Обратная связь

Ренат ЛАЙШЕВ: “КАК ОТПУСТИЛ МЕДВЕДЕВУ В КАНАДУ? РЕШЕНИЕ ЖЕНЯ ПРИНИМАЛА САМА“

В традиционной рубрике "Разговор с президентом" - генеральный директор Центра спорта и образования "Самбо-70" Ренат Лайшев рассказал о связи самбо с MMA, тренировках Этери Тутберидзе и уходе Евгении Медведевой.

MMA – НЕ ВИД СПОРТА, А ШОУ, БИЗНЕС И ДЕНЬГИ

– В конце августа в Сочи состоялся международный турнир по боевому самбо «Плотформа S-70». Почему местом для проведения был выбран именно этот город?

– Для нас главным был вопрос проведения турнира с целью популяризации самбо, остальные параметры были второстепенны. Мы – самбисты переживаем за авторитет нашего вида спорта, и для привлечения людей хотели организовать какой-то оригинальный турнир, что у нас и получилось сделать с созданием «Плотформы S-70». Между схватками мы всегда говорим о своей идеологии, о любви к спорту в целом и к самбо в частности. Именно на этом турнире мы решаем свои цели и задачи по разнообразию, по популяризации и по универсальности этого вида спорта. Почему Сочи? Потому что это вторая спортивная столица в нашей стране после Москвы.

– Как вам удается собрать такой представительный состав гостей? 

– Как раз место проведения турнира нам в этом и помогает. Ведь в Сочи часто отдыхают известные люди. И получается так, что нам не приходится их приглашать, так как мы сами пришли к ним, в Сочи. А то, что к нам приходят не только известные люди, но и главный человек в нашей стране, является неким показателем успеха. Не менее важным для нас был тот факт, что сотни юношей и девушек смотрели наш турнир в прямом эфире.

– Большинство участников этого турнира выступают в MMA. Думали ли о том, чтобы переформатировать этот турнир и сделать его по правилам MMA?

– Для меня MMA – это не вид спорта, а шоу, бизнес и деньги. И я считаю, что не всегда надо гнаться за рекламой, за сенсацией, где много крови и других некрасивых вещей. Поэтому MMA должен быть дозировано показан в нашей стране, чтобы не провоцировать дополнительную жестокость в воспитании подрастающего поколения. Ведь зачастую там показываются вещи, о которых дети должны узнавать с годами. И этот турнир мы организовываем, как спортивный раздел самбо. Хочу напомнить, что самбо изначально не задумывалось как вид спорта. Это был универсальный вид деятельности, который придумывался для силовых структур НКВД и Красной армии. А спортом он был признан только в 1938 году. Для нас очень важно сохранять историю, поэтому мы относимся к ней с глубочайшим уважением и стараемся передавать это молодежи.

17 июня 2016 года. Санкт-Петербург. Fight Nights Global 50. Федор Емельяненко против Фабио Мальдонадо. Фото: Fight Nights Global

ЧТОБЫ БЫЛИ ОЛИМПИЙСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ, НАДО СНАЧАЛА САМИМ ПОЛЮБИТЬ СВОЙ СПОРТ

– Верите ли вы на данный момент в Олимпийские перспективы самбо?

– Я не хочу верить в Олимпийские перспективы. Я верю в нашу страну и верю, что в нашей стране все самое лучшее, так как мы живем здесь. И работая с детьми, я считаю, что обязан им это внушать. Если ребенок будет с этим расти, то он будет сильнее. Самбо для меня – самый лучший вид спорта: в нем говорят на русском и правила придуманы русскими. Именно этим видом спорта занимается наш президент. Я не понимаю, например, почему на сегодняшний день по федеральным нормативам дзюдо можно заниматься с семи лет,  а самбо – только с десяти. Выходит, в дзюдо с семи лет мы говорим на японском, а в самбо на русском – лишь с десяти. Ведь это подрыв внутренних устоев нашей страны – ни больше, ни меньше. Нигде в мире такого нет. В Японии глубоко уважаются и изучаются японские виды спорта, такие как каратэ, дзюдо, сумо. Они преподаются в школах. В Китае широко распространены китайские виды спорта – к примеру, ушу. Им занимаются пенсионеры в парках, на уроках физкультуры в образовательных учреждениях. А мы, видимо, из-за размахов нашей территории не уделяли этому вопросу достаточного внимания. Поэтому прежде, чем выходить на олимпийскую арену, нужно заглядывать в самого себя. Когда мы будем любить и уважать наш национальный вид спорта, а чемпион страны будет героем в России, тогда к нам будут заглядывать из-за границы, и проявлять интерес.

