Обратная связь

АЛЕКСЕЙ КУРАШОВ: «ДО ПЕКИНА-2022 НАДО СОХРАНИТЬ ПОБЕДНЫЙ ТЕМП»

Портал Team Russia начинает новую рубрику "Разговор с президентом" - в ее рамках мы будем регулярно встречаться с руководителями национальных федераций по олимпийским видам спорта.
Первым гостем новой рубрики стал руководитель Федерации фристайла России Алексей Курашов, который во всех подробностях рассказал об особенностях этого вида спорта, ожиданиях от ближайшего олимпийского цикла и изменениях, которые ждут российскую сборную в ближайшие годы.

— Весной вы были переизбраны на пост руководителя ФФР. Долго думали, прежде чем пойти на новый четырехлетний срок?

— Решение было не из простых. Принял его в начале февраля на Олимпиаде. Кстати, еще до того как у нас появились медали.

— Почему раздумывали?

— Большая ответственность. Предстоящий олимпийский цикл будет самым сложным за последнее время. Иллюзий по этому поводу мы не испытываем, и вот почему. В Сочи у нас были домашние Игры и преимущество своего поля. Очень много внимания уделялось зимним видам спорта, в том числе и фристайлу. К Пхенчхану мы долгое время готовились еще на запасе Сочи. Хотя надо признать, что корейская Олимпиада получилась бледной на фоне многих других. И общий уровень организации был невысокий, и большой осадок оставили санкции в отношении россиян. Хотя к фристайлу никогда не было никаких претензий, морально это давило. Следующие Игры пройдут в Китае — это наши главные конкуренты, и они будут делать все, чтобы эту Олимпиаду выиграть.

— Каковы главные козыри китайцев?

— Они очень сильны и в финансовом, и в спортивном плане. У них серьезный резерв. Кроме того, у китайцев, как и у США, очень хорошее лобби в международной федерации, а у нас субъективный вид спорта. В нынешнем цикле два чемпионата мира, при этом в 2019-м турнир пройдет в США, а в 2021-м — в Китае. Думаю, китайцы сделают из него небольшую Олимпиаду по нашим видам спорта, и все отрепетируют. Также США и Китай вкладывают серьезные средства в летние и зимние объекты по фристайлу, именно поэтому к ним все и едут на тренировочные сборы.

— В олимпийской программе по фристайлу произошли заметные изменения – например, включен такой вид соревнований, как биг-эйр.

— Это было ожидаемо. Как и появление биг-эйра в сноуборде — когда только в 2011-м включили в олимпийскую программу слоупстайл, мы предполагали, что следующим будет именно биг-эйр, американцы будут его лоббировать. У них прагматичный подход — курс на удешевление олимпийских медалей. В США смотрят, какие виды спорта у них сильны и сами развиваются. У них же нет централизованной подготовки, зато есть сноу-парки, в которых ребята с самого детства катаются на лыжах и прыгают. Ведь что такое биг-эйр? Это элемент слоупстайла. По сути, тебе можно этого спортсмена готовить параллельно со спортсменами в слоупстайле. А вот добавление командной акробатики для нас хорошо. Мы в этом виде лидеры, у нас на сегодня два сильных конкурента — Китай и Белоруссия. Хотя и по биг-эйру будем работать, мы его еще год назад включили в реестр видов спорта, уже провели чемпионат России. Уже есть методическая база, понятно, что нужно делать.

КАЖДАЯ ДИСЦИПЛИНА ФРИСТАЙЛА — КАК ОТДЕЛЬНЫЙ ВИД СПОРТА

— У каждой олимпийской дисциплины свои особенности. В чем изюминка фристайла?

