Обратная связь

Три Олимпиады Владимира Сальникова

Герой Игр-80 и глава Всероссийской федерации плавания Владимир Сальников в большом интервью журналу "Команда России" рассказал об олимпийских медалях, стихах, дискотеке, бандерлогах, российской сборной и спортивном вызове.

— Есть олимпийские чемпионы, которые держат свои медали в банковских сейфах или на стенке, в рамочке. Кто-то даже продал от большой нужды. А где ваши награды с московских и сеульских Игр?

— В свое время моя супруга Марина хотела сделать мини-выставку, специальный стенд, куда аккуратно можно было разместить награды. Но потом были ремонт, переезды – и как-то не сложилось. Поэтому медали ездят со мной везде в коробочках, да и потом, часто просят их показать, и нужно, чтобы они были под рукой. Вот недавно демонстрировал их публике на Первом канале, в передаче у Максима Галкина.

Когда смотрю на них – воспоминания всегда свежи. Все выступления на Олимпийских играх остались в памяти очень ярко, потому что победы дались тяжелым трудом. Для меня это не просто медаль, поскольку понимаю, что за ней стоит и чего она стоила. Я иногда даже не в восторге, когда просят показать запись заплыва – ухожу в другую комнату.

— 40-летие Игр-80 в этом году отмечается с заметной ноткой ностальгии. Мишка улетел, Советский Союз развалился. Грустно, что уже нет той страны, которую вы представляли на пике своей спортивной карьеры?

— Да. Олимпийские игры 1980 года были особенными для нас – это ведь первое настолько грандиозное событие. Страна готовилась, шла настоящая ударная стройка. Мобилизованы были все: силы правопорядка, строители, архитекторы, организаторы… Многие вещи делались впервые.

В этом году с удовольствием слушал и смотрел выступления людей, участвовавших в подготовке Игр. И некоторые вещи теперь видятся совершенно по-новому. Конечно, обидно, что из-за коронавируса не удалось встретиться очно – только онлайн, но события сорокалетней давности вспомнили в подробностях и с удовольствием. Мы на сайте федерации тоже делали хронологию событий, летопись наших побед на этих Олимпийских играх.

Конечно, немного грустно сегодня думать о том, что было много лет назад. Тогда мы были единой командой, и у нас были спортсмены не только из России, но и Украины, и других республик, было единение. Сейчас многое изменилось. Но Россия – большая страна, великая держава! Уверен, что те, кто сейчас выступает под российским флагом и отстаивает честь нашей страны, невзирая ни на что, делают большое дело.

Владимир Сальников. Фото Getty Images

Владимир Сальников. Фото Getty Images

В 1980-м ситуация была весьма близка к сегодняшней – та же холодная война, те же наветы, те же предвзятые мнения. Ведь изначально спорт не должен быть замешан в политике или двойных стандартах. Он является проводником доброй воли стран, которые действительно хотят через спорт быть ближе друг к другу. А сейчас, к сожалению, всех нас захлестнула политическая волна, и спорт стал инструментом в руках разных политических деятелей, которые на этом пытаются заработать какие-то очки.

Но, мне кажется, у большинства спортсменов все-таки сохранился чистый спортивный дух. И здесь не надо ничего больше придумывать – просто побеждает сильнейший! Ты стоишь на вершине, честно завоевав свою победу, и, конечно, испытываешь гордость. Ну, а на верхней ступеньке олимпийского пьедестала ощущаешь себя просто как на  вершине мира, и чувства единения, любви, патриотизма просто переполняют. Во всяком случае, у меня было так.

— Три золотых медали на Играх в Москве – это большая работа, большая пахота. У вас остались какие-то воспоминания от этого праздника, кроме самого бассейна? Что успели посмотреть во время Олимпийских игр?

— Мы приехали в Москву за три дня до начала соревнований. В первую очередь, нас поразила Олимпийская деревня – это было воплощение мечты о том, как красиво и комфортно должны жить москвичи. Я немного завидовал тем, кто потом будет пользоваться всей этой красотой. Москву мы в основном видели из окон автобуса, потому что режим был очень жестким. На прогулки времени не было – приехали в бассейн спорткомплекса «Олимпийский», тренировка, обратно в Деревню. Все по расписанию, тренировочные и восстановительные мероприятия строго регламентированы. Но даже в таком режиме видел, как преобразилась Москва.

На улицах было немноголюдно. Многие уехали отдыхать – наконец-то людям дали отпуска летом. Да и меры безопасности были приняты очень серьезные – таких массовых гуляний, которые сейчас проходят в столице на день города, или вот как на Чемпионате мира по футболу в 2018, когда Никольская гуляла всю ночь, – такого не было точно. И тем не менее, вокруг была чистота, буквально все стерильно, празднично одетые милиционеры, люди улыбаются, даже продавцы благосклонны к покупателям – это уж точно было в то время необычно.

Олимпийская столовая – это было не просто место для еды. Там мы изучали необычные для нас продукты, пробовали новое. Представьте – одноразовая упаковка, все разложено – действительно, как рог изобилия со скатертью-самобранкой.

Ну и, конечно, дискотека, где стояла шикарная аппаратура, выступали разные группы, да и просто играла музыка. Каждый вечер там собирались спортсмены из разных стран. Мы-то, правда, до соревнований посетили ее исключительно в ознакомительных целях: пришли и ушли, никаких танцев. Но после стартов, конечно, отрывались! Там выступали самые популярные ансамбли – «Земляне», «Песняры».

Но главным хитом Игр стала песня Пахмутовой и Добронравова, а самым популярным символом – олимпийский Мишка, который был буквально на каждом углу. Наверное, нет ни одного человека, который побывал в то время в Москве и не купил бы себе пару медведей. Они у нас до сих пор по домам где-то находятся! Мы тут пытались как-то посчитать, сколько их у нас, и каждый раз обнаруживаем: «О! Смотрите, еще один». То на кружке, то на тарелке. Лично у меня любимым сувениром был брелок с Мишкой.

Владимир Сальников. Фото Сергей Киврин

Владимир Сальников. Фото Сергей Киврин

— А теперь перейдем к Играм, которые для советских спортсменов не состоялись. Вы были готовы на сто процентов, находились в хорошей форме, чтобы выступить в Лос-Анджелесе. И чем стали для вас вот эти несостоявшиеся Игры?

— Когда было объявлено решение о нашем неучастии в Олимпийских играх в Лос-Анджелесе, для всех спортсменов это была трагедия. Политическая атмосфера нагнеталась как минимум за год, но все думали: «А, может быть, пронесет? Может быть, все-таки договорятся наши руководители и не будут друг другу палки в колеса вставлять?» Хотя многие, в том числе и спортсмены, поддерживали тему о том, что ехать ни в коем случае нельзя, потому что безопасность в США никто не гарантирует. Понятно, что никто не хочет приезжать и постоянно думать, что тебя либо похитят, либо покалечат или убьют. Но все-таки, в глубине души, думаю, даже те, кто так говорил, искренне верили, что все это как-то разрешится. Но…

Известие это застало нас в Германии на сборах. Были пройдены все этапы отбора, и мы готовились к Играм. Зашли в кантину, купить кока-колы или мороженого, и с экрана телевизора услышали сообщение… Сразу вокруг нас как будто вакуум возник. Все пропало – и цели, и смысл. Было полное непонимание – а дальше, что делать? И стоит ли? И куда идти? Зачем?

Мне было особенно обидно, потому что шансы побороться за олимпийское «золото» действительно были очень хорошие: я уже много сезонов был лидером мирового рейтинга. Взамен в нашей стране прошли соревнования «Дружба-84», где мы, так сказать «выпустили пар», и результаты мои были выше победителей Игр в Лос-Анджелесе. Это принесло определенное удовлетворение, но Олимпийских игр не заменило… И могу сказать, что из-за этого многие спортсмены ушли разочарованными, так и не реализовав свой потенциал и возможности. У меня самого начался долгий период раздумий – стоит продолжать или нет? Такого не хочется пожелать никому.

Перед московскими Играми был период, когда мы пытались показать, что спортсмены все-таки дружны и никакая политика нас не разлучит. На международные старты 1980 года в Германии, Франции и Голландии приехали американцы, с некоторыми из них мы были знакомы по совместным сборам. Помню, тогда сдвигали в столовой столы, садились вместе, демонстрировали, что мы одна международная семья, для нас спорт – это идеал, а политика – совершенно не та область, которая нас может разъединить. И это было искренне.

Естественно, это не помогло, но мы наивно считали, что мир это заметит. Я даже вручал какую-то медаль и фотографировался с американкой, которая должна была ехать в Москву. И в газетах написали, что президент США лопнул бы от злости, увидев эту фотографию. Нас тогда объединяло чувство уважения друг к другу, потому что мы знали, что стоит за нашими достижениями, мы вместе тренировались, и нагрузки были просто сумасшедшие. Тот, кто их выдерживал – становился в глазах окружающих авторитетом.

— На Олимпийских играх в Сеуле вы пришли к «золоту» буквально на автопилоте. Наверняка оставили там много здоровья, чтобы выиграть медаль? Стоило ли оно того?

— Конечно, стоило. Перед поездкой на Игры ситуация была не совсем однозначная. В стране я не проиграл ни одного старта на дистанции 1500 метров, но вот два сезона на международном уровне были не такими яркими. Фактически, я сам принимал решение об участие в Сеуле, хотя некоторые активно отговаривали. Но я всегда считал, что в жизни должна быть главная попытка, причем такая, после которой ты можешь спокойно себе сказать, что все отдал для достижения цели. И если не попытаться, то эти сомнения будут грызть тебя всю оставшуюся жизнь: «А что бы было, если бы я решил по-другому?..»

Владимир Сальников. Фото Getty Images

Владимир Сальников. Фото Getty Images

Форму перед Играми набрал действительно хорошую, и в предварительном заплыве даже пришлось себя тормозить, потому что думал: «Сейчас вот еще чуть-чуть, и будет мировой рекорд, а это сейчас не нужно». Но задача стояла попасть в финал, и сделать это убедительно, что и произошло. Надо сказать, что приехал я туда аутсайдером, журналисты мной не интересовались, думали, видимо: «Ну, приехал старичок, 28 лет». После квалификационного этапа все вдруг стали обращать на меня внимание и автографы просить, а до финала – еще целые сутки.

На сам заплыв, по ощущениям, собрал всю энергию предгрозового Сеула, и именно с таким настроением вышел на старт. Был настолько сконцентрирован, что взглядом будто бы «прожигал» окружающих, как удав бандерлогов. А соперники были сильные, чемпионы мира, рекордсмены, победители чемпионатов Европы… Уже стоя на тумбочке, знал, как мне тактически проходить дистанцию, только на последних метрах боялся потерять контроль.

Но мне удалось ощутить то, что бывает редко: как будто время течет по-другому, и ты реально чувствуешь каждую клеточку своего тела. Гребцы в таких случаях говорят: «Я чувствую весло – как на кончике вода шелестит». Велосипедисты чувствуют шины и асфальт… У каждого свое, но это ощущение тотального контроля – что-то фантастическое. Было жаль, что это чувство, наверное, я больше никогда не испытаю, потому что решил для себя, что это последний заплыв в моей спортивной карьере.

— Свои — всегда самые лучшие. Тем более, вы руководите Всероссийской федерацией плавания, а значит, для вас лучшие – наши пловцы. Но если реально, каково место россиян в сегодняшнем мировом плавании?

— Наше место на самом деле в первой когорте. Я не хочу сказать, что мы сейчас сильнее американцев и австралийцев, но у нас есть свои лидеры. И эксперты федерации считали, что в этом сезоне, если бы Игры состоялись, у нас бы действительно случился прорыв – предполагалось, что мы могли бы завоевать 10 с лишним медалей разного достоинства! Мировые рейтинги за последние три года уплотнились. Наша работа — это подготовка резерва и той конкурентной среды, без которой невозможно обеспечить постоянный приток свежей крови и заставить систему работать. Потому что идеальные условия для одного или для трех спортсменов, приводят к тому, что пропадают все остальные, средств не хватает. А вот эти, условно говоря, трое, или пятеро, или десять «хрустальных», остаются небожителями, которые просто диктуют всем, какие блага им нужно принести на блюдечке.

Но если есть конкуренция, если сзади дышат в спину еще несколько десятков человек, то ситуация меняется, и именно построение такой саморегулируемой системы – наша задача. Спросите у наших лидеров: если 5-7 лет назад в финал чемпионата России можно было, условно говоря, вперед ногами плыть и попасть, то сейчас туда нужно пробиваться. И это самое главное!

— В этом году вам исполнилось 60 лет, московским Играм 40. Если удариться в фантастику и представить, что у вас есть возможность сказать что-то самому себе тому, прежнему, то что вы себе посоветуете или, наоборот, скажете: «Нет, этого не надо было делать»?

— Конечно, было сделано много всяких ошибок. Но дело в том, что каждое решение или каждое событие ведет к череде других событий, и цепочку эту прогнозировать невозможно. Поэтому я бы не стал сейчас ничего менять, лучше оставить все, как есть. Потому что сегодня точно знаю – все было не зря. А если бы я что-то тогда сделал по-другому, то, возможно, мы бы с вами и не писали это интервью!

Владимир Сальников. Фото Александр Федоров/СЭ

Владимир Сальников. Фото Александр Федоров/СЭ

***
Болельщики посвящали Владимиру Сальникову стихотворения – вот одно из них, которое он нам прочитал.

Телеканал «Ностальгия».
Владимиру Сальникову.

Есть олимпийские легенды
– такой редчайший контингент,
И в спорте существуют бренды,
где Сальников – особый бренд.

Его «железным» называли
среди эпитетов других,
И «монстр с нервами из стали»,
и «плод творений колдовских».

Но волшебство тут не при деле,
здесь были цели на пути –
Подчас на жизненном пределе
все точки мертвые пройти.

И сколько лет уже минуло,
но живы те большие дни,
Мы помним золото Сеула,
тот финиш подвигу сродни.

Рукоплескала вся планета,
и, говоря начистоту,
Навряд ли он предвидел это,
переплывая речку Мсту.

Евгения Алексеева, Костанай

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели