Обратная связь

«Медали огромные, испанцы делали их для себя. Но пришлось отдать нам». Воспоминания о легендарной победе на Евробаскете-2007

Дата 16 сентября 2007 года навсегда золотыми буквами вписана в историю отечественного баскетбола - в этот день мужская сборная России впервые стала чемпионом Европы. В финале была обыграна Испания, игравшая у себя дома. А решающий бросок Джей Ар Холдена давно ушел в баскетбольный фольклор.

Тот турнир был первым серьезным испытанием во главе сборной для американца с израильским паспортом Дэвида Блатта, но его судьба едва не решилась еще до старта. Россияне проиграли все подготовительные матчи, и говорили, что увольнение Блатта неизбежно — вряд ли кто-то ожидал, что команда возьмет и выиграет тот турнир. А сборная уже в Испании преобразилась, и на первом групповом этапе одержала три победы во встречах с не самыми простыми соперниками — в стартовой игре россияне обыграли Сербию — 73:65, затем разгромили Израиль — 90:56, а потом взяли верх над Грецией со счетом 61:53.

Во всех этих встречах себя блестяще проявили лидер команды Андрей Кириленко, к тому моменту оставшийся единственным представителем страны в НБА, а также натурализованный американец Джей Ар Холден. Но не отставали от них и товарищи по команде — Виктор Хряпа, Сергей Моня, Алексей Саврасенко и другие. Второй групповой этап Россия начала с победы над Португалией — 78:65, после чего команда Блатта оказалась бита Испанией — 69:81. Завершили эту стадию наши баскетболисты победой над Хорватией со счетом 83:70.

Дальше нас ждал едва ли не самый драматичный четвертьфинал всего турнира против сборной Франции — уже в начале четвертой четверти площадку из-за перебора фолов покинул Кириленко, но россияне, уступавшие в счете, сумели выиграть у грозных соперников финишный отрезок с преимуществом «+7», а Хряпа оформил роскошный дабл-дабл (20 очков + 16 подборов). После этого сборная, набравшая отличный ход, справилась с Литвой в полуфинале — 86:74.

И в золотом матче нашими соперниками снова должны были стать испанцы. Они были не только хозяевами турнира, но еще и действующими чемпионами мира. А вот Евробаскет им за всю его предыдущую историю выиграть никак не удавалось — пять финалов и пять поражений. Все вокруг были уверены, что шестая попытка станет результативной. Все, кроме Блатта и его команды.

Андрей Кириленко: «Сборная играла в «антибразильском стиле»

Кириленко, конечно, выделялся в той команде, и не зря он стал самым результативным игроком финала, набрав в нем 17 очков из командных 60. А после был признан самым ценным игроком Евробаскета-2007. Величие Андрея признают и его партнеры, а вот что нынешний глава Российской федерации баскетбола думает сам:

— Какое место в вашей карьере в целом занимает Евробаскет-2007?

— Конечно, очень важное. Золотая медаль чемпионата Европы, первая в истории российской сборной в истории баскетбола. К тому же тогда и женская сборная выиграла Евробаскет. Поэтому 2007 год здорово сложился для российского баскетбола, и очень приятно, что мне удалось в этом поучаствовать.

— До финала сборная России на турнире проиграла всего один матч, и как раз Испании на втором групповом этапе. При этом соперники набросали нам 81 очко. Какие выводы были сделаны из этого поражения, и как тот матч помог сборной подготовиться к игре за золото?

— Выводы были сделаны серьезные. Очень важно было не дать Испании разбежаться. В финале в первой четверти мы позволили соперникам это сделать, и проиграли больше 10 очков (11:22 — прим. Team Russia). Нашей сильной стороной была защита и достаточно вязкая игра. Мы сумели переломить ход встречи во второй четверти, увести ее в более позиционный, медленный баскетбол.

Сборная России - чемпион Европы-2007. Фото Getty Images

Сборная России — чемпион Европы-2007. Фото Getty Images

— Помнили о том, что для Испании это был шестой финал Евробаскета в истории, и предыдущие пять они проиграли, в том числе в 1999-м и 2003-м?

