Обратная связь

«Мы с Лукашиным стали единым механизмом». Дмитрий Саутин об исторической победе российских прыгунов в воду в Сиднее-2000

Двукратный олимпийский чемпион по прыжкам в воду, единственный в истории прыгун, завоевавший восемь олимпийских наград, Дмитрий Саутин на Играх-2000 добился уникального результата – поднялся на пьедестал почета во всех четырех видах программы. Team Russia предлагает реставрацию событий 20-летней давности глазами как самого спортсмена, так и популярного телекомментатора Дмитрия Губерниева.

Дмитрий САУТИН: «ОЧЕНЬ ХОТЕЛОСЬ ПРЕРВАТЬ КИТАЙСКУЮ ГЕГЕМОНИЮ»

— За полтора года до Игр в Сиднее в олимпийской программе произошло пополнение: в нее были включены синхронные прыжки. Сразу задумались о том, с кем в паре будете выступать?

— Выбор партнеров не был легким. Мой будущий олимпийский напарник по вышке Игорь Лукашин прыгал тогда с представителем воронежской школы Александром Варламовым. У ребят получалось хорошо — на чемпионате мира 1998 года они завоевали бронзу. Я же в «синхроне» на трамплине выступал с пензенцем Василием Лисовским. Но к Сиднею было решено, что пару на трамплине мне составит Александр Доброскок.

— Когда тренерский штаб озвучил эту ротацию?

— После чемпионата России главный тренер сборной страны Алексей Георгиевич Евангулов сказал, что планирует задействовать меня во всех четырех видах. Тогда в свои 26 лет я был полон оптимизма, а золотая медаль Атланты добавляла уверенности и спортивной злости.

В прыжках в воду почти всегда доминировали китайцы. Очень хотелось прервать их гегемонию (мыслишка об этом закралась в голову сразу же после выбора Евангулова). Мне был предоставлен хороший шанс, которым удалось воспользоваться.

— Важным этапом подготовки к Сиднею стал чемпионат мира 1998 года, проходивший в австралийском Перте, не так ли?

— Тогда впервые на суд зрителей были вынесены синхронные прыжки. Новый вид программы пришелся по вкусу требовательной публике, и это дало мощный импульс для их дальнейшей популяризации.

Поверьте, что в любом виде спорта все делается только для удовольствия болельщиков. Иначе зачем нужны новации? Что касается меня, то в Перте я выступал лишь в индивидуальных соревнованиях, выиграв вышку и трехметровый трамплин.

В Австралию мы впервые попали еще в 1995 году на этап «Гран-при». Перед чемпионатом мира-1998 Евангулов уже выстраивал модель подготовки к Олимпийским играм. Был проведен длительный – кажется, чуть больше двух недель — акклиматизационный сбор. Привыкание к местным условиям прошло легко и незаметно.

— С Лукашиным как-то обсуждали контуры будущего союза?

— Просто однажды поговорили и решили попробовать. В 1999 году Игорь еще прыгал с моим другом Володей Тимошининым. На чемпионате Европы в Стамбуле они стали серебряными призерами. Именно Тимошинин принес России вторую лицензию в «индивидуале» для выступления на Олимпиаде в Сиднее. А первую завоевал ваш покорный слуга. Речь идет о десятиметровой вышке.

Но в какой-то момент в карьере Тимошинина произошел перелом. Он решил закончить со спортом, и лицензия перешла к Лукашину. Мы с Игорем победно отпрыгали четыре турнира, а пятым стали Олимпийские игры. Как видите, взаимопонимание и чувство локтя были найдены в кратчайшие сроки. Самое главное, мы дали всем понять, что можем составить достойную конкуренцию китайским парам.

— Не интересовались, почему Тимошинин не дотянул до своей третьей Олимпиады?

— Володя сказал, что напрыгался. Для нас его решение было полной неожиданностью. Возможно, его стали мучить травмы, о которых он ничего не говорил. Зато его отказ открыл дорогу к золотой олимпийской медали Лукашину. Спорт такая штука, что иногда приходится приносить себя в жертву ради победы товарища по команде.

К слову, Тимошинин затем очень быстро влился в тренерское сообщество, а его дочь Юля не только пошла по стопам родителя, но и стала первым номером сборной России на вышке. Сейчас ей нет равных на этом снаряде.

— На трамплине в Сиднее вашим партнером был Александр Доброскок. Почему не Лукашин?

