Обратная связь

Илья ВДОВИН: СКЕЙТБОРДИНГ ПЕРЕХОДИТ ИЗ НЕФОРМАЛОВ В ПРОФЕССИОНАЛЫ

Кто не видел отчаянных молодых людей, которые, рискуя получить, как минимум, синяки и шишки, выделывают трюки на бетонных уличных ступенях? «Безумная забава», - качают головой люди в летах. Но теперь скейтбординг – один из новых олимпийских видов спорта, которому предстоит дебют на Играх в Токио-2020. О перспективах его развития у нас в стране портал Team Russia побеседовал с президентом Федерации скейтбординга России Ильей Вдовиным.

С РАСЧЕТОМ НА ЗРИТЕЛЬСКИЕ СИМПАТИИ

— В конце февраля оргкомитет Олимпийских игр 2024 года в Париже предложил МОК ввести в соревновательную программу скейтбординг, который, между тем, будет в следующем году представлен на Играх в Токио. Выходит, у вашего вида спорта пока временная олимпийская прописка?

— Это так. Мы очень рады заинтересованности со стороны Парижа, хотя понимали, что скейтбординг должен остаться в программе Игр и в 2024-м, и в 2028 годах. Париж — европейская столица скейтбординга, а Лос-Анджелес и вовсе его колыбель. Не сомневаюсь, что в этом американском городе подавно не захотят отказаться от знакового для него направления.

Вместе с тем и МОК возлагает на скейтбординг серьезные ожидания. Предполагается, что он окажется в числе лидеров по аудитории, которая будет следить за олимпийскими соревнованиями в Токио на мобильных устройствах. Это неудивительно, потому что скейтбординг глобален. Он присутствует во всём мире — в Европе, Америке, Азии, Африке, Океании.

В нашей стране первый чемпионат по скейтбордингу состоялся еще в 1988 году в Саратове. Тогда наблюдался большой подъем, который позже, правда, несколько ослаб. Помните фильм Карена Шахназарова «Курьер», в котором главный герой катается на скейте на Воробьевых горах? В СССР тогда приезжали корреспонденты американских специализированных журналов и делали репортажи о советских скейтерах. Хотя в основном их интересовало то, на чём они катаются, потому что производившиеся у нас доски значительно отличались и конструктивно, и качественно от зарубежных аналогов. Словом, культуре скейтбординга в России довольно много лет, а в мире она развивается уже полвека.

В последние годы МОК, стремясь привлечь молодежную аудиторию, стал уделять больше внимания так называемым городским видам спорта, для базовых занятий которыми не требуются ни крупные спортивные объекты, ни повседневная практика. В этой организации достаточно новых молодых людей, понимающих, что Олимпийские игры – это все-таки коммерческий продукт, который должен быть востребован у публики. Между тем аудитория отдельных «классических» видов спорта иногда ограничивается теми, кто ими занимается.

До недавнего времени скейтбординг воспринимался как способ времяпрепровождения, но не как вид спорта, тем более претендующий на включение в олимпийскую семью. Поэтому трансформация идет весьма сложно. Однако международная федерация World Skate активно занимается продвижением скейтбординга, а теперь еще и роликобежного спорта, который в прошлом году дебютировал на III Летних юношеских Олимпийских играх в Буэнос-Айресе.

РОССИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ПРЕДСТАВЛЕНА НА ОЛИМПИЙСКИХ ИГРАХ

— Каковы олимпийские перспективы у России? Для начала насколько реально завоевать лицензии для участия в токийских Играх?

— Думаю, что хорошие шансы у девушек.

— У них ниже конкуренция?

— Да. При этом у нас есть две-три интересные спортсменки. 27-летняя Екатерина Шенгелия (двукратная чемпионка России, победительница этапа Кубка мира в Роттердаме в конце 2017 года – Прим. Team Russia) обладает значительным опытом. Она очень популярна в социальных сетях и известна во всем мире скейтбординга. Катя была первой россиянкой, принявшей участие в Х Games (Всемирные экстремальные игры – Прим. Team Russia). Пусть это не Олимпиада, но аудитория огромная. Собственно, во многом ориентируясь на рейтинг этих игр, МОК и задумался о том, чтобы привлечь в олимпийскую программу некоторые виды.

Ксении Маричевой 17 лет. Она занимается скейтбордингом только четыре года, но уже имеет неплохие шансы попасть на Олимпийские игры. Если сумеет, то это будет едва ли не самый короткий путь на Игры с момента, как человек впервые попробовал спортивный снаряд. В других видах спорта такое сложно представить.

Есть еще 21-летняя Александра Петрова, которая долго занималась спортивной гимнастикой, что позволяет ей быть, пожалуй, самой профессиональной в вопросе отношения к тренировкам. Ведь на сегодняшний день и в России, и во всем мире спортсмены переходят из любителей в профессионалы. Это болезненный процесс. Любитель выиграл один турнир, на другом занял 20-е место – ничего страшного. А у профессионалов стабильность – признак мастерства. Ты уже должен чётко знать свой уровень, понимать, кого надо одолеть, кто стоит на пути к вершине.

Шансы пробиться на Олимпийские игры имеются и у парней, но они как раз больше склонны к неформальному отношению к скейтбордингу, которое еще вчера было нормой. Захотел – покатался, не захотел – значит, так тому и быть. У нас, например, есть надежда на вошедшего недавно в состав сборной Егора Голубева. Он всегда был одним из самых экстремальных скейтеров в России, но при этом вел весьма неспортивный образ жизни. Такое отношение, если заниматься скейтбродингом профессионально, безусловно, нужно менять. Проявить себя с лучшей стороны могут и опытные петербуржцы Константин Кабанов, Дмитрий Двойнишников, москвичи Дмитрий Бравичев и Алексей Красный, а также Егор Кальдиков из Новокузнецка. Отдельно хочется отметить 10-летнего Сашу Гусева, который в своем возрасте уже достойно конкурирует со взрослыми скейтерами.

Стараемся выстроить для ребят комфортный график тренировок, восстановления, медицинских процедур. Но для человека, который не жил в жесткой регламентированной системе подготовки, отказ от свободного образа жизни достаточно тяжёл. Поэтому во всем мире слышны голоса: «Спортивная жизнь не для меня. Буду свободным скейтером, который катается на улице и периодически снимается в видео». Это тоже нормально. Мы, как спортивная федерация, предлагаем новое, но не можем зачеркнуть то, что было в традициях скейтбординга.

— В конце концов, есть массовый спорт, за который федерация тоже отвечает.

— Именно. Стремимся сохранить тот дух праздника и веселья, который всегда присутствовал в скейтбординге. Никто же не планировал, что это станет спортом.

— Когда-то и футбол был ради развлечения…

— Да! Может быть, даже правильнее было бы называть скейтбординг не городским, а дворовым видом спорта. Он самый дешевый и доступный, и практиковать его можно везде. Как дворовый футбол, в который играли, не слишком озабочиваясь размерами площадки и тем, из чего сделаны ворота.

Мы надеемся, даже уверены, что Россия будет представлена в скейтборде на Олимпийских играх.

Кстати, во многих странах федерации в организационном плане от нас отстают. На удивление, в США, которые являются родиной скейтбординга, федерация была аккредитована национальным олимпийским комитетом буквально несколько месяцев назад. Мы же этот процесс миновали еще в конце 2017 года.

Александр Гусев.

ХАОС РЕВОЛЮЦИИ

— Давайте переведем разговор в практическую плоскость. На Олимпийских играх в скейтбординге будут разыграны четыре комплекта наград — в дисциплинах «стрит» и «парк» у мужчин и женщин. В каждой дисциплине будут участвовать 20 спортсменов. По одному месту зарезервировано за хозяевами из Японии, три путевки в каждом виде разыграют на чемпионатах мира, остальные 16 получат лучшие по рейтингу. Как же этот рейтинг составляется?

— Его начнут составлять с мая. Собирались начать с 1 января, однако процесс затянулся из-за отсутствия соглашения между World Skate и Street League, крупнейшей серией коммерческих стартов.

Сложно было свести воедино две большие бюрократии. Ведь формат Street League заточен под определенные задачи. Она зарабатывает на телевизионных правах, возможность провести у себя этап стоит у нее миллион долларов, а фонд призовых, который делится между пятью лучшими, составлял на этапах 150 тысяч долларов. Ведущие скейтеры мира Найджа Хьюстон, Педро Баррос, Летиция Буфони зарабатывают миллионы, не хуже, чем представители наиболее популярных видов спорта. Да и лидеры нашей сборной вышли с учетом спонсорских контрактов на уровень в несколько сотен тысяч рублей в месяц. Этап, когда скейтбординг был досуговой историей, пройден. Тот, кому интересно, может сделать его профессией, позволяющей иметь очень приличный доход.

И все-таки соглашение с World Skate, к удивлению многих, было подписано. Старты Street League пойдут в зачет олимпийской квалификации, составив ее основу. При этом Street League, как и требовал МОК, приняла принцип равного допуска к стартам спортсменов из разных стран, отказавшись от системы приглашений. Ведь до сих пор она выбирала тех, кто ее интересовал. Соответственно нашим спортсменам надо обязательно участвовать в соревнованиях и добиваться максимального результата.