– Все равно приятно, когда самбо занимаются не только наши соотечественники, но и спортсмены из других стран?

– Да, и я хочу сказать, что MMA ­– это и есть профессиональное боевое самбо, которым занимаются во многих странах. Этот вид спорта придумали наши отцы и деды, только мы забыли про него. А сейчас оно уже произносится на английском языке, и уже не нам помогают развиваться, а мы помогаем UFC раскручиваться и зарабатывать деньги. Я ни в коем случае не говорю, что это плохо, но мы хотим уважать наше советское, российское.

– Есть ли какой-то минимальный возраст, в котором следует начинать выступать в MMA?

­– Минимальный возраст – 16 лет, потому что до этого времени у спортсменов должна быть защита: наколенники, налокотники, шлем, перчатки помягче, чем у взрослых. Это сделано, прежде всего, для контроля здоровья ребенка, чтобы избежать ненужного травматизма и чрезмерной жестокости, которую нельзя насаждать в обществе.

27 января 2018. Каток “Хрустальный”, школа Самбо-70. Проводы фигуристок Евгении Медведевой и Алины Загитовой на Олимпиаду в Пхенчхане. Фото: Дарья Исаева, “СЭ”.

УХОД МЕДВЕДЕВОЙ – РАБОЧАЯ ИСТОРИЯ

– Можно ли сказать, что в «Самбо-70» второе место по уровню резонанса на данный момент занимает фигурное катание?

– Хочу отметить, что успехи всей российской школы фигурного катания начались с ее присоединения к «Самбо-70». И появились они с Юли Липницкой, которая во время победы на Олимпиаде в Сочи, уже была членом нашей школы. А когда Женя Медведева и Алина Загитова завоевывали олимпийские медали, то мы уже были полноценной единой семьей, которая называлась «Самбо-70». Однако на всех совещаниях я прошу начальников отделений сохранять историю своей спортивной школы, создавать различные стенды с историей своего вида спорта, своей школы.

­– Выпускница вашей спортивной школы Евгения Медведева на первой тренировке в Канаде подарила своему новому тренеру жилетку с символикой «Самбо-70». Как вы к этому отнеслись?

– Во время объединения «Самбо-70» в 2013 году, один из тренеров говорил так: «Если вы думаете, что мы будем ходить в майках «Самбо-70», вы глубоко ошибаетесь». А сегодня девчонки сами просят экипировать их в форму, гордятся ею, специально надевают для репортажа, хотя их никто об этом не просит. И то, что Женя Медведева подарила своему тренеру подарок с символикой «Самбо-70» лишний раз доказывает, что наша спортивная школа – это большая семья.

– Насколько было тяжело отпустить Женю Медведеву из такой дружной семьи? 

– Это решение было Жени и ее мамы. А спортсмену в таких случаях важно не мешать, и тогда он обязательно еще себя покажет. На решение Жени я никак не влиял, ведь я – не фигурист. Такие уходы случаются в других, менее популярных, видах спорта и с менее популярными людьми, чем Медведева и Тутберидзе, практически каждый месяц. Так что это абсолютно нормальная, рабочая история, когда спортсмен меняет тренера. Для меня гораздо важнее было, что Женя сказала, что будет выступать за «Самбо-70», за Москву, за Россию.