— Конечно, с одним человеком сработаться проще. Но таков был выбор главного тренера сборной, его видение ситуации. С Сашей мы съели на тренировках не один пуд соли, успешно выступив в 2000 году на всех этапах «Гран-при», а также чемпионате России.

Дмитрий Саутин. Фото: Getty Images

Думал только о том, как дотерпеть до конца олимпийского марафона

— Олимпийские игры в Сиднее проходили с 15 сентября по 1 октября. Когда прыгуны отправились в Австралию?

— Точных дат сейчас уже не назову. Но в общей сложности, включая сами Игры, провели в Австралии месяца полтора. Евангулов со свойственной ему скрупулезностью все рассчитал до мелочей. Акклиматизация, кухня, бытовые условия – все было предусмотрено.

— Хоть какое-то беспокойство присутствовало?

— Если честно, то мне даже думать о чем-то другом было некогда. Соревнования в нашем виде спорта продолжались с 22 по 30 сентября, так что распорядок дня был насыщенным. Тренировка, выступление… Добравшись вечером до постели, сразу же засыпал. Хотелось только одного: не поломаться и дотерпеть до финиша этого марафона.

— Во время предолимпийского сбора бытовые условия вас полностью устроили. А как жилось в Олимпийской деревне? Доводилось слышать, что некоторые там испытывали дискомфорт.

— Я человек неприхотливый. Мне все понравилось, а за других отвечать не берусь. Для меня в Сиднее были уже третьи Олимпийские игры, и никогда я не капризничал по поводу расселения или выбора соседа по номеру. В Австралии, кстати, мы жили поодиночке – Алексей Георгиевич расстарался. Нашей делегации был выделен многоквартирный корпус. Душ и туалет общие, а комната в квартире у каждого своя.

— Как был организован досуг команды?

— Восемь лет назад в Барселоне, все свободное время я проводил за игровыми автоматами, установленными в деревне. Тогда это было в новинку. В Австралии же практически каждый вечер проходили собрания, на которых подводили итоги соревновательного дня, анализировали ошибки, проводили восстановительные процедуры. Обязательно поздравляли чемпионов и призеров. Для поднятия духа перед спортсменами выступали знаменитые артисты. В Сидней приезжали Александр Розенбаум и Валерий Сюткин, который, к слову, побывал на трех Олимпийских играх.

— На церемонию открытия ходили?

— Ни на одной из пяти своих Олимпиад я не был на церемониях открытия и закрытия. Дело в том, что на открытие тебя увозят часов за шесть до начала. Это вообще очень сложное и напряженное мероприятие. Потом могут ноги болеть, а зачем эти проблемы за несколько дней до старта? Что касается закрытия, то к этому моменту чувствуешь себя как выжатый лимон. Ни сил, ни желания. Есть другие люди, которые всегда ходят на эти церемонии.

23 сентября 2016 года. Мостар (Босния и Герцеговина). Дмитрий Саутин (второй слева) — судья этапа Мировой серии по клифф-дайвингу.

Прыжки в воду собирали 15 тысяч зрителей

— Соревнования прыгунов в воду открывали 23 сентября синхронные прыжки с десятиметровой вышки. Волнение присутствовало?

— Был особый настрой. О прыжках с Игорем даже не говорили. В то время в бассейне уже были установлены мониторы. Сам можешь после попытки посмотреть, что получилось, а что нет. У каждого из нас был свой тренер, и мы считали, что лишние разговоры только навредят. Мы пытались полностью абстрагироваться от внешнего мира, сохраняя внутреннее спокойствие. Такая манера общения помогла нам не только успешно выступить, но и сохранить дружеские отношения на долгие голы вперед.

— За медали боролись восемь пар, начавшие турнир сразу с финальной стадии. После третьего прыжка в лидеры вырвалась китайская пара Тянь Лян/Ху Цзя. О чем подумали в тот момент?

— Уступив лидерство, духом не пали. Впереди еще были две попытки. Мы ощущали себя легко, а дурные мысли в азарте борьбы просто гнали прочь. Уже четвертым прыжком мы снова обошли соперников, показав высокий коэффициент сложности. Кажется, что в тот момент мы с Игорем представляли собой единый механизм, работавший как швейцарский хронограф.

— В заключительной пятой попытке вы и китайский дуэт показали практически одинаковые баллы, что гарантировало вам победу.

— Главное, что все пять прыжков мы исполнили на хорошем уровне, без помарок. Судьи это приняли во внимание, наградив нас высокими оценками. Было приятно ощущать себя золотыми первопроходцами.

