам хотелось бы, чтобы дочь Полина пошла, когда время наступит, заниматься гребным слалом?

— Очень хочется, чтобы наша новая база на Сходне заработала как можно скорее. Там будут созданы все условия как для новичков, так и профессионалов. Пока этот современный центр функционирует только на бумаге – официально он открылся, но до окончательного запуска в эксплуатацию дело еще не дошло. Спортсмены очень ждут этого. Я тренируюсь вот уже 20 лет и в Москве до сих пор нет базы, где после занятий можно принять душ. Когда на Сходне все запустят, я сам отведу туда свою дочь.

— А пока готовитесь за рубежом?

— В последние годы все наши тренировочные пути вели в Европу, на те каналы, где оттачивают свое мастерство конкуренты. Надо сказать, что эта работа дала эффект. Мы догоняем соперников в мастерстве, хотя и не так быстро, как хотелось бы. Сейчас, в условиях пандемии, говорить, что будет дальше, не приходится. Все будет зависеть от того, как скоро откроются границы. В России самым подходящим местом для тренировок остается гребной канал в Окуловке. По известным причинам в эти дни он закрыт – соответствующий указ издал губернатор Новгородской области. Если с 5-10 апреля будут послабления, то народ туда потянется.

— А как обстоят дела со строительством центра в Богородском Московской области?

— Там два канала: основной и малый. Насколько мне известно, сейчас бетонирование малого канала закончено на 90 процентов, а большого – только на 40. Главная задача – это закупка специальных турбин, благодаря которым гоняется вода с финиша на стартовое озеро. Эти устройства производятся только в Европе, и стоят очень дорого. Когда в 2011 году начинали строить центр, евро «весил» 42 рубля, а сколько сейчас – вы знаете. Для полноценной работы современного канала нужны три-четыре такие турбины.

— То есть без них никак?

— В Праге есть один гребной канал, построенный давным-давно рядом с ТЭЦ. Сделан он по принципу водоотведения — идеальный вариант без сложной техники. Там постоянно проводятся турниры самого высокого ранга, ну а новые сооружения, которые, как в Богородском, возводятся с нуля, требуют совсем другую начинку.

— Сейчас в моду вошли разные челленджи, призывающие граждан оставаться дома. Вы в них участвуете?

— Если вы про чеканку рулона туалетной бумаги, то это не для меня. Возможно, запущу что-то новенькое. Например, отжаться 50 раз. Лично я это делаю без проблем!

Поделиться с друзьями

Комментарии

Видео

Перейти к верхней панели