— Нет, я об этом не знал (смеется). Но на самом деле, эта команда и это поколение у Испании лучшие за очень много лет. Братья Газоли, Наварро, Кальдерон и другие — очень сильные ребята. И индивидуально, и как команда. Поэтому ничего удивительного, что именно они в итоге выиграли два чемпионата мира, трижды становились чемпионами Европы и два раза — серебряными призерами на Олимпиадах. Это по-настоящему «золотое поколение», и вдвойне приятно, что тот титул мы сумели отобрать именно у Испании, причем на их площадке. Это дорогого стоит.

— Что говорил Дэвид Блатт после полуфинала и перед финалом, как настраивал команду?

— Честно говоря, дословно уже не вспомню. Но мы постоянно обсуждали то, что представившийся нам шанс, может, единственный в жизни. Мы с большим трудом преодолели четвертьфинал, затем выполнили задачу-минимум и попали на Олимпиаду в Пекине. А сейчас можно расслабиться, показать свою лучшую игру и взять медали. Игра с Литвой в полуфинале получилась не то чтобы легкой, но достаточно спокойной. А затем нас ждал драматичный финал.

— В начале встречи испанцы явно сделали ставку на быстрое нападение и действия своих снайперов на периметре. Насколько наша команда была к этому готова?

— На первых минутах Испания действительно включила форсаж и хотела продолжить ту игру, которая прошла на групповом этапе. У них была очень активная, легкая, бегущая команда с обилием трехочковых бросков. И мы немного растерялись.

— По ходу второй четверти отставание от Испании достигло «-12». Что помогло не отпустить соперника еще дальше в те минуты?

— Потом у нас заработало позиционное нападение, и шаг за шагом мы начали приближаться. В итоге перевели все в концовку. А там помогли удачные действия Джея Холдена, и Никита Моргунов очень важный мяч забил. Антон Понкрашов хорошо вошел в середине игры, и Алексей Саврасенко был в ударе. На самом деле, финал сложился удачно для всех ребят, даже для тех, кто выходил на пару минут. Все внесли свой вклад.

— У нас совершенно не шли дальние броски, а у Испании казалось, что залетает все. Были мысли из разряда «когда же им перестанет так везти»?

— В баскетболе очень редко бывает так, что летит все и до конца игры. Обычно попадания идут сериями, и испанцы выдали такую в начале встречи. Естественно, мы понимали, что когда-нибудь это закончится. И надо быть готовыми начать свою серию.

— В то же время бросалось в глаза, что испанцы с большим трудом забивают двухочковые. Было задание не пускать их в «краску» во что бы то ни стало?

— Мы вообще тогда играли, если так можно выразиться, в «антибразильский стиль». Часто говорят, что бразильский футбол это когда «вы забьете сколько сможете, а мы — сколько захотим», а у нас было «мы забьем вам сколько сможем, а вы не забьете ничего». Принцип простой, морально так действовать легко, но в физическом плане — очень тяжело. Зато когда ты знаешь, что у тебя под кольцом ребята бьются, выгрызают каждый мяч и защищаются, это гораздо легче трансформируется в успехи в нападении. Что касается финала, то нам действительно нужно было убрать из-под кольца По Газоля и еще Фелипе Рейеса. Это один из лучших баскетболистов в истории мадридского «Реала», очень массивный, габаритный, подбирающий. Наша задача была увести их из «краски». Как показывала история предыдущих встреч, если этим ребятам дать хозяйничать у нас под кольцом, то ничего хорошего из этого не выйдет. Они забьют очки «второго шанса», и разрыв в счете сразу будет катастрофическим. Здесь же нам удалось выжать их из «краски», заставить играть от броска и не дать забивать легкие мячи.

— Вы уже в начале третьей четверти получили третий фол. Играть оставалось еще почти 20 минут. Как восприняли это?