– Когда Женя пришла к вам, вы уже знали о ее намерениях сменить тренера?

– Мама Жени пришла не ко мне, а к моему заместителю, все-таки я отвечаю за более общие, стратегические вопросы. Еще раз хочу подчеркнуть, что это личное решение семьи Медведевых. И второе место на Олимпиаде, досада, я думаю, послужила некоторым толчком для его принятия. Всякое бывает. Порой случается, что человек только через много лет понимает, что обиды иногда бывают напрасны, и все зависело только от него самого. Сначала все хотят найти крайнего в своих жизненных ошибках. И лишь мудрые люди анализируют, прощают, иногда берутся с нуля за свое дело и идут дальше к своей мечте.

– Был шанс оставить Медведеву в России, чтобы она тренировалась в школе «Самбо-70»?

– Семьей Медведевых уже было принято решение. И очень радостно, что наша спортсменка может поехать тренироваться заграницу, зная, что никто не назовет ее «врагом народа». Это абсолютно нормально, что человек решил поехать и попробовать реализовать себя с другим тренером в других условиях. Надо пользоваться тем, что мир сейчас стал более доступным, чем раньше.

– Медведева является членом спортивной школы «Самбо-70», хотя тренируется в Америке. В чем тогда выражается ее принадлежность к этому клубу?

– Принадлежность к нашей школе выражается, прежде всего, в нашей благодарности Жене за то, что она наша воспитанница. Медведева окончила нашу общеобразовательную школу «Самбо-70», а значит она – наша ученица навсегда, и как бы ни складывались отношения, мы будем к этому уважительно относиться. Не у всех всегда все складывается в спорте, и выпускники зачастую обращаются к нам по самым разным вопросам. С таким потенциалом, как у Жени Медведевой, мы обязаны, предложить ей условия работы, если она захочет стать в будущем, например, тренером.

Евгения Медведева и Этери Тутберидзе на Играх-2018 в Пхенчхане. Фото: Getty Images.

НАВЯЗАТЬ ЧТО-ТО ТУТБЕРИДЗЕ? ЭТО ИСКЛЮЧЕНО

– Очень многие хотят попасть в группу к Этери Георгиевне Тутберидзе. Возможно ли попасть к ней через вас?

­– Это исключено. В «Самбо-70» во всех видах спорта группу набирает тренер. Ему за это платят зарплату. И если мы хотим результатов от специалиста, мы не будем навязывать ему своих людей. А к Этери Георгиевне, тем более никого не приведешь. И хочу сказать, что таких тружеников, как она, я за всю свою жизнь практически не встречал. Именно поэтому чтобы попасть на ее тренировки, съезжаются со всех концов страны. Тутберидзе настолько преданна своему делу, своей профессии, что это не может не восхищать.

–Почему у Этери Георгиевны в основном высоких результатов добиваются девочки?

– Мне кажется, ей проще контактировать с девочками. Хотя и мальчики, которых она воспитывает –  очень хорошие спортсмены и люди. И, на мой взгляд, в жизни, важно не распыляться, особенно тренеру.

– Сталкиваетесь ли вы с давлением со стороны родителей?

– Некоторое давление, безусловно, есть. Я всякий раз объясняю родителям: нельзя перекладывать на школу родительские проблемы, воспитание ребенка. Важно понимать, что совмещение спорта и школы – это огромная нагрузка, и это не заменяет процесса воспитания родителями. Нет такой организации, куда можно отдать ребенка и быть спокойным за его воспитание. Ни кадетское училище, ни суворовское, ни спортивная школа не заменят ребенку родителей. Наши выпускники становятся и хорошими спортсменами, и получают хорошее образование. Они, как правило, любят и тренера, и классного руководителя, и в целом всю школу. Поэтому у нас на каждом выпускном вечере – аншлаг, а выпускники – чем бы они ни занимались –на протяжении всей своей жизни друг друга поддерживают.