Обратная связь

Дмитрий ДУБРОВСКИЙ: «ВЗЯЛИ У ИНОСТРАНЦЕВ ВСЕ НЕОБХОДИМОЕ. ДАЛЬШЕ ГОТОВЫ ИДТИ С РОССИЙСКИМИ ТРЕНЕРАМИ»

Большое интервью главы Федерации прыжков с трамплина и лыжного двоеборья России Дмитрия Дубровского Team Russia – о последних успехах отечественных "летающих лыжников", перспективах развития этих видов спорта в стране и российских этапов Кубка мира и многом другом.

Нынешний сезон Кубка мира начался для российских прыжков с трамплина как настоящий праздник – Евгений Климов выиграл этап в Польше и стал первым российским победителем в истории турнира, а всего через несколько дней мы увидели дебютный успех в карьере Лидии Яковлевой.

Но любые успехи всегда лишь верхушка айсберга. Поэтому мы в беседе с Дмитрием Дубровским, которая растянулась больше чем на час, попытались объяснить природу этих побед, а также оценить общее положение дел в этих видах спорта в стране.

ОЩУЩЕНИЯ, КОТОРЫЕ СЛОЖНО ПОВТОРИТЬ

— Давайте вернемся к самому началу сезона — он открылся победой Климова. Что чувствовали в тот момент?

— Не могу сказать, что было удивление. Конечно, прежде всего чувствовал радость, но она была осознанная. И по тренировкам, и по квалификации видели, что может быть высокий результат, включая победу. Но то, что она будет такой убедительной… Хотя этому предшествовал успех в общем зачете летнего «Гран-при», где Климов попал на пьедестал несколько раз подряд. Но конечно, эта победа, первая для страны с 1979 года, когда начал проводиться Кубок мира, подарила ощущения, которые будет сложно повторить.

View this post on Instagram

Они были первыми !!! Владимир Белоусов , наш первый и единственный олимпийский чемпион по прыжкам на лыжах с трамплина , Гарий Напалков — первый и единственный чемпион мира !!!! Теперь и Евгений Климов творит историю !!! Наш первый победитель этапа мирового Кубка !!!! Браво , Гордость , Слава !!!! Вперёд , Климов !!!! 🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🇷🇺🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝🔝 #прыжкиналыжахстрамплина #времяпервых #победа #евгенийклимов #гордость #слава #россия

A post shared by Дмитрий Губерниев (@guberniev_dmitry) on

— Чувствовали, что в этот момент сборная России и сам Климов входят в историю?

— Да, но это было на втором плане. Первично было удовлетворение от работы, проделанной с Евгением. От решения перевести его из двоеборья в прыжки на трамплине. Вспоминал, как непросто нам было на этом пути. И радовался за людей, которые пережили все это вместе с нами. Этого успеха мы ждали давно.

— В свое время Климов считался главной надеждой российского двоеборья, когда все изменилось?

— То самое решение о переходе в прыжки принималось после Олимпиады в Сочи, когда я уже возглавлял федерацию.

Нельзя сказать, что Евгению пришлось самого себя ломать через колено. Он и сам уже видел, что результаты на трассе у него не то что не растут, а находятся на таком низком уровне, что из тройки после прыжков он откатывался за пределы очковой тридцатки.

Но были сомнения у специалистов, которые в те годы возглавляли национальную команду. Да и личный тренер Жени не был так уверен, как я. Но мне было очевидно — тот уровень прыжков, который он показывал, был очень высок даже на фоне ведущих двоеборцев. И при полном исключении лыжных гонок Климов с учетом его опыта и физических кондиций сможет вырасти в прыгуна топ-уровня. Первые успехи не заставили себя долго ждать.

НЕ БЫЛО СОМНЕНИЙ, ЧТО КЛИМОВ ВЫРАСТЕТ В ПРЫГУНА ЭКСТРА-КЛАССА

— В отечественной истории прыжков ведь было и олимпийское золото, и медали, в том числе высшего достоинства, на чемпионатах мира. Отсутствие побед на этапах Кубка мира до нынешнего сезона — случайность или закономерность?