— На тот момент я уже выступал в НБА, а трактовка правил в Америке и Европе немного отличается. За океаном дают возможность играть жестче. И я помно, что на протяжении всего Евробаскета-2007 у меня были проблемы с набором фолов. Вроде бы играешь нормальную защиту, а судьи не позволяют этого делать. Такая же ситуация была и в четвертьфинале с Францией. Но я очень рад, что все-таки у нас была такая команда, в которой не было большой зависимости от одного человека. Ни от меня — примером тому как раз игра с французами, когда я сел на скамейку с перебором фолов еще за 10 минут до конца, ни от Джея, ни от Хряпы. И Моня, и Саврасенко, и Захар Пашутин тоже играли серьезную роль в команде. И потеря одного игрока еще не значила, что борьба окончена. Да, я получил три фола — вышел Понкрашов, забил несколько бросков, внеся свежую струю.

— Львиную долю матча вы провели на площадке. А какой была обстановка на скамейке в те моменты, когда вы там оказывались?

— Я был очень рад, что со скамейки шла активная поддержка. Все ребята, которые были в команде, были в игре. Так же, как и наш генеральный менеджер Сергей Тараканов, который был готов сам выскочить на площадку. Помню, что в игре с литовцами они с Виктором Хряпой даже повздорили на эмоциях, но потом, естественно, сразу помирились. Понятно, что при таком накале страстей хочется самому решить какой-то эпизод, тем более что у Сергея Николаевича огромный опыт, он выигрывал Олимпийские игры, чемпионаты мира и Европы. Когда на кону многое, эмоции всегда зашкаливают, это нормально для любого вида спорта. И в игре никто не воспринимает разногласия слишком серьезно.

— Не показалось ли вам, что судьи в какой-то момент едва не упустили контроль над игрой?

— Не сказал бы, что арбитры как-то хотели «сплавить» игру. Судейство было достаточно демократичное для игры такого ранга. Понятно, что мы играли в Испании, при 15 тысячах местных болельщиков. В таких ситуациях всегда преимущество в судейских решениях именно у хозяев. И не потому, что арбитр ангажирован, а вся атмосфера вокруг заставляет его дважды подумать, прежде чем вынести вердикт. Поэтому не считаю, что судьи упустили контроль над игрой. При таком счете как можно в чем-то винить судей? Мы сдержали атаку испанцев, дали им набрать всего 59 очков, хотя они весь турнир по 80-90 заколачивали.Скорее, нужно сделать комплимент нашей защите.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Архив. 2007.

Публикация от Andrey Kirilenko (@ak47russ)

— Кто для вас главный герой финального матча?

— Эта игра — яркий пример того, что в памяти большинства людей из всего матча остается только один момент. На Олимпиаде 1972 года были три секунды, пас Ивана Едешко и попадание Александра Белова, а на Евробаскете-2007 — бросок Холдена на последних секундах. И мало кто из тех, кто не смотрел игру целиком, помнит, что в Мюнхене Сергей Белов набрал 20 очков и тащил команду. И без него «трех секунд» не было бы. Поэтому для меня героев финала несколько. Это, несомненно, Джей, который забил решающий бросок. Но для меня не менее примечательна история Понкрашова, который вышел в нужный момент и внес перелом в игру. Мы проигрываем, и тут со скамейки выскакивает молодой парень, нагло попадает несколько раз, и команда находит свою игру. Или тот же Моргунов, который в концовке два тяжелейших мяча забил. Сережа Моня подстраховал в защите при последнем броске Газоля. Поэтому для меня вся команда — герои. Хотя если судить внешне, выглядит так, что финал выиграл один человек. Но чтобы довести до этой концовки, постарались еще 11.

— Какие для вас главные впечатления из чемпионской раздевалки?

— Ощущения были сумасшедшие! Все прыгали, бегали, не могли угомониться. Команда у нас была достаточно молодая, ее костяк только переходил из молодежных сборных.  Моня, Хряпа, я, Сережа Быков, Понкрашов — для всех это был первый серьезный успех. И как раз с того года и до 2012-го (когда Россия стала бронзовым призером Олимпиады в Лондоне — прим. Team Russia) эта команда входила в число фаворитов на всех турнирах, куда бы ни приезжала.

— Недавно вы выложили в Инстаграм фото сборной-2007. Часто вспоминаете те дни и ту команду?