В тот же день на трехметровом трамплине первое место заняли Юлия Пахалина и Вера Ильина. Две золотые медали, завоеванные в первый же день, да еще в дебютных видах, стали настоящей сенсацией. Мы ходили как ошалевшие, а Евангулов просто прыгал от счастья. Я его таким никогда не видел.

— Кто из соперников поздравил с этим выдающимся успехом?

— Сначала в деревне поздравили свои, а затем пришел черед зарубежных атлетов. Мне особенно памятны теплые слова от Ирины Лашко. Если помните, после Перта, где она стала двукратной чемпионкой мира, Ира осталась жить в Австралии. На играх 2004 года Лашко стала бронзовым призером в синхронных прыжках с трехметрового трамплина. В Афинах мы часто пересекались в Олимпийской деревне, да и до сих пор созваниваемся, обмениваемся по скайпу новостями.

— В какой обстановке проходили ваши «золотые» прыжки?

— На Олимпийских играх соревнования всегда проходят в необычной атмосфере, ее ни с чем нельзя сравнить. В Сиднее зал был забит до отказа. Пятнадцать тысяч болельщиков пришли посмотреть на нашу борьбу с китайцами. Это о многом говорит. У меня до сих пор в ушах стоит шум от аплодисментов. Приятно, что на трибунах было много россиян. Нет смысла напоминать, сколько стоит перелет по маршруту Москва — Сидней – Москва. В Австралию приехали настоящие патриоты и ценители большого спорта.

— Стать в 26 лет двукратным олимпийским чемпионом очень круто. Вы ощущали, что находились в расцвете сил?

— Самый сок был в Атланте, за четыре года до этого, когда я стал лучшим на вышке. Тогда здоровье позволяло абсолютно все. В Сиднее на меня было поставлено очень много, и я понимал, что вытащить четыре снаряда будет сложно.

23 сентября 2000 года. Сидней. Дмитрий Саутин (слева) и Игорь Лукашин. Фото: Андрей Голованов, Сергей Киврин,

Китайцы — пример трудолюбия

— На трехметровом трамплине 26 сентября вы заняли третье место. Причем победа ускользнула в последнем шестом прыжке. Что случилось?

— Как говорится, лучшее – враг хорошего. Я задумал прыжок сумасшедшей сложности, который в то время не исполнял никто. Мы с тренером прекрасно понимали, что идем на риск. Если бы поставил более простой прыжок, был бы с золотой медалью. А так… Сначала очень расстроился, но после разговора с Евангуловым успокоился. Впереди еще были два снаряда, а негативные эмоции могли отразиться на дальнейшем выступлении.

— Второе место тогда вслед за китайцем Сюн Ни занял Фернандо Платас из Мексики. Вы ведь с ним хорошо знакомы еще с Барселоны?

— Абсолютно верно. Когда в Испании коротал время за игровыми автоматами, «посеял» свои соревновательные плавки. Пришлось одолжить у Платаса. В Сиднее вспомнили об этом, посмеялись. Мексиканец частенько приезжает на соревнования, проходящие под эгидой «Red Bull». Мы там тоже встречаемся.

После того, как он принес своей стране олимпийскую награду, его сразу назначили министром спорта Мексики. Вот это образцово-показательное отношение государства к людям, пролившим пот и кровь на благо Родины! Всегда рассказываю, как одна-единственная медаль сделала из Платаса человека с большой буквы.

— В синхронных прыжках с трехметрового трамплина вы с Александром Доброскоком стали вторыми, уступив китайскому дуэту больше 30 очков. Что не получилось?

— Считаю тот результат закономерным. По сложности мы проигрывали конкурентам. Прыгали хорошо, слаженно, но программа была легкой. Считаю это исключительно нашей недоработкой. Надо было рисковать, смелее включать прыжки с более высоким коэффициентом сложности. Второе место – результат достойный, но до победы тогда нам было действительно далековато.

— На ваш взгляд, за счет чего можно было побеждать прыгунов из Поднебесной: стальных нервов, мастерства или везения?

— С китайцами можно бороться. Только не надо заваливать свои прыжки. Они обыкновенные люди с такой же психикой, как и у нас. Их главная отличительная черта – умение много работать. В этом с них надо брать пример.

— А если сравнивать школы?

— У китайцев более сильная материально-техническая база. Они долгое время учились у нас, а потом понастроили трамплинов, на которых готовят перспективных спортсменов. Если в России, допустим, в зале два «сухих» трамплина (это сооружения, после прыжка с которых спортсмен приземляется не в воду, а на специальные маты или батут), то у них шесть. В Китае есть бассейны, в которых сразу по две десятиметровые вышки, по две семиметровые, а также по два трехметровых и метровых трамплина. Восемь снарядов в одном помещении. Представляете, сколько спортсменов могут тренироваться одновременно. В Китае, чтобы попасть в сборную, надо обыграть сто человек — не то, что у нас. Надо сильно постараться, чтобы протянуть четырехлетний цикл, когда тебе в спину постоянно дышат молодые конкуренты.

Фото: ridewithpro.com

В Сиднее так устал, что собирался завершить карьеру

— Олимпийский турнир вы завершили 30 сентября бронзовой наградой на вышке, пропустив вперед двух прыгунов из Китая.

— Я был на последнем издыхании. Рука и нога перемотаны бинтами. Если бы еще и голову обмотал, точно выглядел бы как Чапаев.

Завалил третий прыжок финальной серии: уже не мог нормально поставить вход в воду, так как мышцы были забиты. Только молил Бога о том, чтобы дал мне возможность допрыгать и принести своей стране еще одну олимпийскую медаль.

— После заключительной попытки выдохнули?

— Еще бы! Выступлением остался доволен. Как только пришел в себя, сразу начал обзванивать друзей, которые у меня в Москве и Краснодаре. Несмотря на разницу во времени, все смотрели телевизионные трансляции, переживали.

Во время Игр спортсменам подарили по мобильнику известной корейской фирмы. В телефоне уже была сим-карта. Естественно, каждый день звонил только родителям, а вдоволь наговорился уже перед самым отъездом.

— Как отметили окончание Игр?

— В последний день собрались фактически всей сборной уже не существовавшего Советского Союза. За одним столом сидели прыгуны из России, Укр0аины, Белоруссии. Компания была не только большая, но и очень теплая. В Олимпийской деревне действовал сухой закон, но, когда все закончилось, никто никого не ограничивал в передвижениях. Можно было надеть джинсы или шорты и выйти в город. На входе хоть и был весьма жесткий контроль, но русский человек всегда найдет лазейку, чтобы обойти существующие запреты.

— Как прошло возвращение домой?

— Летели чартерным рейсом с посадкой в Сингапуре. В общей сложности около суток. Почти всю дорогу спал. В Шереметьево же нам устроили грандиозную встречу. Болельщики норовили взять автограф, а журналисты интервью.

— Встреча с высшим руководством страны состоялась?

— Конечно. В Кремль пригласили уже в апреле 2001 года, когда спортивные функционеры подбили все итоги. Из рук Президента России Владимира Владимировича Путина получил орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

— Насколько щедро премировали героев Сиднея?

— Автомобилей, как сейчас, тогда не вручали. А вот денежные премии начали выплачивать еще с Атланты. За золотую медаль в Австралии полагалось 100 тысяч долларов. Эту сумму с Лукашиным мы, естественно, разделили пополам. За второе-третье места гонорары были в несколько раз меньше. Почти все заработанные деньги, а их оказалось не так уж и много, вложил в небольшой бизнес, поменял машину.

— Где храните свои многочисленные награды?

— В моей жизни произошло важное событие — наконец-то, переехал в свой собственный дом. На цокольном этаже есть помещение, которое планирую оборудовать под небольшой музей. Пока же медали лежат в сейфе.

— Как сложилась дальнейшая судьба Игоря Лукашина, вашего партнера по «золотому» дуэту?

— Игорь вложился в семейный бизнес, связанный с производством спецодежды. Кроме того, ему очень существенно помогли родители. До сих пор его дело живет и приносит доход. Он резко отошел от прыжков, но общими усилиями мы вернули его в наш спорт. Сейчас Лукашин возглавляет пензенский Центр спортивной подготовки. Еще и получает ежемесячную президентскую стипендию, положенную всем олимпийским чемпионам. С этого года она выросла с 32 тысяч до 52 тысяч рублей.

— А чем занимаетесь сейчас вы?

— Уволился по выслуге лет из рядов Вооруженных сил и пребываю на пенсии, благо армейский клуб не забывает: оставил мне полставки на «гражданке» и приглашает на различные мероприятия. Совсем недавно, по просьбе начальника ЦСКА Артема Валерьевича Громова, посетили закрытие международного турнира по танковому биатлону в подмосковном Алабино. В списке почетных гостей, кроме меня, значились другие олимпийские чемпионы: Станислав Поздняков, Светлана Хоркина, Алексей Немов, Владимир Сальников, Яна Егорян. На торжественной церемонии выступил министр обороны Сергей Шойгу, после чего был устроен праздничный салют.