— Есть еще Кубок мира, один из этапов которого в последние два года проходил в Москве. Причем, в рамках него проводился чемпионат России. Где позиционируется эта серия?

— Это был неофициальный Кубок мира. Он не входил под эгиду World Skate и не собирал элиту. По сути, это были соревнования второго эшелона. Теперь же будет серия Street League — Кубок мира. Street League — узнаваемый бренд, поэтому он сохранен. Но приглашать будут уже по квотам, а не на усмотрение организаторов.

К слову, была и остается Vans Park Series. C этой серией стартов World Skate договориться пока не удалось.

Собственно, и международных федераций до недавнего времени было три. Но в сентябре 2017 года Международная федерация скейтбординга и Международная федерация роликового спорта объединились, образовав World Skate, который в 2017 году был уполномочен Международным олимпийским комитетом представлять скейтбординг на Олимпийских Играх в Токио (есть еще Всемирная федерация скейтбординга, World Skate Federation – Прим. Team Russia).

— А что насчет чемпионатов мира? Ими называли ноябрьский турнир в дисциплине «парк» в Нанкине и январский (хотя и в счет 2018 года) в стиле «стрит» в Рио-де-Жанейро.

— Соревнования в Рио-де-Жанейро (Street League) и в Нанкине имели статус чемпионатов мира, но носили тестовый характер. Все примерно поняли, как будут проводиться подобные турниры в дальнейшем. Но в зачет олимпийской квалификации прошедшие соревнования не пойдут, так как в ходе них не соблюдался принцип равного доступа спортсменов из разных стран. Было засилье традиционных лидеров – бразильцев, американцев, японцев. От хозяев из Бразилии в Рио выступала огромная группа, от некоторых стран – по три-четыре человека, а от других, в том числе России — по два. При этом звезды сразу попадали в финал, а прочие тратили силы, пока бились на отборочных стадиях. Более или менее объективные рейтинги начнут составлять только с мая.

— Все страшно запутано! Не находите? 

— Любой революции присущ хаос. Мы сами от него испытываем трудности. Ведь министерство спорта может финансировать выезды только на официальные соревнования, а официальный календарь мы все еще ожидаем. Соревнования в Рио-де-Жанейро были заблаговременно анонсированы, и в результате поездка была осуществлена за счет средств министерства. До этого же мы два года ездили за свой счет, исходя из того, что уличная история на начальном этапе не в полной мере оценена государством. Как следствие наши ребята, не скрою, имели весьма небольшую соревновательную практику. А катаясь в междусобойчике, невозможно понять, на кого равняться и какого уровня следует достичь, чтобы претендовать на высокие места в мире.

На самом деле, в элиту нам еще только предстоит прорываться. За исключением Екатерины  Шенгелии, признанных на международном уровне скейтеров в России нет. Хотя внутри страны Кате наступают на пятки. Так, Ксюша Маричева заняла в начале февраля третье место на престижных соревнованиях Simple Session в Таллине, опередив Шенгелию, которая там была четвертой.

Награждение призеров турнира Simple Session в Таллине. Ксения Маричева (справа).

ПОКА СПОРТСМЕНЫ ДЕЛАЮТ СЕБЯ САМИ

— Не подходит ли скейтбординг, как одиночное фигурное катание, в первую очередь для азиатов, ловких и невысоких?

— Найджа Хьюстон и Педро Баррос – совсем не маленькие ребята, а у нашей Кати Шенгелия примерно 150 сантиметров роста, и ей при этом в целом комфортно. Хотя некоторые препятствия для нее высоки. Запрыгнуть на них человеку  с более длинными ногами проще.

В Америке многочисленные периодические издания о скейтбординге представляют его в первую очередь как искусство, не задумываясь, по-моему, о физиологической составляющей. Научной стороной скейтбординга заинтересовался Центр спортивных технологий Москомспорта. Возможно, ближе к Парижу-2024 мы и определимся, каков он, идеальный скейтер, но пока некий типаж не выявлен.

Как спортивная федерация, мы новорожденные, которые сразу попали в высшую лигу. Находились на положении детей, которые толком ходить не умеют, а теперь пожалуйте под лучи софитов. И надо выступить достойно. Это серьезный вызов. Кто первый нащупает анатомические, биомеханические и физиологические нюансы, а также научится использовать знания для отбора спортсменов и тренировочной методики, тот окажется впереди. В этом плане у нас неплохие шансы.