— Естественно, вспоминаем. Не столько победы и спортивную историю, сколько то, что было вокруг. Переезды, совместные ужины, общение, долгие беседы. Понятно, когда тебе 24-25 лет, всегда много смешных историй, подколов. Сейчас, почти через 15 лет, возвращаешься туда, думаешь: «Как же было весело и круто!» Нужно не забывать наслаждаться этими моментами, воспоминаниями. Порой, заботясь о результате, мы забываем о пути, который был пройден. А ты должен, прежде всего, быть честен с самим собой.

Джей Ар Холден: «Давайте шокируем весь мир!»

Как уже сказал Кириленко, бросок Холдена в истории нашего баскетбола стоит рядом с «тремя секундами» олимпийского Мюнхена. Россияне большую часть финального матча уступали в счете грозным испанцам, но за считанные мгновения до сирены свое слово сказал Холден. Он, передвинутый с позиции атакующего защитника на место разыгрывающего, был не так ярок, как в предыдущих матчах, набрал до последней атаки россиян всего шесть очков и забил только три из 12 бросков с игры. Но решающий момент не промахнулся.

— Что, помимо золотых медалей, вы вспоминаете, когда речь заходит о Евробаскете-2007?

— Конечно, вспоминаю Мадрид — прекрасный город. И то, насколько сплоченная у нас тогда была команда. Вспоминаю АК-47 (Андрея Кириленко — прим. Team Russia), VK (Виктора Хряпу), Моню, Антона (Понкрашова), тренера Блатта, Саврасенко, братьев Пашутиных (на том чемпионате Европы играл младший из них, Захар, а старший из братьев Евгений входил в штаб команды), Петра (Самойленко). В общем, всю команду, персонал, болельщиков. Все это лето было одним большим чертовым приключением.

— Если взглянуть на составы, то у испанцев была собрана целая россыпь звезд — братья Газоли, Гарбахоса, Руди Фернандес, Кальдерон, Наварро, Фелипе Рейес и даже еще совсем молодой Серхио Родригес. А у нас?

— Я бы сказал, что у нас был Кириленко и его банда малоизвестных игроков, включая меня. У нас был огонь в глазах и желание сражаться с любыми соперниками. Не могу сказать, что у нас было много сильных сторон, но и не так много слабых. У нас была команда, которая верила, что мы можем обыграть кого угодно в каждом конкретном матче.

— В финале сборная России была «темной лошадкой». В этом были свои плюсы?

— Да, в финале мы не были фаворитами, но мы были «темными лошадками» по ходу всего турнира (смеется). Но главное преимущество было не в этом — мы же играли в Испании, и соперники испытывали неимоверное давление. Им необходимо было выигрывать дома.

Джей Ар Холден в финале Евробаскета-2007 против Испании. Фото Getty Images

Джей Ар Холден в финале Евробаскета-2007 против Испании. Фото Getty Images

— Итак, финальный матч, против главного фаворита на его поле. Почти все зрители болеют против вас. О чем думали по пути из раздевалки на площадку?

— Играть за золото — восхитительные эмоции. Большой честью было выходить на паркет, пытаясь достичь того, чего еще не добивалась сборная России. Это очень здорово, и мы не чувствовали никакого психологического давления. Я выбежал на площадку с мыслью: «Давайте шокируем весь мир!»

— Многие могут не помнить, но ведь перед тем турниром наша команда проиграла все контрольные матчи. В чем рецепт чудесного преображения на Евробаскете?

— Прозвучит забавно и даже безумно, но в тот момент я этого даже не осознавал. В процессе подготовки мы пытались, прежде всего, стать единой командой. Я учился играть роль пассажира в машине, которую вел АК-47. Старался помогать ему демонстрировать его лучшие качества, чтобы и команда показала все, на что способна. Я знал, что много времени на чемпионате буду проводить с мячом и хотел исполнить свою роль максимально хорошо. Это не было легко, ведь мы к тому моменту не могли сказать, что четыре-пять лет играем каждое лето все вместе. Но все сработало. Волшебство заключается в том, что мы в самом деле верили друг в друга. Никого не волновало, кто наберет больше очков или получит какие-то личные призы. Все думали только о победе.

— Насколько важна была роль Дэвида Блатта в той команде? Ведь не секрет, что на кону стояло его будущее в сборной.