— Какая из двух золотых олимпийских медалей для вас ценнее?

— Мне чуть дороже та, которую я завоевал в 1996 году. Она принесла мне чувство уверенности, которое я пронес на протяжении всей спортивной жизни. Ведь в США я «профукал» трамплин, но сумел собраться и показать соперникам кузькину мать на вышке.

А вот после Сиднея усталость была просто невероятной. Помню, как уже по возвращении в Россию сказал Дмитрию Губерниеву, что, скорее всего, завершу карьеру. Казалось, что для восстановления потребуются месяцы. Но ничего, потом вернулся, распрыгался на этапах «Гран-при», начав новую главу спортивной жизни.

24 августа 2004 года. Афины. Саутин (справа) — бронзовый призер Олимпийских игр 2004 года на трехметровом трамплине. Фото: Getty Images

Дмитрий ГУБЕРНИЕВ: «ОДНАЖДЫ ВЫПОЛНИЛ С САУТИНЫМ СИНХРОННЫЙ ПРЫЖОК. СОЛДАТИКОМ»

В 2000 году права на показ Олимпийских игр принадлежали сразу четырем телекомпаниям: ОРТ, ВГТРК, Евроспорту и НТВ-Плюс. Телекомментатор Дмитрий Губерниев тогда перешел с ТВЦ на «вторую кнопку».

Обладатель четырех статуэток «ТЭФИ»,  20 лет назад только начинавший восхождение к вершинам телевизионного Олимпа, в Австралию не ездил, но исторический триумф российской пары прекрасно помнит.

— Когда Саутин и Лукашин стали чемпионами, я написал текст, который отдал ведущей «Вестей», — рассказал Дмитрий Губерниев. – В тот день было много политических событий, но новостной выпуск начался именно с информации о победе наших прыгунов.

На стыке двух веков победить китайцев в прыжках в воду могли только сверхнезаурядные люди. Саутин с Лукашиным идеально подошли друг другу, проявив себя, как самые настоящие виртуозы. Они не только гармонировали друг с другом, но и были единым отлаженным механизмом. В мировом спорте эта победа стоит особняком: российские спортсмены задавали тон с точки зрения сложности и зрелищности своих программ. Жалко, что карьера Лукашина не получилась долгой. Саутина та победа вымотала, но он продолжил выступать. Это поступок великого спортсмена.

— Между тем олимпийских чемпионов по прыжкам в воду в России можно пересчитать по пальцам.

— Конечно. Это Саутин (он двукратный), Лукашин и Илья Захаров, выигравший трамплин на Играх-2012 в Лондоне. Мир прыжков в воду уже давно стал китайским, поэтому каждая некитайская победа обсуждается очень широко. Кое-кто даже склонен считать, что в таких случаях китайцы просто подарили золото. На самом деле Дима и Игорь свою медаль высшей пробы добыли достойно. Помню, всех нас тогда переполняли эмоции.

— Вам часто доводилось общаться с Саутиным?

— Мы вместе сделали много передач. Дмитрий был у меня в программе «Сборная России», которая выходила в эфир на канале «Спорт». Более того, мы снимали сюжет, когда я в бассейне ЦСКА исполнил с Саутиным синхронный прыжок. Естественно, стилем «солдатик».

Дима для меня всегда был и останется суперзвездой. Я видел, как его боготворили на Играх-2008 в Пекине. Из-за проблем со здоровьем он уже не мог прыгать с вышки, но на трамплине выглядел потрясающе, завоевав с Юрием Кунаковым серебро в синхронных прыжках.

— Поделитесь сокровенной комментаторской мечтой.

— В 2000 году яркая победа Дмитрия Саутина и Игоря Лукашина послужила толчком к развитию спортивного телевидения. Мы стали пристальнее обращать внимание на спорт высших достижений, на детский и массовый спорт. Увы, у меня нет в активе победного репортажа в прыжках в воду на Олимпийских играх. В Лондоне я комментировал синхронное выступление на трамплине Захарова и Евгения Кузнецова, когда те стали вторыми. Очень надеюсь, что доживу до того дня, когда в честь триумфа нашего прыгуна в воду снова прозвучит российский гимн.

13 августа 2008 года. Пекин. Дмитрий Саутин и Юрий Кунаков — серебряные призеры в синхронных прыжках с трамплина. Фото: Getty Images.

 

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели