Обратная связь

Александр БОЛЬШУНОВ: «ГУБЕРНИЕВ ОБЪЯВИЛ, ЧТО МЫ ДОПУЩЕНЫ НА ОЛИМПИАДУ. А Я – В БОЛЬНИЦЕ!»

Победитель Тур де Ски, один из лидеров сборной России по лыжным гонкам, призер Пхенчхана-2018 и ЧМ-2019 вспоминает детство, свои первые Олимпийские игры и объясняет, почему у него нет звездной болезни.

МЕЧТАЛ ПОЕХАТЬ В СОЧИ-2014

— Когда вы были маленьким, могли себе представить, что будете многократным призером Олимпийских игр?
— Где-то классе в четвертом, когда я узнал, что Олимпийские игры пройдут в Сочи, у меня было большое желание на них попасть. Я посчитал про себя: так, я буду в одиннадцатом классе, 16-17 лет, по идее, должно получиться. Теперь понимаю, что это совсем еще не тот возраст, в котором можно бороться на высоком уровне.

— Кто привил вам любовь к спорту?
— Мы с отцом постоянно на лыжах катались. Он впереди по лесу, а я — за ним. Летом также кросс бегали, играли в волейбол или баскетбол. Каждую осень мы с папой делаем лыжню. Даже сейчас я могу зимой приехать домой и она всегда готова, укатана — катайся без проблем.

— Какой была бы ваша жизнь без лыж?
— После девятого класса мне нужно было выбрать: либо я там отдаюсь спорту и занимаюсь лыжными гонками, либо учусь. Я решил, что занимаюсь лыжными гонками, тренируюсь, поступаю в школу олимпийского резерва, чтобы как можно меньше отвлекаться по учебе и так далее.

Александр Большунов принял участие в совместном проекте Team Russia и компании Siberian Wellness «Сила в твоих руках»

БОЯЛСЯ, ЧТО НЕ УСПЕЮ ПОДГОТОВИТЬСЯ К ОЛИМПИАДЕ

— В какой момент начали следить за историей с допингом и возможным отстранением российской сборной от Олимпиады в Пхенчхане?
— В начале олимпийского сезона, когда начал бегать на этапах Кубка мира. Помню пресс-конференцию, на которой объявляли, будет ли Россия участвовать в Олимпийских играх или нет. Мы тогда собрались все вместе и онлайн смотрели — было очень волнительно и совершенно непонятно. Вроде ехать можем, но без флага и гимна. Вроде все понимают и знают, что ты бежишь не только за себя, но и за Россию, но слово «Россия» упоминать при этом нельзя.

— Страна тогда разделилась на два лагеря: кто-то говорил, что надо ехать в любом случае, кто-то считал, надо отказаться выступать под нейтральным флагом.
— На мой взгляд, важно было ехать, доказывать, что русские спортсмены сильные, и даже в таких ситуациях они могут бороться и показывать высокие результаты.

Александр Большунов и Денис Спицов празднуют серебряный успех в командном спринте на ОИ-2018. Фото: Андрей Голованов, Сергей Киврин.

— Как реагировали на критику?
— Я не обращал на это внимания. Для спортсмена эти Игры могут оказаться единственными в карьере. Через четыре года, неизвестно, будет ли он еще бегать. Он готовится, можно сказать, всю жизнь к этим соревнованиям и бежит не за другую страну, он бежит так же за Россию.
Мне пришлось больше переживать за то, поеду ли я в целом на Олимпиаду. Я лежал в больнице c ангиной и температурой под 39. Ночью не мог спать, потому что вздыхал — и сзади боль была. Я просто вставал, выходил из палаты и бродил ночью. В голове была только одна мысль: успею ли я подготовиться?
Помню, на «Матч ТВ» Губерниев объявил: «Появились первые допущенные: Червоткин, Большунов». А Червоткин и Большунов лежат в больнице.