— Если вспоминать историю, то у нас были и вторые, и третьи места на Кубке мира, но их можно пересчитать, пожалуй, на пальцах одной руки. Причем обычно мы их добивались на этапах «Турне четырех трамплинов». Прежде всего, это успехи Дмитрия Васильева, еще можно назвать Павла Карелина и того же Климова. На отдельных стартах были всплески, но мы не могли реализовать их на протяжении всего сезона, не было стабильности в результатах. Поэтому отсутствие побед, пожалуй, закономерность.

— Что еще нужно учитывать?

— Конкуренцию, которая была на мировом уровне в XXI веке, со времен первого пьедестала Васильева в 2001-м. На ум сразу приходят имена и Адама Малыша, и Янне Ахонена, и Свена Ханнавальда, и Грегора Шлиренцауэра. А еще Томас Моргенштерн, Симон Амманн, Андерс Бардаль — почти в каждом сезоне был явный лидер. Тот, кто, говоря на нашем сленге, «валил сезон» — доминировал за исключением пары этапов. Как, например, Петер Превц три года назад. К сожалению, наши прыгуны такой стабильностью не отличаются. Можно вспомнить других наших лидеров — тех же Васильева, Корнилова. Денису, если не ошибаюсь, принадлежит самый дальний среди россиян прыжок на полетном трамплине в Планице — за 230 метров. Я уже не говорю про Васильева, который с результатом 254 метра мог бы быть рекордсменом, но при приземлении задел руками землю, и прыжок не был засчитан. Поэтому нельзя сказать, что они не талантливые прыгуны.

— Из этого возникает следующий вопрос — у нас периодически появляются перспективные спортсмены, которые претендуют на место в мировой элите. Но ни Васильеву, ни Карелину, ни кому бы то еще по разным обстоятельствам не удалось попасть в число топ-спортсменов. Что нужно теперь делать Климову?

— Хороший вопрос. Он, наверное, больше к тренерам сборной, которые каждый день работают с Евгением — видят все в динамике, анализируют все результаты и понимают, за счет чего он смог сейчас выйти на такой уровень. Откровенно говоря, у меня никогда не было сомнений, что Климов станет спортсменом экстра-класса. У него уже были попадания в призы, но, к сожалению, не было той самой стабильности. Евгений мог запрыгнуть в тройку, но после этого результаты шли на спад.

— В чем причина?

— Понимаете, прыжки с трамплина это не столько физические кондиции, сколько мышечные ощущения.

У нас очень сложный технически вид спорта. Нужно в очень короткий промежуток времени на скорости под 100 км/ч не просто верно направить усилие, а еще успеть принять правильное аэродинамическое положение и попасть точно в кромку стола отрыва. Проще говоря — колоссальная концентрация усилий в короткое мгновение.

Она нарабатывается из прыжка в прыжок, у спортсменов почти отсутствует чувство страха — есть только концентрация. Часто люди непосвященные видят, что один спортсмен прыгает на 130 метров, а другой — на 100, и при этом оба, кажется, делают то же самое.

— В чем между ними еще разница?

— Вот важный момент — усилия на столе отрыва во многом зависят от скорости, которая всегда разная. И спортсмены экстра-класса в соревновательных условиях способны на более низкой скорости показывать далекие прыжки. А Климов может в таких экстремальных условиях вложить и мощность, и аэродинамику, и плавность отталкивания. Это дано не каждому. Уже летние старты показали, какую форму он набрал, хотя «Гран-при», конечно, от зимних стартов отличается, в том числе и престижностью. Но теперь Женя показал, что и зимой может конкурировать с мировыми лидерами.

— Кто сейчас входит в это число?

— Здесь и Камил Стох из Польши, и немцы Северин Фройнд с Рихардом Фрайтагом, и восходящая японская звезда Рейю Кобаяси. К тому же и сейчас продолжают карьеру те легенды, на которых Женя равнялся в юности — Амманн, Нориаки Касаи, Шлиренцауэр. Они уже прыгали, когда Климов еще пешком под стол ходил, а теперь он не просто выступает на равных, а обыгрывает их. Поэтому, возвращаясь к вопросу — тренерам предстоит понять, за счет чего Евгений добился такого прогресса и не просто удержать эту форму, а реализовать ее на «Турне четырех трамплинов» и чемпионате мира, который пройдет в Зеефельде в конце февраля. А в более далекой перспективе — на весь олимпийский цикл.