— Своеобразие фристайла заключается в том, что каждая его дисциплина представляет собой, по сути, отдельный вид спорта. Нет другого вида олимпийской программы, который включал бы в себя настолько разные направления, в том числе и что касается судейских оценок, выражающихся в баллах. Акробатика, могул, ски-кросс, хаф-пайп, слоупстайл — везде своя субкультура, разные трассы, спортсмены, тренеры. А федерация должна обеспечить всем командам тренировочный процесс, что достаточно трудоемко — различаются места проведения сборов и соревнований, экипировка и инвентарь, под каждую дисциплину нужно строить трассу из снега, а летом — водные трамплины. Даже ботинки и шлемы у спортсменов разные. В отличие, например, от других зимних видов спорта, ребята не могут выступать в других видах программы. У нас же ты либо взял одну свою награду, либо нет. При этом надо еще дойти до финала, пройдя квалификацию и все остальные стадии.

— Тяжело вырастить призера Олимпийских игр во фристайле?

— Учитывая, что у нас не массовый вид спорта, и нет большой скамейки запасных, нам важно вести спортсмена с самого начала. Поэтому порой появляются проблемы — когда мы берем кого-то из региона и вынуждены многое начинать заново, чтобы поднять его на мировой уровень.

— К чему мы пришли за предыдущие четыре года, прошедших после Игр в Сочи?

— Итогом олимпийского цикла у нас стали более 60 наград международных турниров уровня чемпионатов и первенств планеты, этапов Кубка мира, и более 140 медалей Кубков Европы. И конечно, два призовых места в Пхенчхане. Для нас это отличный результат. В прошедшем сезоне мы выиграли два зачета Кубка Европы — Кирилл Самородов в акробатике и Ксения Кузнецова в могуле. Впервые за 15 лет выиграли общий зачет Кубка мира и завоевали Хрустальный глобус — Максим Буров в акробатике.

— Но такую динамику еще нужно как минимум сохранить до Пекина. Уже знаете, как это сделать?

— Есть понимание, какой путь каждая сборная команда должна пройти до Игр. И все старшие тренеры программы готовят на целое четырехлетие. С двумя контрольными точками в виде чемпионатов мира. Что касается спортсменов — конечно, при входе в новый олимпийский цикл обновились составы, и нужно работать на будущее, с прицелом уже на Пекин-2022. Изменения у нас произошли во всех дисциплинах, при этом мы исходим исключительно из спортивного принципа. Все решения приняты на тренерских советах и утверждены президиумом ФФР. В акробатике закончили карьеру очень талантливые Петр Медулич, Саша Орлова, на которую мы очень рассчитывали, Алина Гриднева, Вероника Корсунова. Пришли 15-летние Настя Прыткова и Софья Алексеева, молодые Кирилл Самородов и Руслан Катманов. В ски-кроссе ушли Егор Коротков, Артем Костенко и Софья Смирнова, появились Кирилл Гладков, Павел Колготин, Максим Вихров, Мария Доброва. В хаф-пайпе и слоупстайле завершила карьеру Лиза Чеснокова, Денис Некрасов, пришли новые ребята – Настя Сибеченкова, Федор Муралев, Ярослава Мунтян.

— При этом самые значительные изменения случились в команде по могулу.

— Это не новость. О том, что они будут, мы говорили еще два года назад, обсуждая это на тренерских советах. На 100 процентов обновился женский состав, и на 90 — мужской. Прекратили выступать Марика Пертахия, Регина Рахимова, Катя Столярова. Они провели в команде несколько олимпийских циклов. Им на смену пришли Настя Смирнова, Настя Первушина, Вика Лазаренко, Настя Куликова, Ксения Кузнецова. У ребят закончили карьеру Максим Михайлов, Егор Ануфриев. Остался только Андрей Махнев, а опытнейший Саша Смышляев восстанавливается после травмы, и будет сдавать контрольные нормативы в октябре. Надеюсь, вернется после травмы Леша Павленко – он талантливый спортсмен. Вместо ушедших появились молодые Никита Брагин, Илья Чевский, Никита Паркачев, Никита Новицкий. Я уверен, что в могуле мы должны бороться не за топ-10 или топ-20, а за пьедестал. Можно смириться с отсутствием призовых мест на год-два, только если мы потом получим уже системные изменения. К сожалению, у нас был определенный провал в подключении резерва. Сейчас в команде перспективные девочки и ребята, надеемся, будут результаты.

— Как скоро — в нынешнем сезоне?

— Молодых спортсменок, наверное, мы пока не пустим на чемпионат мира, хотя вопрос пока открыт. Чтобы у них не было психологического срыва — девчонки из региона в 15 лет оказались в сборной, и должны идти вперед постепенно. Посмотрите, команда по ски-кроссу за последние два сезона добилась большого прогресса — раньше для нее квалифицироваться в финал уже было достижением. А теперь все выходят в финалы и борются. Возьмите слоупстайл с хаф-пайпом — у нас три сильных девочки, Лана Прусакова, Настя Таталина и Лера Демидова. Здесь, конечно, очень сильны американцы — а у нас в стране нет даже трасс уровня Кубка мира. Но при этом мы показываем приличные результаты, прогресс очевиден.

КОЛИЧЕСТВО ТРАВМИРОВАННЫХ ЗАМЕТНО УМЕНЬШИЛОСЬ

— Сами успеваете следить за успехами членов сборной?

— Конечно. Регулярно — минимум два раза в год встречаюсь со всеми спортсменами. Мы обсуждаем, у кого какие жалобы или проблемы, что происходит в командах, какая там атмосфера. Плюс я вижу их на соревнованиях. Знаю всех спортсменов, их состояние, функциональную готовность, в том числе и травмированных.

— Как построена работа тренерских штабов в национальной команде, где столько разных дисциплин?

— Минимум два раза в год проводятся тренерские советы по каждой дисциплине. По окончании сезона проводим совещания штабов, на которых обсуждаем — что сделано, что не сделано и почему. В федерации нет неприкасаемых тренеров. В сборной должны работать лучшие — если специалист не дотягивает до определенного уровня, а рядом есть кандидат сильнее, то место нужно освободить, нравится это кому-то или нет. Конечно, проблема с кадрами существует, она очень серьезная. Поэтому мы много внимания уделяем региональным тренерским кадрам, надо их растить. И увольнять кого-то трудно и с моральной, и с профессиональной точки зрения — если не будет лучше, то какой смысл менять? Поэтому всем решениям предшествуют обсуждения и консультации, нам нужны профессионалы. Во фристайле, как и в медицине, очень важно не навредить — нужно делать все крайне аккуратно. За последние годы мы вынуждены были реструктурировать тренерские штабы в ряде команд, но все это было сделано постепенно, логично и по согласованию с тренерскими советами.

— В последнее время много вопросов было относительно формирования составов команд. Какой механизм работает в сборной?

— Мы для того и восстановили систему работы тренерских советов по всем дисциплинам, чтобы принимать объективные решения на экспертном уровне. Заседания проходят минимум каждые полгода, а в некоторых дисциплинах и три-четыре раза в год. При этом тренерские советы не ручные, они реально работают, включают в себя представителей каждого региона, развивающего фристайл. В следующий раз советы соберутся уже в сентябре, мы подведем итоги подготовительного периода и утвердим составы на предстоящий соревновательный сезон.

— При этом составы тренерских штабов тоже претерпели изменения уже после вашего прихода. Почему?

— Речь, в первую очередь, идет о могуле, где мы расстались с тремя иностранными специалистами, в том числе старшим тренером Стивеном Фирингом. Скажу честно, решение было моим, не стал ни на кого перекладывать ответственность. Хотя это было сделано не сразу, я пытался исправить ситуацию — полгода беседовал со спортсменами и тренерами сборной команды и регионов, неоднократно обсуждал проблемы с Фирингом. Со стороны кому-то произошедшее показалось неожиданностью, но это не так. При этом, федерация выполнила перед иностранными специалистами абсолютно все моральные и материальные обязательства. И не будет вести публичные дискуссии в прессе по этим вопросам, отвечать на ложь и оскорбления. Наша работа оценивается результатами в протоколах соревнований и количеством молодых спортсменов из регионов. Я неоднократно высказывался по этому вопросу, это тема для нас закрыта, уже два года работает новый тренерский штаб. Старшим тренером в нем стал опытный Николай Шимбуев.

— Кстати о травмах – фристайл по статистике один из самых опасных видов спорта. Как обстоят дела в сборной на данный момент?

— К сожалению, мы не можем добиться полного исключения травм, у нас такой вид спорта. Но наша задача — минимизировать их количество. Мы ввели систему профилактики, контроля, анализа и выводов по каждому повреждению. Травмирование спортсменов за последние два года сократилось в 7 раз.

ПРОБЛЕМ С ИНВЕНТАРЕМ В СБОРНОЙ НЕТ

— Уже после Олимпиады старшего тренера лишились и акробаты. В чем причина?

— По сути, сборная по акробатике состояла из двух команд — ярославских спортсменов с тренером Александром Понгильским, и представителей других регионов. Они даже готовились по-разному. Но за два года до Олимпиады было сложно что-то менять. Нам удалось разрешить это соперничество двух сильных тренеров, чтобы сохранить команду. Но после окончания олимпийского сезона, кроме ярославцев, в команде осталась только уфимская спортсменка Кристина Спиридонова. Дмитрий Кавунов – хороший специалист, мастер своего дела, он проработал в команде два олимпийских цикла и мы ему благодарны за работу. Продолжаем с ним общение на профессиональном уровне. Решение о назначении старшим тренером по акробатике Александра Понгильского принимал тренерский совет и потом утверждал президиум федерации.

— А как в целом обстоят дела с тренерскими кадрами?

— В том же могуле мы сейчас подтягиваем молодых тренеров, которые в прошлом были хорошими атлетами — это Руслан Шарифуллин из Чусового, Виталий Глущенко из Красноярского края. Мне бы хотелось создавать в сборной по каждой дисциплине кадровый резерв и понимать его глубину. То же самое могу сказать про акробатику. К сожалению, у нас в стране всего три школы, которые готовят спортсменов в этой дисциплине — Москва, Ярославль и Уфа. Соответственно, и тренеров почти нет, особенно молодых. В ски-кросс мы подключили молодого Константина Киреева, сохранили штабы в слоупстайле и хаф-пайпе, где за последние годы у нас был значительный прогресс.

— Ходили слухи, что у сборной есть некие трудности, не всем хватает, например, лыж и палок, хотя по документам они есть.

— Именно слух, исходящий от одного человека, я читал это интервью. Не было и нет никаких проблем с материально-техническим обеспечением ни сборных команд, ни внутрироссийского календаря. Все были полностью экипированы — по лыжам, палкам, шлемам, креплениям, ботинкам, перчаткам и многому другому. И тренеры и специалисты у нас полностью обеспечены. Ни у кого не было никаких вопросов. Было и есть все, хотя инвентаря много, и он недешевый. Но при этом мы в федерации завели порядок, по которому спортсмен по окончании сезона отдает лыжи в школу, которая его воспитала. Чтобы они достались детям — они на этих лыжах могут еще стартовать. Мы стараемся воспитывать у спортсменов чувство ответственности к инвентарю и экипировке. Федерация ничего из инвентаря и экипировки не забирает у спортсменов, все остается у них.

View this post on Instagram

2 сентября в Кардроне состоялась женская квалификация в хаф-пайпе. В старт-листе было 19 участниц, из которых восемь квалифицировались в финалы. Среди них и единственная российская спортсменка Валерия Демидова, которая квалифицировалась со вторым результатом, пропустив вперед только Келли Сильдару из Эстонии. Валерия выполнила трюки с большой амплитудой, судьи оценили красиво выполненные спины с грэбами и непростым Alley-oop 540 из свича в свич в нижней части ее проезда. Она была очень близка к тому, чтобы получить максимальный балл, но судьи отдали предпочтение спортсменке из Эстонии. Финалы в хаф-пайпе должны состояться 4 сентября, если не помешают капризы природы: согласно прогнозу погоды в последующие несколько дней ожидаются снегопады. @v.demidova @freeskirus @petr_kordyuk

A post shared by Freestyle Federation of Russia (@russianfreestyleski) on

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели