Обратная связь

Вячеслав Колосков: «Идею создания футбольной лиги вынашивал еще Лобановский»

Пока в России прерван до лета национальный чемпионат, портал Team Russia начинает серию публикаций, посвященных истории турнира. В первой из них почетный президент Российского футбольного союза (РФС) Вячеслав Колосков делится воспоминаниями о том, как в 1992 году в стране создавалась профессиональная лига.

— Нынешний чемпионат приостановлен логично, — сказал для начала Колосков. — Футбол – часть общественной жизни, и понятно, что, если вводится режим различных ограничений, то уже не до него.

Как переживаете самоизоляцию?

— Прекрасно. Нахожусь в очень комфортных условиях на даче. Гуляю и прохожу в сумме 5-6 километров в день, но за пределы участка не выхожу. А также не забываю перед обедом выпить 50 граммов хорошей 70-градусной чачи для укрепления иммунитета. Ну, может быть, 60 граммов. Это максимум.

— Давайте вернемся назад почти на три десятка лет, собственно, к первому чемпионату России 1992 года. Как тогда создавалась профессиональная лига на фоне распада Советского Союза?  

— Самой первой из союзного чемпионата еще в 1990 году вышла Грузия. Сколько я убеждал Нодара Ахалкаци, в то время президента национальной федерации, оставить в общем ведении хотя бы юношеские турниры! Доказывал: вас никто не признает в ближайшее время, и вы потеряете всякую возможность играть. Но не сумел убедить. Затем Прибалтика ушла. В этом случае я уже никого не уговаривал.

А что касается лиги, то ее создание созрело естественным путем. С одной стороны, за рубежом давным-давно существовали лиги, которые управляли профессиональным футболом, с другой, рычагов управления было очень мало. Вся футбольная организация развалилась. Не стало профсоюзов, а в них было 80 процентов детских футбольных школ. В спорткомитетах расформировали отделы футбола. Появились какие-то структуры, отвечающие сразу и за спорт, и за культуру, иногда еще и медицину.

Встал вопрос, как управлять всем процессом. Чтобы не потерять профессиональный футбол, нужно было образовать Профессиональную футбольную лигу — она в рамках полномочий, полученных от РФС, управляла бы всей жизнедеятельностью клубов. А РФС сосредоточился на законодательных функциях, массовом футболе, сборных.

Такова была идея. Но реализовать ее было довольно сложно. Надо понимать, какая тогда была политическая и социальная обстановка. Кругом вражда, подозрения, борьба с наследием Советского Союза. Кто работал в СССР, того долой. Тяжелая была 8 февраля 1992-го конференция.

У меня была единственная кандидатура – Николай Толстых. Он прекрасно зарекомендовал себя в «Динамо», нашем первом по-настоящему профессиональном клубе. У Толстых уже был опыт работы в маркетинге, привлечении спонсоров. Я три или четыре раза поднимался на трибуну, чтобы убедить голосующих. Много было споров, всяких выкриков. Впрочем, до оскорблений дело не доходило – авторитет еще был высоким, потому что в то время я занимал пост вице-президента ФИФА. В итоге удалось людей убедить.

— В 1992 году из чемпионата вышла и Украина. Она уже тогда была настроена радикально? Участников в итоге добирали из низших лиг: 11 клубов из первой и три – из второй (всего в первом чемпионате России приняли участие 20 клубов, которые на предварительном этапе были разделены на две группы, потом по четыре команды боролись за медали, а остальные – за места с 9-го по 20-е – Прим. Team Russia).

— У меня в памяти не осталось резкого ухода Украины. Сложились хорошие доверительные отношения со всеми руководителями украинского спорта в целом и футбола, в частности. Николай Федорович Фоминых, бывший начальник Управления футбола, был государственным тренером на ставке в нашем спорткомитете. Видимо, политика сработала. Но расстались мы мирно. Ведь не случайно большое количество украинских футболистов играли за так называемую сборную СНГ на Евро-92.

Кстати, УЕФА настаивал, чтобы премиальные, которые мы получим за участие в турнире, были распределены между федерациями сообразно их вкладу – в зависимости от того, сколько игроков они делегировали.

— Считается, что создание лиги инициировали руководители пяти московских клубов, возражавшие против включения в чемпионат команд из бывших союзных республик с гарантированными местами. Как это прокомментируете?

— О необходимости появления лиги давным-давно говорил Валерий Васильевич Лобановский. Он в свое время даже обсуждал этот вопрос с Егором Лигачевым (член Политбюро ЦК КПСС в 1985-90 годах – Прим. Team Russia).  Мне идея запала в память. Собрал руководителей клубов – и мы нашли взаимопонимание.

— А кто с кем играть не хотел?

— Патриарх московского «Спартака» Николай Петрович Старостин убеждал, что летать на Дальний Восток — разорение. Я отвечал, что это тоже территория России. Приходилось доказывать очевидные вещи.

В итоге первый чемпионат России стартовал 23 марта 1992 года и стал единственным, прошедшим с участием 20 команд. С тех пор турнир несколько раз менял название и формат, перешел на систему «осень-зима». А всего в элитном дивизионе за прошедшие годы выступали 49 клубов из 33 различных регионов страны.

Поделиться с друзьями

Комментарии

Видео

Перейти к верхней панели