— Был страх, что не успеете подготовиться?
— Да. Я уже себя чувствовал здоровым, но из больницы меня не отпускали. Я угрожал побегом. Понимал, что уже нужно ехать и начинать тренироваться, и если сейчас я еще один-два дня пробуду в больнице, то потеряю несколько дней подготовки к Олимпийским играм. Юрий Викторович (Бородавко, личный тренер Большунова. — Прим. Team Russia) уговаривал: «Ну, давай еще день полежишь. Если сейчас уедешь и заболеешь, будет еще хуже. Еще денек, а потом ты улетишь там на сбор». Кое-как договорились и, можно сказать, из больницы мне пришлось сбежать.

— И вот вы в Пхенчхане…
— Если честно, для меня Олимпийские игры просто пролетели, одно мгновение и все. У меня даже нет фотографий на телефоне с Олимпийских игр. Очень все быстро.
Единственное запоминающееся — это моя борьба с тренером по телефону. Его на Олимпийские игры не допустили и он меня по телефону наставлял: «Тебе нужно отдохнуть перед пятьюдесятью километрами, не бежать пятнадцать километров коньком». И я очень переживал на этот счет: понимал, что и в этой гонке могу бороться за призовую тройку.

— Насколько тяжело было без тренера?
— Возможно, его подсказок как раз и не хватило на пятидесяти километрах, чтобы все-таки выиграть золото.

— «Полтинник» был для вас главной дистанцией?
— 50 км — это королевская дистанция, потому что там можно показать все, что ты натренировал. Только если ты — железный человек, если у тебя есть характер, ты сможешь добиться результата.

ЕСЛИ ЗАЗВЕЗДИЛСЯ, МОЖНО ЗАКАНЧИВАТЬ СО СПОРТОМ

— Получается, вы — железный человек?
— Полужелезный. Пока еще нужно потренироваться, чтобы стать полностью из железа.

— Как изнутри воспринимаются эти два с половиной часа, которые длится гонка?
— Спокойно. Можно сказать, как обычная 15-километровая гонка, только в несколько раз длиннее. И готовиться к ней нужно по-другому — иначе питаться, раскладывать силы по дистанции.

Победа на этапе Кубка мира в Лиллихаммере — первое золото Александра Большунова в этом сезоне. Фото: Getty Images.

— Насколько важно думать и анализировать во время такой гонки?
— Это главное. Если бежать бездумно, то можно и не финишировать — просто вырубит или накроет так, что будешь пешком идти часа три. К примеру, на Тур де Ски я выбрал неправильный темп, и когда подъем в гору был, я просто заползал в него и не мог ничего поделать. Залез в такой кислородный долг, что мышцы просто горели, буквально бери и падай без сил. Если перебираешь со скоростью и темпом, то очень тяжело потом его поддерживать, а ведь нужно, чтобы остались силы побороться на финише.
На этой дистанции приходится рассчитывать, как пройти подъем, с какой скоростью разогнаться на спуск, поймать поток соперника. Со стороны кажется, что просто бежишь пятьдесят километров и ни о чем не думаешь, а на самом деле все не так просто.

— Когда в Пхенчхане-2018 финишировали вторым, какие мысли были в голове?
— Хотелось палки сломать — до того было обидно. Старался сдержать себя, чтобы не выплеснуть злость наружу.

— Но вы ведь совершили настоящее чудо — четрые медали!
— Об этом, честно, я не думали ни тогда, ни после. Ну, нет у меня такого, чтобы я как-то вспоминал или думал насчет того, что я сделал что-то сверхъестественное. На самом деле, если такие мысли и появляются — я им сразу до свидания. Мне кажется, вспоминать и считать медали нужно после завершения карьеры.

— Звездой себя не чувствуете?
— Нет. Потому что не звезда. Есть спортсмены, которые добивались более высоких результатов, и у них больше медалей. Я не даю себе права зазвездиться. Если расслабишься, то все — можно сразу заканчивать со спортом.

Перейти к верхней панели