— Есть ли у российских скейтеров тренеры или они по-прежнему эдакие самоделкины, которые черпают сведения из внешних источников – прессы или видеозаписей?

— Все понимают, каким должен быть тренер в спортивных играх или циклических видах спорта. Насчет тренера по скейтбордингу пока единого мнения нет. Как все варились в своем котле, совершенствовались и учились друг у друга, так и до сих пор мир скейтбординга — это среда, занимающаяся самообразованием. Пока спортсмены воспитывают сами себя, а профессия тренера по скейтбордингу только формируется. Нет специалиста, который был бы вправе сказать: «Я вырастил звезду», – и назвал бы громкое имя. Как правильно обучать и тренировать, на сегодняшний день не знает никто. Поэтому прибегаем к помощи людей, которые прошли переподготовку, имея неспортивное высшее образование либо спортивное, но по другому профилю.

В некоторых организационных моментах мы, кстати, даже впереди конкурентов. В частности, есть такой человек, как Эмин Алиев, доктор наук, у которого в скейтерской среде прозвище Профессор. Он каждый трюк разбирает на маленькие составляющие и анализирует, чего именно не хватило, чтобы сделать все идеально. Алиев активно нам помогает и в теории, и в практике. В вопросах общефизической подготовки взаимодействуем с Центром спортивных технологий Москомспорта, в котором ребятам предоставлены самые современные условия для тренировок. Имеются сертифицированные, в том числе на международном уровне, судьи.

Вместе с тем на сегодняшний день ситуация в экономике такова, что недостаточно придти в какой-то кабинет и сказать: «Мы новый олимпийский вид спорта», — и услышать в ответ: «Отлично, вот вам поддержка!». Тем более на это не приходится рассчитывать в условиях отсутствия международного календаря, а также нормативной базы по тренерам и подготовке спортсменов.

— В дисциплине «парк», насколько известно, россияне совсем не преуспевают, не так ли?

— Нам трудно быть в ней конкурентоспособными хотя бы потому, что в России нет ни одного скейт-парка с чашей, соответствующей мировым стандартам. То, что есть, раз в пять меньше площадки, на которой состязались в ноябре в Нанкине. Нельзя учить человека плавать в «лягушатнике», а потом сразу выпустить в олимпийский бассейн.

К сожалению, в вопросе инфраструктуры мы отстаем не только от США, Бразилии. Франции, Швеции и Японии, которую считаю мировым лидером по наличию не только звёзд, но и скамейки запасных. Мы уступаем и таким странам, как Китай, Турция, Латвия и Эстония.

НА ДОСКЕ ЗА ПОЛЯРНЫМ КРУГОМ? ТАКОЕ МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЬКО В РОССИИ!

— Выходит неприхотливому скейтбордингу тоже кое-что нужно?

— В России такой климат, что без крытых спортивных объектов не обойтись. На начальном этапе можно кататься и на улице, но нельзя добиваться серьёзных результатов, если занимаешься спортом в течение полугода, а потом берёшь столь же продолжительную паузу.

В стране четыре крытых скейт-парка, и ни один из них не отвечает нормам проведения крупных международных соревнований. В Китае же работают восемь скейт-парков олимпийского уровня.

Девять лет назад в Санкт-Петербурге благодаря губернатору Валентине Ивановне Матвиенко был построен Центр современных молодежных видов спорта «Жесть». Там выросло, по сути, целое поколение скейтбордистов. На сегодняшний день в этом городе базируется примерно 80 процентов мужской национальной команды. Но, если оценить питерский и другие наши скейт-парки с точки зрения установленных в них фигур, покрытия и ряда других технических нюансов, то они, конечно, далеки от лучших мировых образцов.

У нас нет даже ни одного уличного скейт-парка, соответствующего требованиям World Skate. Всё маленькое, потому что создавалось по программам не строительства спортивной инфраструктуры, а благоустройства общественных пространств, парков и т.п. Но без совершенствования инфраструктуры нам будет тяжело претендовать на медальные места. Тем более в дальнейшем, когда конкуренция ужесточится.

Скейтбординг, между тем, бурно развивается, в том числе в отдаленных уголках нашей страны. Мы работаем, например, с Ненецким автономным округом. Когда я прямо оттуда полетел в Рим на встречу с президентом World Skate Сабатино Араку и привез ему в подарок шкуру оленя, он не мог поверить, что скейтбордингом занимаются за Полярным кругом. Посмотрев фотографию, изрёк: «Такое может быть только в России!»

