Обратная связь

«Во время тестового заплыва в Токио был на грани теплового удара». Кирилл Абросимов — о жизни пловца-марафонца на самоизоляции

Лидер сборной России по плаванию на открытой воде Кирилл Абросимов рассказал порталу Team Russia о тренировках в пятиметровом бассейне, изучении английского языка и о том, что подготовку к Олимпийским играм теперь придется начинать с нуля.

— С самого начала карантина и по сегодняшний день нахожусь у себя дома на самоизоляции, стараюсь особо никуда не выходить, — начал Абросимов. — Поддерживаю форму тоже дома, лишь иногда бегаю в парке, конечно, избегая при этом контактов с людьми.

— Где вас застало известие о полном запрете на проведение соревнований и закрытии тренировочных баз?

— Тоже дома, в Ярославле. 9 марта мы вернулись с этапа Кубка Европы в Израиле. Дальше у нас по плану была подготовка в своих регионах до следующего сбора национальной команды на базе «Озеро Круглое». Числа 26-го мы узнали, что все бассейны собираются приостанавливать работу. Мы решили попробовать поехать на «Круглое», но через несколько дней (с 29 марта — прим. Team Russia) и там отменили сборы и вообще все вокруг позакрывалось.

Каждый день думаю — когда же мы начнем плавать?

— Домашние занятия — в основном общефизическая подготовка?

— Да. Я взял велосипед, тренируюсь на нем. Делаю обычные упражнения на ОФП, бегаю кроссы.

— И все-таки пловцам невозможно вести полноценную подготовку без занятий на воде. Как вы стараетесь выходить из положения?

— Да, каждый день думаю о том, когда мы уже начнем плавать, потому что форма, на самом деле, теряется очень быстро. За несколько дней у нас пропадает чувство воды, а скоро уже два месяца, как мы находимся в таких условиях. Я нашел у нас в городе небольшой бассейн — привязываю себя на специальную резину и плаваю в этой пятиметровой ванне, чтобы хоть как-то сохранять это самое чувство воды.

— Недавно вы в социальных сетях выкладывали фото, где тренируетесь и на открытой воде. Не холодно?

— Несколько дней у нас было тепло, и я решил попробовать, как вода в озере. Приехал, наконец-то по-настоящему поплавал. Обрадовался, что даже можно упражнения выполнять. Температура воды была 16 градусов, в неопреновом гидрокостюме, в принципе, ощущения нормальные, как на соревнованиях. Но через два дня резко похолодало, на улице было +5, и до сих пор жду, пока снова потеплеет и вода прогреется.

— Как поддерживаете связь с тренером?

— Постоянно созваниваемся, обсуждаем тренировки и разные задания. Также на связи с несколькими ребятами из нашей группы.

— Свободное время чему посвящаете?

— Продолжаю изучать английский язык, совершенствую его. Много читаю, слушаю аудиокниги. Из последнего — Дэвид Огилви «О рекламе», «Бенджамин Франклин: Время — деньги!», Ричард Брэнсон «К черту все! Берись и делай», а из художественной литературы «Герой нашего времени» Лермонтова и «Граф Монте-Кристо» Дюма.

— Когда у вас было столько же времени для себя?

— Наверное, настолько много никогда не было. А так — когда сезон заканчивается, есть две-три недели на отдых. Но на самом деле, в такое время появляется только больше желания выйти на старт и посоревноваться, провести хорошую тренировку.

Через два дня после нашего отъезда в Израиле закрыли границу

— По ощущениям, что на самоизоляции переносится сложнее всего?

— Поначалу тяжело было свыкнуться с тем, что отменили все соревнования. У нас с конца весны как раз должны были начинаться основные старты — было жалко, что все это рушится, и непонятно когда возобновится. И до сих пор, кстати, непонятно. Но при этом тренироваться и поддерживать физическую форму было нетрудно. Сейчас ощущения поменялись. Стало легче воспринимать все переносы в календаре и понимать, почему это происходит. Но сложнее не понимать, когда все это закончится. Уже тяжеловато тренироваться вне привычной среды — бассейна, открытой воды. Тяжело, прежде всего, морально.

— И все-таки первая часть сезона у вас завершилась, было несколько стартов. Как оцените итоги первых месяцев года?

— Подготовку к нынешнему сезону я начал позднее обычного, так как затянулся предыдущий. До середины октября прошлого года я выступал на соревнованиях, поэтому тренироваться начал с декабря. Первый старт нового сезона у меня был на этапе Кубка мира в Дохе — выступил, почувствовал, что состояние уже неплохое. Потом был сбор в Израиле и Кубок Европы, там я уже добрал форму. Выиграл заплыв на 10 километров, был доволен своим выступлением. Оставалось делать работу над ошибками.

— Как сложился тот заплыв?

— Я долго лидировал, на финише прибавил и создал отрыв. Выиграл с отрывом в 8-9 секунд, чувствовал себя уверенно на протяжении всех 10 километров. Участвовало много спортсменов из России, потому что это был  внутренний отбор на олимпийскую квалификацию, которая должна была пройти в Фукуоке, и чемпионат Европы по водным видам спорта в Будапеште. Поэтому чувствовалась конкуренция.

— А какой была обстановка вокруг соревнований в Эйлате?

— Тогда как раз в Европе все только начиналось с коронавирусом. Пловцам из Италии запретили въезд, сборная Франции прилетела, но ее отправили домой, уехали еще несколько спортсменов, которым запретили выступать. Мы проплыли, вернулись домой, и буквально через день услышал в новостях, что в Израиле закрыли границы и объявили карантин.

— В России вас не просили сдать тесты или уйти на самоизоляцию?

— Нет, мне ничего не сказали ни в аэропорту, ни когда я приехал домой. Такие правила ввели через какое-то время после нашего возвращения. Я слышал, что к людям, вернувшимся из-за границы примерно в одни сроки со мной, потом приходили, но почему-то ко мне — нет.

Вода в Токио — мутная и с запахом

— В отличие от многих спортсменов, вы уже успели выступить на олимпийских тестах, которые прошли год назад в Токио. Какие впечатления остались?

— Было очень жарко. Старт должен был быть в 10 утра. Но за день до этого на официальной тренировке температура воды была 33 градуса. Все спортсмены стали жаловаться, и начало перенесли на 7. И уже в это время, как нам сказали, вода прогрелась до 30,9, а максимально допустимое значение — 31 градус. Во время заплыва на 10 километров она за пару часов точно станет теплее. И как я слышал, рассматривали возможность на Играх стартовать чуть ли не 5 утра (смеется).

— Олимпийский марафон в легкой атлетике вообще перенесли в Саппоро. Может, стоит поступить подобным образом?

— Мне сложно сказать. К тому же я в Японии был только в Токио, и не знаю, какая в других местах вода, какая погода в это время года. Да и разговоров на эту тему даже не слышал.

— Как вам условия на олимпийской трассе?

— Для зрителей условия прекрасные. Там красивый мост, рукотворный остров Одайба. Вода, конечно, немного с запахом, слегка мутноватая. Но такого, чтобы прямо грязь плавала, не видел. Медуз тоже нет. Так что мне ничего не мешало.

— А температура?

— Мы плыли не 10, а только 5 километров. Но перегрелся я там хорошо. Когда заплывал на финиш, было уже не по себе. Можно сказать, на грани теплового удара. Конечно, я все контролировал, но было не по себе.

Хотелось побороться на Олимпиаде за медали

— Что у вас было в планах на сезон, если бы все шло нормально?

— Должен был стартовать на этапе Кубка мира на Сейшельских островах, потом поехать в Будапешт на чемпионат Европы. Проплыть там 10 километров, и отправиться на олимпийскую квалификацию в Фукуоку.

— Как отнеслись к переносу Олимпийских игр на 2021 год?

— Думаю, это правильное решение, как и с чемпионатом Европы, потому что у многих нет сейчас возможности тренироваться. А теперь у нас всех есть целый год, чтобы полноценно пройти весь цикл подготовки. Его придется делать с нуля. Надеюсь, что результаты внутреннего отбора оставят в силе, но к квалификации и Играм точно надо готовиться заново. При этом до конца непонятно, когда я смогу начать тренироваться.

— А какие цели ставили себе на сезон?

— Задача была пройти внутренний отбор, потом квалифицироваться на Олимпиаду, и если все это получится, то побороться на Играх за медали. Конечно, хотелось выступить и на других стартах — этапах Кубка мира, чемпионате Европы. Но основные планы, конечно, были связаны с Олимпиадой.

Перейти к верхней панели