Обратная связь

Влад ДЕМИН: “СЫГРАТЬ ИВАНА ЯРЫГИНА – ЭТО ДЛЯ МЕНЯ СВЯТО”

7 ноября могло бы исполниться 70 лет двукратному олимпийскому чемпиону по вольной борьбе Ивану Ярыгину. О своем отношении к знаменитому спортсмену и желании снять о нем фильм рассказывает боец и актер Влад Демин.

За его плечами – роли сериалах “Боец”, “СОБР”, “Морпехи”, а также в фильмах “Бригада: наследник”, “Миссия невыполнима: протокол “Фантом”, “Солдат” и другие. При этом 44-летний актер – действующий боец К1, и весной этого года одержал победу в поединке с камерунцем Кристаном Вуапи на турнире в Челябинске. В прошлом Демин был депутатом Госдумы, но оставил политику ради актерской карьеры. А еще Владу принадлежит идея фильма о великом советском борце и его земляке Иване Ярыгине. С этого проекта мы и начали разговор.

Я ОЧЕНЬ ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНЫЙ ЗРИТЕЛЬ

– Несколько лет назад вы анонсировали фильм о Ярыгине, но он так и не вышел на экран. Что с ним случилось?

– Пока любители спорта могут посмотреть только трейлер фильма. Он сделан в надежде на привлечение средств. Мы уже дважды подавали заявку в министерство культуры и даже встречались с министром. Все – за, все говорят, что это нужно и важно. Но в результате деньги дают непонятным комедиям со всякой чернухой. Нас постоянно ставят в резерв.

– То есть кто-то не хочет снимать фильмы про таких людей, как Ярыгин?

– Не знаю. Существует определенное лобби продюсеров, которые могут получить деньги под любую картину. Если бы “Ярыгин” снимался под их началом, то фильм наверняка давно бы состоялся. И, возможно, мне бы кинули эту роль как подачку. Дескать: “Играй, хотя – подожди. Возможно, мой сын лучше сыграет. Иди, сыграй друга Ярыгина”. А для меня это было бы неприемлемо.

– Почему?

– Потому что для меня Ярыгин – легенда, человек, на имени которого я вырос. Потому, что я – сибиряк, и у нас в Красноярске школу высшего спортивного мастерства возглавляет Дмитрий Георгиевич Миндиашвили, тренер Ярыгина. Дмитрий Георгиевич жив, здоров и воспитал огромное количество чемпионов, в том числе Буйвасара Сайтиева. Для меня это свято. Я не могу идти на поклон к какому-то другому продюсеру. Мы позиционировали себя как независимый проект, и нас дважды отфутболили. Посмотрим, может хватит совести, и в конце этого года нам выделят какое-то финансирование после всех этих комедий, на которые уже распределены деньги.

– Смотрели фильм “Движение вверх”? Что о нем думаете?

– Восхищен. Я вообще очень доброжелательный зритель. При этом также поражен такими плохими фильмами как “Воин”. Но не потому, что у меня предвзятое отношение игравшим там Бондарчукам. Мне, например, очень нравится проект Федора “Молодежка” на СТС – круто, просто аплодирую. А “Воин” не нравится, в отличие от “Движения вверх” или фильма про Харламова.

– А как вы относитесь к историческим несоответствиям в этих картинах? Есть ли у режиссеров исторических фильмов право на художественный вымысел?

– Есть, если эти несоответствия хоть как-то согласованы с живыми людьми, которых затрагивают. Когда мы создавали сценарий “Ярыгина”, мы доже допускали вымысел, но получали на него добро от Натальи Алексеевны Ярыгиной, вдовы Ивана Сергеевича. Это очень тонкая вещь, которую игнорируют некоторые продюсеры. Они говорят: “Мы ничего не просим от родственников, но снимем фильм как хотим”. В этом тоже есть своя правда. Если это идет на пользу драматургии и зрителю, то художественный вымысел возможен. У сценаристов и кинематографистов должно быть пространство для маневра. Но, если при этом реальный исторический персонаж остается хорошим. А если он был в жизни нормальным человеком, а сценаристы его “топчут”, это неприемлемо.

– А в “Ярыгине” есть вымысел?

– Ну, например, сценаристу было интересно, чтобы у Ивана Сергеевича появился веселый друг-хакас, который боролся бы в легкой весовой категории. Чтобы сыграть на контрасте. Спросили у знающих людей – а такого на самом деле не было. Сценарист говорит: “Надо его придумать”. Если это даст усиление фильму, я считаю, почему бы и нет. Мы же снимаем не документальное кино. Например, в фильме про Владимира Высоцкого тоже были допущены вещи, которых на самом деле не было. Несмотря на то, что Никита Высоцкий является соавтором сценария. Ну и ладно.