ДОЛЖНЫ СМОТРЕТЬ ДАЛЬШЕ, ЧЕМ ПЕКИН-2022

— Насколько это сложно осуществить?

— Задача непростая — мы видим, как тот же Превц, который пару сезонов назад побеждал всех подряд, сейчас не попадает в основной состав словенской сборной и ездит по этапам Континентального кубка. Все, ушли те самые мышечные ощущения, чувство отталкивания, подхода к столу отрыва. Прыжок ведь начинается от стартовой лавки и заканчивается за чертой, которую мы называем «линия падения». Это комплекс технических элементов — не только толчок. Очень много спортсмены работают над техникой посадки, делают большое количество имитационных упражнений, я уже не говорю про тензоплатформы и видеоанализ. Российская команда всем этим обладает — экипировка и оборудование в сборной не хуже, чем у других.

— Победа Климова в Польше привлекла к нему внимание болельщиков. Но те, посмотрев второй этап, где Евгений выступил неудачно, могли счесть, что на старте нашему прыгуну просто повезло, а места в третьем десятке — его уровень.

— Да, такое мнение может сложиться. На втором этапе в Финляндии я присутствовал сам — хотел посмотреть и на прыгунов, и на двоеборцев, пообщаться с командой. И так получилось, что для Климова старт получился провальным. Были сложные погодные условия, отменили квалификацию, и спортсмены выполнили буквально по одной попытке. При этом тренировочные прыжки у него же были неплохие.

Видимо, давление, которое появилось после победы, сыграло свою роль. Хотя тренерский штаб подобное предвидел и пытался этот фактор свести к минимуму. Но тем не менее случился сбой в технике, хотя трамплин в Куусамо Женя знает и любит, показывал на нем хорошие результаты. Но выступления на следующих этапах в Нижнем Тагиле и Энгельберге позволяют надеяться, что прежние кондиции возвращаются к Климову. Пришлось и голову поправлять — не вставлять на место, а именно поправлять.

— На кого еще, кроме Климова, можно рассчитывать в мужской команде?

— С учетом того, что федерация определяет стратегию на весь олимпийский цикл, стоит обратить внимание на ближайший резерв. У нас появились два-три серьезных юниора, которые уже на летнем чемпионате России показали — они способны не просто приблизиться к основной команде, но кого-нибудь из нее потеснить. Максим Сергеев из Татарстана тогда занял третье место, а сейчас заработал необходимое количество баллов для полноценного участия в Кубке мира. Не исключаю, что во второй половине сезона он появится в команде. Будем подтягивать молодых к основному составу — мы уже сейчас должны смотреть дальше, чем Пекин-2022 и готовить смену, тем более, что она у нас есть. Не списывал бы со счетов и ветеранов Васильева и Корнилова — на тренировках ребята выглядят очень прилично. Если бы не старая травма спины у Дмитрия, он мог бы убедительнее смотреться в начале сезона.

ЧАСТО ПЕРЕСМАТРИВАЮ ПОБЕДНЫЕ ПРЫЖКИ ЯКОВЛЕВОЙ

— Вслед за мужчинами победой на старте сезона нас порадовали и девушки. Успех Лидии Яковлевой в Норвегии стал для вас сюрпризом?

— Откровенно говоря, да. И не только для меня, а и для штаба национальной сборной, и даже для личного тренера Лиды Михаила Шванова — мы вместе смотрели трансляцию, находясь в Нижнем Тагиле. Была, конечно, огромная радость, ведь это грандиозный успех и федерации, и сборной, и петербургской школы прыжков. Я был счастлив не меньше, чем после триумфа Климова. Если честно, не помню, чтобы в женских прыжках за последние годы были настолько неожиданные, но в то же время убедительные победы. Учитывая то же самое, что и у мужчин, присутствие явного лидера в предыдущие сезоны. В роли такого «доминатора» выступали Сара Таканаси, Марен Лундбю, Катарина Альтхаус, Карина Фогт — и вряд ли можно назвать больше. Здесь все было достаточно предсказуемо, и в то, что наша 17-летняя спортсменка сможет вот так ворваться в элиту, вряд ли можно было поверить. Даже после победы на октябрьском чемпионате России и 8-го места на первом старте в Лиллехаммере.

— Насколько велика здесь роль Фортуны?

— Этот успех сложно назвать удачей или стечением обстоятельств. Два очень ровных прыжка высочайшего уровня — 96 и 95 метров, в сложных погодных условиях. Плюс Лида подтвердила класс последующими выступлениями на декабрьских этапах, где она была четвертой и дважды шестой. В том числе и на большом трамплине в Норвегии, где у наших девочек почти нет опыта выступлений. Не потому, что нет возможности — такие трамплины у нас есть и в Сочи, и в Тагиле, и в Чайковском. Просто техника оттачивается на К90 и К60. И особенно приятно, что в отсутствие лидера сборной, которым последние годы была Ирина Аввакумова, появляются вот такие звездочки. Яковлева же не просто подтянулась к элите, а всех обыграла.

— Пересматривали победные прыжки?

— Да, эмоции кипят, даже когда смотришь повтор. Конечно, не каждый день, но часто возвращаюсь к этим прыжкам. Когда Яковлева уже на выкате из зоны приземления хватается за голову, не может поверить. Все девчонки ее обнимают, кричат: «Лида, ты выиграла!», хотя еще нет баллов.

— Кстати, в прессе появлялась информация, что Аввакумова решила завершить карьеру, и на трамплине мы ее больше не увидим. Другие пишут, что она просто взяла паузу. Проясните ситуацию?

— Да, она взяла паузу — об этом говорили и я, и тренеры, и сама спортсменка. Здесь на первом плане семейные обстоятельства. А кроме того — очень тяжело каждый год проводить подготовку к сезону на высочайшем уровне эмоциональной и физической нагрузки. У Иры были очень насыщенные два сезона перед Сочи, потом полный четырехлетний цикл к Пхенчхану — и летние старты, и зимние. Времени для отдыха почти не было.

И в какой-то момент Аввакумова приняла решение, которое все мы поддержали — передохнуть до весны. Пока она просто сохраняет форму, а потом начнет готовиться к сезону-2019/20. Хотя она могла бы нам помочь на чемпионате мира, но лучше пропустить его, а потом три года полноценно подходить к Играм в Китае. Ира подтвердила, что готова выступить в Пекине, несмотря на очень обидное четвертое место на Олимпиаде-2018. Она ведь показала хорошие прыжки и была готова на большее.

— При этом Яковлева не была очевидным кандидатом на роль лидера сборной, согласны?

— Когда Аввакумова была в команде, такого однозначно нельзя было предположить. И даже на этапе летнего «Гран-при» в Чайковском, к которому Лида по согласованию с нашим штабом готовилась с личным тренером, она ничего особенного не показала. И вся команда в целом выступила ниже своего потенциала. Но вот уровень прыжков Яковлевой на чемпионате России, нас приятно удивил — она выиграла с большим отрывом, и к началу сезона в Кубке мира этот лидерский настрой только вырос.

АППЕТИТЫ РАСТУТ ПОСЛЕ УСПЕХОВ

— Не пришлось ли после удачного старта корректировать цели сборных на сезон?

— По правде говоря, на бумаге мы их пока не меняли, но успехи и мужчин, и женщин дают нам основания для этого. Главным стартом сезона будет чемпионат мира в Зеефельде, и там мы можем претендовать не просто на места в десятке, как рассчитывали перед началом сезона. Сейчас наши аппетиты растут — возможно, в личных соревнованиях это будет топ-6 или даже пьедестал. Ну и командные старты, особенно микст, где выступят по двое мужчин и женщин — там наши шансы тоже увеличиваются. Если не за призы, то за четвертое место будем готовы биться. Мы уже заняли его в этом виде программы на летнем «Гран-при» в Чайковском. А после этого добились прогресса.

— Уже 30 декабря стартует знаменитое «Турне четырех трамплинов». О наших традициях на нем уже вспомнили, каковы шансы добраться до пьедестала на этот раз?

— Для прыгунов это один из главных стартов сезона. Мы целенаправленно к нему готовимся, будем выходить на пик формы. Надеемся на Климова — не могу с полной уверенностью сказать, что он окажется в призах, но та победа в Польше дает шанс на то, что он будет бороться за медали. Особенно понимая престижность этого турне. Всего же у нас квота в четыре спортсмена, и наравне с ветеранами планируем дать проявить себя и молодежи.

— Для вас лично в чем очарование «Турне четырех трамплинов»?

— Это, действительно, старты, которые нельзя сравнить ни с одним другим этапом Кубка мира. К ним приковано огромное внимание болельщиков и прессы. Неповторимая атмосфера — по 20-25 тысяч болельщиков на каждом этапе, причем среди них есть и российские. Ну и формат соревнования — квалификация определяет 50 лучших, а первая попытка проходит в формате дуэли. И, конечно, дополнительный призовой фонд от организаторов — например, если выиграть все четыре этапа, то получишь джек-пот в 1 миллион евро. Хотя за все время проведения турне такого достижения добились только двое — Ханнавальд в 2002 году и Стох в 2018-м.

ПЕРЕМЕНЫ В ТРЕНЕРСКОМ ШТАБЕ ПОШЛИ НА ПОЛЬЗУ

— После завершения олимпийского цикла сборная России попрощалась с иностранными тренерами. Это было принципиальное решение, или был шанс сохранить их?

— К тому, что есть у нас сейчас, мы пришли не без помощи иностранных специалистов. На сегодня мы от их услуг отказались, но остались хорошими друзьями. В мужской команде тренерский совет, а потом президиум поддержали кандидатуру Евгения Плехова — он молодой тренер, но проработал в сборной уже два олимпийских цикла, и с российскими специалистами, и с зарубежными, получил огромный опыт и знания. От Александра Арефьева, Матьяжа Зупана, Давида Йирутека. Женя владеет иностранными языками, обладает качествами хорошего менеджера, пользуется авторитетом и прошел в структуре сборной все ступени. Все это позволило нам уже сейчас доверить ему команду.

— Что изменилось после его назначения?

— Мы считаем, что перемены пошли на пользу. В команде сложился микроклимат, способствующий большей нацеленности на результат, пришли молодые амбициозные специалисты, которые еще недавно сами выступали. Штаб вместе с персоналом находится в постоянном поиске вариантов по разным техническим моментам. А критерии отбора позволяют проводить ротацию в составе — все спортсмены знают, что место ни за кем не забронировано. Вот эта атмосфера тоже способствовала тому, что уже летом мы получили первые результаты.

— А в женской команде?

— Ее предыдущий олимпийский цикл возглавлял словенец Матьяж Триплат, которого сменил Роман Керов. Он тоже не новое лицо в сборной — прыгал сам, работал со своим предшественником, а последние два четырехлетия является личным тренером Аввакумовой. Естественно, всех девушек он знает, и обладает необходимой квалификацией.

View this post on Instagram

Вот так не спешно подошёл к концу летний сезон! Позади этапы летнего гран при, чемпионат России, олимпиада, тяжёлый зимний сезон, и вообще много тяжёлых, именно психологически, сезонов! Что то получалось, что то не очень! Что то выполнили на 100%,где то не доработали! Были взлёты и падения! Я видела как наша, женская сборная команда России, росла, из маленьких, толстеньких, вредных и не опытных детей, в настоящих спортсменов, которые знают и понимают зачем и для чего они это делают, в людей которые получают удовольствие от каждого старта, от каждой тренировки! Которые идут на каждую тренировку, на каждый старт с блеском в глазах и желанием в душе! И я очень рада, что в далёком 2004 я пришла именно в этот спорт. Да не сразу меня начали воспринимали в серьёз, ведь в России это не популярно, но я не опускала руки. В этом  спорте вся моя душа. С прыжками на лыжах с трамплина у меня больше чем любовь. И сейчас я не говорю ему прощай, я говорю — я скоро вернусь! С новыми силами, с новой мотивацией, с новыми целями и желаниями! To be continued….

A post shared by Irina Avvakumova (@avvakumova__irina) on

— Финансовые вопросы сыграли какую-то роль в выборе тренеров сборных?

— Нет, никакой. Как вы знаете, тренеры находятся на ставках в Минспорта. Плюс у нас есть мотивационные выплаты по линии федерации. Благодаря нашим спонсорам и партнерам — к примеру, это Трубная металлургическая компания. Она не просто помогает деньгами, мы совместно выстраиваем и утверждаем стратегию развития видов спорта.

Поэтому от сотрудничества с иностранцами мы ушли не по причине какой-то финансовой нестабильности. Мы считаем, что все необходимое у них взяли, и дальше готовы идти с российскими специалистами. Поскольку менталитет тоже играет большую роль в отношениях тренеров и спортсменов.

— Плехов и Керов будут работать весь олимпийский цикл?

— По линии Минспорта контракты переподписываются ежегодно. Со своей стороны хочу сказать, что федерация не приветствует тренерские перестановки внутри четырехлетия. У нас уже был такой неудачный опыт перед Сочи, когда у прыгунов несколько раз менялся штаб, и достижению результата это не способствовало. И моя задача как главы федерации — во всем помогать тренерам. Даже не знаю, что должно произойти, чтобы было принято решение о замене. Тем более что успехи в начале сезона показывают нашу правоту.

— Недавно ОКР принял программу подготовки к Пекину-2022. Устраивает ли она вашу федерацию?

— Никаких замечаний у нас нет. Мы оцениваем документ положительно. А свои комплексные целевые программы мы составляли с учетом поддержки, которая может быть нам оказана в течение олимпийского цикла со стороны ОКР. Тем более, что у нас есть удачный опыт взаимодействия с комитетом. Нашим ориентиром являются медали Игр, и мы будем руководствоваться программой в подготовке сборных. За счет привлечения методического обеспечения, медицины, возможно, сервиса и инвентаря. Эта поддержка нужна, и мы ее ценим.

НЕ СМОГЛИ СОХРАНИТЬ ТРАДИЦИИ В ДВОЕБОРЬЕ, ТЕПЕРЬ ЕГО НУЖНО ПОДНИМАТЬ СО ДНА

— Тот же Климов, как мы знаем, вышел из двоеборья. Реально ли после побед в прыжках дождаться каких-то результатов и во втором виде спорта, за который отвечает ваша федерация?

— Считаю, что реально. К сожалению, первые этапы Кубка мира сложились для нас неудачно. Да и в целом начало сезона прошло в достаточно экстремальных условиях — в Финляндии бушевал сильный ветер, в Норвегии не было снега. И так вышло, что команда перед стартовыми выступлениями провести достаточное количество прыжковых тренировок именно в зимних условиях. Впрочем, итоги мы будем подводить после чемпионата мира.

— Какие задачи стоят перед сборной?

— Прежде всего, попадать в очковую зону, то есть в топ-30. У нас есть спортсмены, которые уже это делали даже в нынешне сезоне — лидер команды Эрнест Яхин стал в Куусамо 29-м. Понятно, что такой результат все равно не может устраивать, хорошо бы входить в двадцатку лучших. Плюс в командной гонке на чемпионате мира мы планируем бороться за места с 6-го по 8-е. Задачи непростые, ведь уровень конкуренции сейчас высок. По уровню гоночной подготовки сильнейшие двоеборцы из Норвегии и Германии уже готовы конкурировать не только с биатлонистами, но и с лыжниками. И если раньше говорили, что типичный двоеборец это плохой прыгун и плохой лыжник, то сейчас все наоборот — хороший прыгун и хороший лыжник. Мы постарались укрепить в нашей команде тренерский штаб, чтобы повысить уровень и того, и другого. Результата, к сожалению, пока нет, но надеемся, что команда сейчас придет в себя, проведет тренировки на снегу и будет выполнять свои задачи.

— В сознании болельщиков российские двоеборцы в последние годы прочно превратились в комических персонажей — они неизвестно зачем ездят по международным соревнованиям и везде занимают места в нижней части протокола. Можете развеять этот стереотип?

— Надо вспомнить, что у нас были хорошие традиции и в советское, и даже в российское время. Последние наши успехи — олимпийская бронза Валеры Столярова в Нагано-1998 и третье место в командной гонке на ЧМ-1999. Я сам бывший двоеборец и неравнодушен к этому виду спорта. И переживаю после неудач, которые нас преследуют не то что последние годы, а почти два десятилетия. Все хорошее, созданное в Советском Союзе, мы при переходе на новые рельсы сохранить не смогли. Но у федерации есть ресурсы, чтобы возродить наше двоеборье. А речь уже идет именно о возрождении — нам нужно подниматься не с колен, а со дна. Определенные шаги уже сделаны. У команды есть лидер — Яхин, который может и прыгнуть далеко, и отдельные гонки в сезоне пробежать. Но пока не выстроена системная работа.

— За какое время это реально сделать?

— Думаю, следующие три с половиной года до Игр в Пекине должны стать определяющими. И еще хотел бы сказать о женском двоеборье. Это очень молодая дисциплина, но ФИС планирует ее серьезно развивать. Была предпринята попытка включения женского двоеборья в олимпийскую программу, а в 2021 году оно дебютирует на чемпионате мира в Оберстдорфе.

Соревнования женщин уже входят в программу Континентального кубка ФИС, финал которого, кстати, в прошлом сезоне прошел в Нижнем Тагиле. И три из четырех этапов, а также общий зачет, выиграла наша Стефания Надымова. Прямо сейчас она является одним из лидеров мирового женского двоеборья. Мы делаем на нее ставку в ближайшее время. Поэтому в женском двоеборье у нас более серьезные перспективы, чем в мужском.

МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАРТОВ В СТРАНЕ ХВАТАЕТ

— Уже прошел российский этап Кубка мира у мужчин. Какие остались впечатления?

— Оценки от международной федерации высокие, соревнования удались. Мы смогли провести его полностью по запланированной программе, оба соревновательных дня. Погода нам не помешала, что особенно важно на старте сезона. Мы видели, как и в Польше, и в Финляндии условия были не лучшими, а этап в немецком Нойштадте и вовсе был отменен. Климатические изменения заставляют ФИС очень щепетильно относиться к вопросам составления календаря. А мы привезли всех сильнейших прыгунов в настоящую зиму. То, что трамплин был подготовлен идеально, сказали сами спортсмены. Конечно, у нашего этапа непростая логистика — перемещаться из Европы в Нижний Тагил. Но все службы сработали на 100 процентов. А установленная на комплексе ветрозащита — на все 200. Порой дул сильный ветер, но обошлось без падений и каких-либо эксцессов. И спортивные результаты этапа в Тагиле мы расцениваем как успешные — нам впервые удалось реализовать преимущество «своего поля».

— Каковы перспективы этого старта?

— Тагильский этап уже стал традиционным и включен в долгосрочный календарь ФИС. Он пользуется большой популярностью у иностранных команд, которые едут с большим желанием. А также у спортивной общественности, у телевизионщиков, которые присылают большие бригады и организуют трансляции. В этом году у нас были и ZDF, и ARD, и австрийская ORF. Я рад, что у нас в стране есть такое мероприятие и партнеры, которые помогают его проводить.

— Этапы Кубка мира у женщин в Тагиле и Чайковском пройдут в конце марта, и в нынешнем сезоне впервые объединены в турне «Синяя птица». Это повышает их статус?

— Безусловно. В России вообще впервые пройдет финал Кубка мира, и сразу в таком формате. Из Тагила девушки отправятся в Чайковский, причем все это будет сопровождаться культурной программой. Например, в Перми у участниц предусмотрено посещение балета. Мы хотим показать девушкам все лучшее, что есть в России, и ожидаем приезда всех сильнейших спортсменок. Конечно, логистика тоже будет непростая — привезти всех из Тронхейма на Урал, потом переправить в Чайковский. Сейчас ведутся переговоры с РЖД об организации специального поезда — там не так долго ехать, зато можно посмотреть российскую глубинку. Организационные вопросы решаются на высоком уровне — губернаторы Свердловской области и Пермского края лично принимали решение провести эти старты. Думаю, они могут дать толчок популяризации вида спорта в России.

Да, мы пока не можем сравняться, скажем, с лыжными гонками и биатлоном, но ведь в России по определенным причинам сейчас не так много международных стартов. У нас хорошие отношения и с Еленой Вяльбе, и с Владимиром Драчевым, друг друга поддерживаем, радуемся успехам. Поэтому тут нет какого-то перетягивания одеяла.

— В целом, вам международных стартов хватает?

— В нынешнем году мы постарались не только удержать планку на прежнем уровне, но и немного ее поднять за счет российского тура. Конечно, хотелось бы включить в этот процесс еще и Сочи. Думаю, это в перспективе будет реализовано. Но в целом, если учитывать, что у нас есть три современных комплекса, и каждый принимает по два старта в год, если брать и лето, то этого достаточно. Мы могли бы проводить и больше, но надо понимать, что это дорогостоящие мероприятия, и нагрузка на регионы ложится большая. Наша задача — сделать те соревнования, что есть сейчас, традиционными, и из года в год подтверждать свой уровень доверие международной федерации.

СТРОИМ ПОЛНОЦЕННУЮ ВЕРТИКАЛЬ ПОДГОТОВКИ СПОРТСМЕНОВ

— Смотря шире — вы удовлетворены тем, как загружены эти комплексы?

— Конечно, наш календарный план по всероссийским соревнованиям в основном реализуется на них. Поэтому можно сказать, что они серьезно загружены — и тренировочными сборами, и внутренними стартами разного уровня. Может, только Сочи хотелось бы больше использовать в зимний период. И такая возможность есть — в ближайшие годы планируем это сделать.

— Достаточно ли такого количества сооружений мирового уровня в масштабах страны?

— Конечно, нам бы хотелось иметь такие комплексы и в регионах, где традиционно сильны прыжки с трамплина и двоеборье. В Петербурге, и в Нижнем Новгороде, и в Красноярске, и на Дальнем Востоке, например, в Магадане или на Сахалине. В меньшей степени — в Москве.

— В свое время была идея строить в регионах небольшие комплексы с трамплинами на 20, 40, 60 метров для детей и юношей, она еще актуальна?

— Да. Строительство больших трамплинов требует не многомиллионных, а даже миллиардных затрат. Поэтому мы делаем акцент на детские комплексы — один такой проект сейчас реализуется в Красноярске. Это позволит создать условия для подготовки резерва — а потом тренеры будут вывозить ребят на сборы большие трамплины. В этом направлении ведется работа по Нижнему Новгороду, Сахалину, Томску, Уфе.

— Если говорить глобально — каковы задачи федерации на ближайший олимпийский цикл?

— Прежде всего, хочется выстроить полноценную систему подготовки. Не только основной команды, а по всей вертикали от юношей до спорта высших достижений. За это отвечают вице-президенты по видам спорта.

По моему мнению, без поддержки детского спорта не будет подпитки для сборной страны. И мы приняли на уровне федерации соответствующие программы. Национальные команды полноценно работают и отлично финансируются, в том числе по линии Минспорта и ОКР. А вот на местах порой бывают сложности. Это нас не может не беспокоить, и мы над этим работаем.

— На каком уровне находится развитие вашего вида спорта по России в целом?

— Учитывая географию, понятно, что условий для полноценного развития повсеместно мы не имеем. Даже не буду приводить цифры, сколько трамплинов в Австрии или Германии, которые меньше и по площади, и по населению. Но мы рады, что за короткий период в 8-10 лет у нас появились современные комплексы, на которых можно тренироваться и проводить соревнования, популяризируя спорт. Наша цель, как я уже говорил, создавать в регионах такие условия, чтобы родители могли спокойно вести детей в прыжки с трамплина и двоеборье и знали, что ребенку будет комфортно. Еще одна глобальная задача — подготовка тренерских кадров. Сейчас уровня зарплат и знаний у специалистов не хватает для полноценного развития наших видов спорта. И мы планируем уделить этому особое внимание.