— Он был САМЫМ ВАЖНЫМ ЗВЕНОМ в этой команде. Он сделал все, чтобы игроки были на одной волне. У Дэвида не было любимчиков, его не волновали прошлые заслуги ребят. Блатту было важно воспользоваться возможностью сделать всех нас единым целым и вместе развиваться. Он никогда не говорил о победах или поражениях, только о прогрессе команды. Каждый у нас знал свою роль и то, чего от него хочет тренер. Как любил повторять Блатт — самое важное, что вы можете показать на каждой тренировке и в каждой игре, это вкладывать всю душу в то, что делаете!

— Вы уже сказали, что Кириленко был главной звездой той команды. Вам нравилось играть с ним?

— У АК был уникальный талант, невероятного уровня, он был очень хорош. Я всегда буду благодарен Кириленко, за то что он позволил мне быть его оруженосцем. Он был отличным баскетболистом, суперзвездой, но в то же время очень скромным человеком.

— А кого можно назвать незаметным героем той команды?

— Их было много. Мой топ-3 — Хряпа, Петр (Самойленко) и Захар (Пашутин). Все они внесли большой вклад в наши победы. Важны были все игроки, но я отмечу эту тройку. Все они играли без капли эгоизма и делали то, что было нужно для общего успеха.

— Вернемся к решающему матчу. По ходу турнира вы были одним из лучших снайперов команды, играя атакующего защитника. Но в финале действовали главным образом на другой позиции — разыгрывающего. Это было решение тренера, или так сложилась игра?

— Честно говоря, я думаю, что был способен много забивать на любой позиции, но здесь было важно найти баланс между броском и пасом. В современном баскетболе никого не удивишь снайпером-разыгрывающим, но тогда это больше был плеймейкер. То, что меня передвинули на эту позицию, заслуга Блатта. Он считал, что именно против Испании и ее разыгрывающих я буду больше полезен, владея мячом.

— В плей-офф вы почти не уходили с площадки, играя по 38-39 минут. Может, накопившаяся усталость мешала проявлять себя ярче?

— Ха-ха, нет. Я очень люблю баскетбол. Всегда хотел проводить на паркете каждую минуту каждой игры. Есть что-то особенное в том, когда смотришь на усталого соперника и знаешь, что он уже не хочет выиграть так сильно, как ты. А если его жажда победы так сильна, что он готов терпеть утомление и боль — что ж, я тоже готов.

Джей Ар Холден в финале Евробаскета-2007 против Испании. Фото Getty Images

— И именно ваш бросок в концовке стал победным.

— Всегда отдаю должное в этом моменте моим товарищам по команде и тренерам. Мне до этого не удалось реализовать несколько бросков в четвертой четверти, когда я думал, что должен забивать. Но в меня не переставали верить, как в одного из лидеров команды. В такой момент кто угодно может пожадничать с передачей, бросить сам. Но никто из ребят этого не сделал, все были сконцентрированы на победе. Мне очень повезло с командой и с тем, что они позволили «иностранцу» выполнить такой важный бросок. И не меньше я благодарен тому, что мяч зашел в кольцо.

— Запись этого матча есть у вас в домашней коллекции? Может, даже пересматриваете иногда?

— Где-то в чулане у меня лежат записи всех игр того Евробаскета. Но, если честно, я не смотрю свои старые игры или что-то другое, напоминающее о моих успехах в России. Потому что это было отличное время в моей карьере, и эти ощущения навечно в моем сердце.

— Можете назвать ту победу главной в карьере?

— Да, если именно по этой игре и этому броску многие люди помнят меня как баскетболиста!

— В России многие болельщики не знают, чем вы занимаетесь после окончания карьеры игрока. Расскажете им?

— Я все еще в баскетболе, это моя любимая игра и страсть всей моей жизни. Я поработал уже в трех клубах НБА: «Детройт», потом «Филадельфия» и теперь «Бруклин». В «Нетс» я тружусь директором по работе с игроками.

— Поддерживаете отношения с товарищами по той команде?