В фильме “Бригада: Наследник” Влад Демин исполнил роль Кирилла.

МНЕ БЫЛО БЫ НЕЛЕПО ИГРАТЬ ПЛЮЩЕНКО

– Вы часто играете брутальных людей, бойцов. Нет ли в других видах спорта спортсменов, которые близки вам по духу и которых хотелось бы сыграть в кино?

– Актерская профессия очень зависима от фактуры. У нас нет большого выбора. Как человеку мне хочется, например, сыграть Иван Ярыгина. Я понимаю, что это позволяет моя антропометрия. И Наталья Алексеевна Ярыгина говорит: “Влад, ты похож на Ивана Сергеевича даже некоторыми повадками. Вы выросли в одном и том же месте – я вижу отражение этого в тебе”. И я со спокойной душой соглашаюсь на эту роль. Если мне скажут сыграть, например, Хабиба Нурмагомедова – это будет нелепость, в которой я участвовать не собираюсь. Или, например, Евгения Плющенко. Мы слишком разные.

Я отказался даже, если бы мне предложили роль Сан Саныча Карелина – я не соответствую этому человеку. На мой взгляд, для фильма “Чемпионы” должен был проводиться кастинг по всей России. Надо было искать такого самородка, который мог бы походить на великого борца при первом взгляде. Но сейчас все стали ленивые. Кастинг-директора не поедут в глубинку для того, чтобы найти нужного человека. Им пофигу, и меня это бесит. Поэтому, если у меня будет такая возможность, я постараюсь выбрать те роли, в которых я так или иначе буду походить на героя. Или чтобы я понимал: у зрителя не будет отторжения, когда он увидит меня в этой роли. А надеяться, что “зритель потом поймет”, я не согласен.

– В отличие от Америки, наши спортсмены достаточно редко становятся известными актерами. Почему?

– Наша индустрия кино не заточена под фильмы, где могут состоятся такие спортсмены как, например, Джейсон Стейтем. Это очень харизматичный парень, который входил в сборную Великобритании по прыжкам в воду. Сейчас его просят: “Ничего не играй, будь самим собой”. Нам пока далеко до подобной индустрии, хотя со временем, может быть, спортсмены окажутся востребованы и на наших съемочных площадках.

– Следите за карьерой Олега Тактарова? Он тоже бывший боец, и активно снимается в американских фильмах.

– Он молодец, что заскочил в западное кино, но для меня он не актер. Я считаю, что актер – это не тот человек, который снялся в какой-то картине, а кто является актером по специальности, имеет профильное образование. Наша профессия подразумевает массу знаний, затрагивающих не только игру. Человек, который не получил образование – это не актер, а спортсмен, который играет в фильмах. В этом качестве Тактаров мне нравится. Он органичен в своих ролях, видно, что на Западе проходил какие-то курсы актерского мастерства. Но к актерской профессии он не имеет отношения.

44-летний актер – действующий боец К1

МОНСОНУ ПОСОВЕТОВАЛИ НЕ ДРАТЬСЯ ПЕРЕД ВЫБОРАМИ

– Как человек, который в прошлом занимался политикой, что вы думаете о депутатстве американского бойца Джефа Монсона?

– Это просто смешно! Джеф Монсон – депутат Красногорска! Для меня – это дикость, какой-то паноптикум. Человек, который не говорит по-русски, теперь должен писать законы и вносить поправки? Не понимаю, что творится с нашим обществом.

– Вы ведь с ним знакомы?

– Да, я предлагал ему драться. Вместо моего соперника Вуапи в мае должен был появиться Монсон. Но, видимо, у него была предвыборная кампания, и он отказался. Причем, сначала дал согласие и запросил определенную сумму.

– Какую?

– Не буду говорить, сколько. Но я назвал ее промоутерам, которые приглашали меня выступить. Они говорят: “Круто, заплатим”. Потом Монсон повысил цену, промоутеры тоже согласились. Но он все равно “слился”. Наверное, советчики сказали ему, что перед выборами не стоит проигрывать.

– Вы же тоже сейчас живете в Подмосковье?

– Да, причем в Красногорском районе. Может, как-нибудь запишусь к Монсону на прием, и спрошу что-нибудь про ЖКХ. И не дай бог, там не будет переводчика. Когда я узнал, что Джефф – депутат Красногорска, то подумал, что это шутка. Пусть теперь избиратели просят его делать запросы. Как это будет работать? То, что он выходил на поединки под гимн Советского Союза – еще ничего не значит. Случившееся – издевательство и над Монсоном, и над красногорцами.

– Мастера боевых искусств периодически попадают в неприятные истории, связанные с уличными драками. Если речь не идет о самозащите, являются ли их умения отягчающим обстоятельством?

– То, что ты занимаешься боевыми искусствами – не отягчающее обстоятельство, ведь эти навыки могут пригодится не только в агрессивных целях, но и для защиты. Мне было неприятно и стыдно, когда парень, входивший в одно из структур ММА, сломал челюсть DJ Smash. Ди-джей отказался с ним сфотографироваться, и получил удар, который был продиктован гордыней. Но когда речь идет о самообороне, я готов поддерживать спортсменов и платить за их адвокатов. Я такой человек, что я не разделяю людей на единоборцев или неединоборцев. Мне важно прав человек, или нет. К сожалению, законы не всегда отражают суть поступка. Если же единоборцы провоцируют конфликты и потом бьют людей, их надо просто судить и сажать. Тут других вариантов нет.

Влад Демин в шоу Первого канала “Вышка”.

ФУТБОЛИСТЫ НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА СОВЕРШИЛИ ПОДВИГ

– Вы принимали участие в телевизионном шоу “Вышка”. Как вы оцениваете такие проекты в плане пропаганды спорта в России?

– Вы даже не представляете как это круто! После этого шоу сразу пополнились секции по прыжкам в воду. Я думаю, что когда Первый канал делал этот проект, там не ожидали такого резонанса. Его ведь планировали на лето, когда основная аудитория уехала на дачи и возник определенный информационный вакуум. Думали, шоу пройдет, и все – никто не ожидал такого всплеска интереса. Любое такое шоу – про коньки, или про прыжки в воду, или про какие-нибудь бойцовские дела – надо делать. Благодаря им ты начинаешь разбираться в разных видах спорта. Говорю это по своему опыту.

– Своих детей приучаете к спорту?

– У меня две дочки. Одной – шесть с половиной лет и другой – девять месяцев. Старшая занимается художественной гимнастикой. Занимаем первые места, но я понимаю, что у нее не так много данных для того, чтобы вырасти чемпионкой. Бывают “гуттаперчевые девочки” – она не такая. Но она пахарь. Как бы то ни было, базу я хочу ей дать именно гимнастическую. Считаю, что это поможет ей, в какой бы вид спорта или даже в искусство она потом не пришла. Гимнастика – это растяжка, подвижность и координация. Дальше можно выбирать что угодно. И конечно, спорт поможет в формировании характера и она сможет стать разносторонней личностью. Это моя мечта.

– Помимо ММА и бокса, за какие единоборствами вы следите?

– Стараюсь смотреть все, что идет по телеканалам. Но основное – бокс, кикбоксинг, ММА.

– А, например, чемпионат мира по любительскому боксу вам интересен?

– Не так сильно, потому что я не знаю ребят из сборной. Чтобы любительский бокс мне стал интересен как обычному зрителю, мне нужно узнать, кто едет на турнир. Из какой семьи этот спортсмен, кем он хочет стать, какие у него жизненные принципы. Если я об этом парне узнаю какие-то минимальные сведения, и они мне понравятся, я будут болеть. Сейчас для меня сборная – это абстрактное понятие. Провалится она – мне будет жалко, выиграет – скажу “круто”, и забуду. Чтобы превратиться в болельщика, мне нужна информация, чтобы по телевидению говорили не только о футболистах и биатлонистах.

– А как же интернет?

– У меня нет времени ковыряться в интернете – у меня семья и работа. Я пассивный зритель, мне нужно, чтобы я включил кнопку телеканала или залез в Инстаграм, и мне оттуда вещали. Вот как недавно рассказывали про Хабиба – я все про него узнал. Пока этого не будет в отношении сборной по боксу или любому другому виду спорта, она не будет интересна ни спонсорам, ни болельщикам.

– Чемпионат мира по футболу смотрели?

– Смотрел, восхищен.

– Надо было давать футбольной сборной заслуженных мастеров спорта?

– Однозначно надо, ведь ребята совершили подвиг. Я практически не смотрю футбол, не знаю ни имен, ни фамилий. Но мой отец – болельщик, кандидат в мастера спорта по футболу. И я видел, как он со слезами на глазах наблюдал за нашей командой. И понимал, что это – продолжение его жизни. Если у нас непонятно кому дают звания заслуженных артистов, то футболистов за их достижение необходимо было отметить. Заслужили.