Мы же видим: если город или областная администрация поворачиваются лицом, всё растет в геометрической прогрессии. Когда в первый раз приехали в Нарьян-Мар по случаю открытия уличного скейт-парка, там каталось человек двадцать. Провели мастер-класс и соревнования. Вернулись через некоторое время – катаются уже 120 молодых людей. Лучший из них поехал на чемпионат России. Для жителей главного города Ненецкого округа те мероприятия были сказкой. Это словно звезда футбола вышла во двор мяч с народом погонять.

Не нужно забывать, что спорт в целом и скейтбординг, в частности, помогает многим подросткам не встать на кривую дорожку. Если у одних нормальные семьи, то другие предоставлены сами себе. В Бразилии скейтбординг – реальный социальный лифт. У родившегося в фавелах немного шансов из них вырваться. Футбол, смешанные единоборства и скейтбординг – вот в основном весь выбор. В противном случае человек идёт продавать наркотики, грабить туристов или даже убивать.

В ряде крупных зарубежных городов – Торонто, Сиднее, английском Халл-Сити — разработана стратегия развития скейтбординга, как инструмента в работе с трудными подростками. И ее плодами, между прочим, косвенно пользуется, того не осознавая, широкий круг лиц. В конце концов, правонарушения совершаются в отношении кого-то, так что спасают не только конкретных людей, но и тех, кому они могли бы навредить.

Лично для меня медали важны. Это всегда свидетельство успеха, который в свою очередь обеспечивает волну интереса. Но важна и воспитательная функция. Слышишь истории о некоторых ребятах, даже из нашей сборной, и понимаешь: этому человеку ничего в жизни не светило. А теперь благодаря скейтбордингу он схватился за шанс, чтобы вырваться из сложных жизненных обстоятельств.

В Тюмени скейт-парк был создан в рамках Центра молодежной субкультуры. Там развивают и ролики, и BMX, и самокатный спорт, который в этом году будет представлен на Всемирных роллер-играх в Барселоне и, судя по его популярности, не исключено, через некоторое время окажется в программе Летних юношеских Олимпийских игр, а потом, может быть, и на больших Играх. При этом проект получился недорогой — его реализовали за счет небольшого областного гранта.

За шесть лет существования объект в Тюмени доказал свою эффективность в работе с молодежью. Раньше был Дом культуры, теперь — Центр субкультуры, в котором можно научиться не только экстремальным видам спорта, но и стрит-арту или диджеингу. Однако как бы он ни назывался, главное – центр комфортен для молодых людей. Ребята даже приходят туда уроки делать, потому что у некоторых дома нет для этого нормальных условий.

Президент World Skate Сабатино Араку и Станислав Поздняков.

— Вы председатель РФСО «Локомотив». Помогает ли спортивное общество напрямую развитию в стране скейтбординга?

— Конечно. Можно сказать, что наша федерация выросла из общества «Локомотив». У нас есть поговорка: если в семье и папа, и мама железнодорожники, то, значит, ребёнок сирота. У людей, занятых на транспорте, действительно, очень мало времени для заботы о детях. А скейтбординг – один из способов увлечь юное поколение.

После того, как в Ярославле началось его бурное развитие, к нам обратился директор Железнодорожного техникума с просьбой установить скейт-парк. Мы её удовлетворили, а также стали оплачивать секцию и тренера, который занимался с учащимися. Точно так же поступили в случае Российского университета транспорта в Москве. Запросы есть из Санкт-Петербурга, Самары, Хабаровска.

В этом году отмечается 45-летие с начала масштабного строительства Байкало-Амурской магистрали. И вот на днях мэр города Тында, важного транспортного узла, в котором основная часть населения занята на железной дороге, попросил РЖД среди прочих объектов создать скейт-парк. К таким сигналам с мест надо прислушиваться. У нас есть большие дворцы, а несложных базовых объектов не хватает. Скейт-парк – это ведь действительно очень дешево. Грубо говоря, это просто хорошо вылитые формы из бетона.

Раньше строились фанерные скейт-парки. Но они после первой зимы выглядят непрезентабельно, а через три года становятся травмоопасными. Так что переходим на бетонные скейт-парки. Осталось лишь нарастить их количество. Лед тронулся.

Рады, что на московском этапе Кубка мира в ноябре 2017 года побывал Станислав Поздняков, впоследствии занявший пост Президента Олимпийского комитета России. Мне кажется, для него стало откровением, сколько народу тогда пришло. Не каждый вид спорта способен на Малой спортивной арене собрать 6 тысяч человек. Причём, без всякой специальной программы «Зритель». На трибунах сидела яркая, пёстрая, весёлая молодежь, а не курсанты, которых привели строем. Если за каким-то явлением стоит реальная армия поклонников, это делает его значимым. Мы показали, что нас много, и мы в тельняшках.