— Слежу за многими из них через соцсети. Вижу, что ребята успешны и после завершения карьеры, занимают высокие посты. В прошлом году удалось встретиться с Сергеем Быковым, мы долго сидели и говорили о национальной команде и будущем российского баскетбола.

— Продолжаете следить за сборной России?

— Всегда болею за россиян, и буду делать это до конца жизни. Думаю, сейчас сборная в хороших руках, и у нее большое будущее. В последние годы видел много матчей молодежных и юношеских команд, знаю, что там много талантов. Если они продолжат прогрессировать и будут делать это вместе, думаю, сборная России выиграет еще одни золотые медали быстрее, чем вы думаете.

Сергей Моня: «После полуфинала мы почти не спали»

Но после попадания Холдена у Испании еще было две секунды, чтобы избежать грандиозного разочарования. Право последнего броска было, естественно, у По Газоля, который в последние минуты не реализовал кучу штрафных и стал одним из виновником того, что хозяева растеряли преимущество. Но и на этот раз у Газоля-старшего не получилось бросить точно. Ему помешал Сергей Моня, которому тогда еще только предстояло стать одним из главных старожилов команды и получить прозвище «Капитан Россия».

— Что первым приходит на ум при упоминании того турнира?

— Атмосфера в команде. Она была отличная, все ребята между собой хорошо общались, было очень весело. То есть у нас была настоящая команда. Единый коллектив, в который входили и игроки, и тренеры. И даже когда у нас была серия поражений в товарищеских матчах перед тем Евробаскетом, все равно это не сказалось на настрое. Он был хороший, все работали, и это дало плоды.

— Каким был ваш статус в команде? С одной стороны, для вас это уже третий Евробаскет, вы поиграли в НБА, выиграли много титулов в России, а с другой — вы были третьим самым молодым в той сборной, после Никиты Шабалкина и Антона Понкрашова.

— Ну как — у меня был статус игрока сборной. Одного из 12 человек, выбранных для поездки на чемпионат Европы. Повторюсь, у нас была очень дружная команда, и все прекрасно в ней себя чувствовали. В том числе и я в своим 24 года. Ни о каких статусах никто не думал.

Сергей Моня в финале Евробаскета-2007 противостоит По Газолю. Фото Getty Images

Сергей Моня в финале Евробаскета-2007 противостоит По Газолю. Фото Getty Images

— Кириленко охарактеризовал эту сборную так: «команда, в которой не было большой зависимости от одного человека». А Холден как — «банда Кириленко и остальных малоизвестных игроков». Ваш взгляд?

— Это действительно была банда, мы все дружили. Конечно, Кириленко выделялся на общем уровне, и мастерством, и опытом. Как и Джей. Но ведь очень хороший турнир провели и Виктор Хряпа, и Алексей Саврасенко, и Никита Моргунов, и все ребята, даже выходившие на несколько минут. И Николай Падиус, и Захар Пашутин, и Антон Понкрашов. Никто не был обижен, у всех были только положительные эмоции. Мы были настроены только на выигрыш, и это заслуга Дэвида Блатта. Есть много примеров, когда где-то собраны игроки высокого класса, но они не играют, как одна команда.

— Турнир в целом складывался для нас непросто. Какой матч до финала был самым трудным?

— На предыдущих чемпионатах Европы у нас всегда были проблемы в четвертьфиналах. Потому что от этого матча зависит — или ты попадаешь в четверку лучших, или сразу едешь домой. Поэтому очень важным матчем после двух групповых этапов был четвертьфинал с Францией (тот самый, в котором задолго до конца игры пять фолов набрал Кириленко — прим. Team Russia). Мы и до этого часто с ними встречались, и незадолго до Евробаскета на турнире в Париже проиграли французам, кажется, с разницей в 38 очков. Получился очень трудный матч, напряженный, мы решили его в свою пользу только в концовке. После этого все пошло по нарастающей.

— Какие были ожидания от решающего матча?

— Давления никакого не испытывали. Мы меньше чем за сутки до золотого матча закончили полуфинал с Литвой. И после этого времени было так мало, что волноваться некогда. Мы почти не спали, столько было положительных эмоций. Утром еще была тренировка — почти на автомате. И вышли на финал. Больше ничего не успели, даже испугаться.

— Испания сразу побежала вперед и стала показывать свой фирменный баскетбол — быстрый, с обилием трехочковых.

— Да, они сразу показали, кто хозяин площадки, получили преимущество очков в 10. А потом, наверное, подумали, что игра и дальше пойдет в таком ритме. А для нас главное, что мы не провалились, не позволили довести отрыв до 15-20 очков. Потому что с таким соперником отыграть такое отставание было бы уже невозможно. Ну и начали понемногу сокращать. Наша задача была затащить их в концовку, а там уже как повезет. Так и произошло — а там уже и удача была на нашей стороне, и грамотные тренерские решения сыграли за нас, и игроки проявили себя.

— Вы стали автором первого дальнего попадания для нашей команды — после семи неудачных попыток других ребят. При этом в первом матче с испанцами вы бросили шесть «трех» и не попали ни разу.

— Нельзя сказать, что я вышел на площадку заряженным именно на этот бросок. Повторюсь, там уже было больше на автомате, на рефлексах. Мы столько времени уже отыграли на турнире, до этого прошли предсезонку. Матчи шли через день. Поэтому решения на площадке принимали на ходу. Не было такого, что я думал: «Через 10 секунд брошу «треху» и забью».

— Уже после победного броска Холдена вы оборонялись против Газоля в последней атаке испанцев. Что произошло в эти две секунды?

— Честно говоря, там на площадке была уже суматоха. Все было очень быстро. Когда со стороны смотришь — там тайм-аут, какие-то еще паузы. А у нас башка уже кипит так, что особо не думаешь. Испанцы проигрывают одно очко, началось владение соперников. Андрей Кириленко, который должен был играть с Газолем, упал. Я вижу это, выбегаю, думаю, надо прыгнуть, накрыть. Была вероятность, что судьи свистнут фол, и я в последний момент руку в локте согнул, чтобы не дай бог не задеть Газоля. Но все равно ему пришлось бросать не по той траектории, как он хотел. И нам очень повезло, что мяч не залетел. Было бы очень обидно, если бы Газоль попал с сиреной.

Сборная России только что обыграла Испанию в финале чемпионата Европы-2007. Фото Getty Images

Сборная России только что обыграла Испанию в финале чемпионата Европы-2007. Фото Getty Images

— Когда-нибудь пересматривали этот победный финал?

— Нет, целиком ни разу не видел. Какие-то отрывки попадались — родители смотрели, друзья смотрят, когда повторяют, сообщения шлют: «Там ваш матч показывают». Но ни разу не включал от начала и до конца.

— Что было после сирены?

— Первые часы — конечно, огромная радость, что стали чемпионами. Мы долго шли к этому титулу. Для меня это был третий чемпионат. Мы обнимались в раздевалке, пришло очень много поздравлений — родные, знакомые, очень многие из них смотрели игру по телевидению. Потом был командный ужин. Мы пошли в ресторан, обсуждали игру, сидели почти до утра. И была такая приятная усталость, потому что мы все лето тренировались, ездили на сборы, и вот к нам пришел такой огромный успех. И вот они, медали, на шее. В общем, класс! Побольше бы таких моментов.

— Медали тяжелые?

— Они были огромные. Испанцы же их для себя готовили (смеется). А пришлось нам отдать.

— А после возвращения в Россию?

— У меня сразу же, через день началась подготовка к сезону в «Динамо». В клубе тогда тренером был Светислав Пешич, особо отдохнуть не давал. Позвонил и сказал, чтобы я завтра выходил. Поэтому в Москве даже как следует не отметили победу с командой — у всех были какие-то дела. Вот только с Антоном Понкрашовым встретились и как следует выпили (улыбается). Потом нас еще пригласили в министерство спорта и там поздравили. И все, начались сборы, рутинная работа.

— Олимпийские чемпионы-1988 стараются регулярно встречаться, отмечать годовщины победы. У вас нет такой традиции?

— Пока нет, может, попозже появится, когда все закончат играть. Но все-таки, Олимпийские игры есть Олимпийские игры, а чемпионат Европы, так скажем, пониже рангом.

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели