Обратная связь

Дина и Арина АВЕРИНЫ: «ОДНАЖДЫ РЕШИЛИ ЗАКОНЧИТЬ КАРЬЕРУ. А НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ПОШЛИ НА ТРЕНИРОВКУ»

Большое интервью чемпионок мира по художественной гимнастике - о победах, боли, будущем и невидимой связи между сестрами.

В ДЕТСТВЕ ССОРИЛИСЬ, БЫВАЛИ ДАЖЕ ДРАКИ

— Как обычно вы отвечаете на один из самых часто задаваемых вопросов: скажите, как вас отличить?
Арина: Никак. Ну, реально, я не знаю. Кто-то по родинке, кто-то по глазам, кто-то по бровям. Кто-то по форме лица.
Дина: На соревнованиях нас отличать проще: у меня один колосочек, у Арины — два.
Арина: А кто долго общается, отличает по характеру.

— Они у вас разные?
Арина: Да! Вообще противоположные друг другу. Я — мягкая, Дина — строгая.
Дина: Ангел и Демон.

— Кто кого в детстве больше обижал?
Арина: Дина жаловалась больше на меня.
Дина: Мы в детстве, мне кажется, всегда ссорились. Драки даже бывали. Вообще по любому поводу: кто будет нести ключи, кто первый и тому подобное.
Арина: А сейчас это в голове не укладывается — ну как можно поссориться из-за ключей.

— Вы помните день, когда пришли в художественную гимнастику?
Арина: Нас привела мама, потому что сестра уже тренировалась. Честно, я не помню вообще первый день. Но мама рассказывала, что мы носились по залу — то на шведскую стенку залезем, то слезем и опять бегаем. И даже тренер к этому отнеслась как-то, мол, ну, ладно, бегают — и пусть бегают.
Дина: А потом нас попросили сесть на шпагат. Ну, мы и сели. И так легко — все мучаются, а мы раз-два и сели. И дальше побежали.

— Когда пришло понимание, что спорт – это всерьез и надолго?
Дина: На сборах в Хорватии. Мы тогда были с первым тренером, Ларисой Беловой. Там мы поняли, что надо уже двигаться дальше. Приехали домой и сказали: «Мама, папа, мы едем в Москву». Они сначала испугались и даже расстроились: как так?
Арина: Детей одних отправлять в Москву…
Дина: А потом сказали: «Ну, ничего. Если не получится, мы заберем и будете дальше учиться».

Дина и Арина Аверины приняли участие в совместном проекте Team Russia и компании Siberian Wellness «Сила в твоих руках«

— Насколько тяжело было первое время без родителей?
Арина: Да, сложно было. Но, во-первых, помогало то, что мы были вдвоем. А во-вторых, мы практически всех детей, которые тренировались с нами, знали — на соревнованиях встречались, немного общались.
Дина: И как раз в этот момент мы перестали ссориться. Поняли, что надо помогать друг другу, потому что родителей нет, мы уже должны сами за собой следить.

КОСМИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ

— На какой самый большой срок вы расставались?
Арина: Когда Дина была в Японии (на клубном чемпионате мира), а я в Москве. Получается, десять дней.

— И как вы пережили это?
Арина: Все время на телефоне.
Дина: Я писала Арише и засыпала. У меня как раз была тренировка в этот момент. Потом я вставала где-то в пять утра, а Ариша как раз таки ложилась, по московскому времени. Я ехала на тренировку, выступление, а когда заканчивала, вставала Ариша. И опять общаемся на телефоне.

— Во многих интервью вы рассказываете, что между вами буквально фантастическая связь.
Дина: Первый раз мы это почувствовали, когда были маленькие. Вот, у Ариши, например, заболела правая нога — буквально через день и у меня тоже, хотя я ничего такого не делала. Сначала нам не верили: «Как так у вас может болеть одна и та же нога…» Да, и так же болеем — сначала я, потом Ариша или наоборот.

— В какой момент вы перестали смотреть за выступлениями друг друга?
Арина: В Берлине. В 2016 году.
Дина: Был Кубок мира. Ариша выступала во втором потоке, и я ее выводить начала. Она делала обруч и на протяжении всего упражнения я стояла рядом с Верой Николаевной, и прямо кричала, садилась, двигалась. Словом, дергалась. И это Вере Николаевне, конечно, мешало — она привыкла просто спокойно сосредоточенно стоять. А тут я туда-сюда ношусь, ору. И она сказала: «Дина, все, ты больше не будешь со мной выводить. Ты мне мешаешь, это все передается Арише. Ты должна спокойно стоять». После этого мы перестали.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Чемпионат России 2019 года — завершен ??? ОГРОМНОЕ СПАСИБО ВСЕМ зрителям, которые присутствовали в зале и поддерживали нас, всем болельщикам, которые не смогли находиться в зале, но были по ту сторону экрана, всем тем, кто с нами уже на протяжении стольких лет вместе??Это наша общая с вами победа ❤ Спасибо большое Ирине Александровне за внимание, поддержку и возможность выступать в этом прекрасном новом зале, нашему любимому тренеру Вере Николаевне, нашему любимому постановщику Ирине Борисовне, нашему волшебному доктору Владимиру Алексеевичу, Веронике Борисовне, судьям и всей нашей большой гимнастической команде ✊???✊??? #дальшебольше

Публикация от Arina and Dina Averins️️️️️ (@arishadina1998)

— И как теперь поступаете? Если одна из вас выступает, где в этот момент находится вторая?
Арина: На чемпионате мира в Баку когда Дина выступала, я старалась уйти подальше в зал так, чтобы не слышать музыку. Я ведь знаю все ее упражнение, все акценты, что за чем идет. Получается, я мысленно прохожу с ней упражнение.

— Это действительно так передается?
Дина: Какая-то космическая связь. Например, на чемпионате мира, помню, вроде хорошо начала булавы делать, а во второй часть, понимаю, что меня начинает потрясывать. Я не знаю, почему. Наверное, ты переживала как раз из-за финала?
Арина: Конечно, я переживала, потому что я выступила не очень, и понимала, что сейчас золотая медаль может у России уйти.
Дина: Вот. И мне это передалось.

— Вспоминаете часто драматичные эпизоды соревнований? Например, с порванной лентой у Арины на чемпионате мира-2018?
Арина: Даже вспоминать не хочется — зал просто ахнул…Я начала выступать со своей лентой, но на ней завязался бантик. Попробовала развязать — не получилось. В таком случае лучше поменять. Я поменяла. Делаю, делаю, дохожу до риска, бросаю — и понимаю, что-то не то: лента на полу, палочки нет. Поворачиваюсь к Ирине Александровне, а она тоже стоит и не понимает, что произошло. Со мной первый раз такое случилось, я даже не знала, что делать. Положила ленту и пошла за второй запасной. Дальше у меня шел еще один риск, и я уже молилась, чтобы эта ленточка не оторвалась, чтобы доделать до конца.

— Вам важно знать свои оценки?
Арина: Мне нельзя.
Дина: А я, наоборот. Ирина Александровна об этом знает и в многоборье на чемпионате мира она мне сообщала оценки и говорила, у кого сколько.

— Как получилось, что у вас нет внутренней конкуренции?
Арина: Мы радуемся и поддерживаем друг друга. И мотивируем, что ли. Я, например, всегда стараюсь тянуться за Диной.
Дина: А я за Аришей. То есть мы вот так поднимаемся, поднимаемся. Но в детстве — да, я завидовала Арише, обижалась, я даже плакала.
Арина: Обижалась, если я первое место займу и даже могла со мной первое время не разговаривать.
Дина: Дело было на Спартакиаде. Ариша заняла первое место, я второе. И тогда к нам родители приехали, нас встречать, я их увидела и начала плакать. Они спрашивают, что случилось, а я отвечаю: «я проиграла, я заняла второе место. И мама мне тогда объяснила: «Ариша выиграла, ты должна радоваться за нее. И за себя, что ты вторая, а не третья, не пятая. А ты плачешь. Представляешь, как Арише обидно? Она выиграла, но не может порадоваться своей победе, потому что ты плачешь». Так мама меня научила, что надо всегда радоваться победе сестры.

— А как же ваши родители смотрят финал личного многоборья?
Дина: Родители больше за Аришу переживают.

— Почему?
Дина: Родители объясняют так: вот ты выходишь, и прям видно, что выходишь смело, уверена в себе, и настроена буквально рвать всех, а за Аришу все-таки переживаем. Мне даже кажется, я больше за себя переживаю, чем за меня родители. И в комментариях в соцсетях иногда то же самое читаю и думаю: на самом деле у меня такое происходит в голове, но все думают, что я какой-то робот, а на самом деле я тоже переживаю.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

С Днём Семьи?❤️?

Публикация от Arina and Dina Averins️️️️️ (@arishadina1998)

— А на самом деле, что происходит в момент, когда вы выходите на ковер?
Арина: Разные мысли, но обычно как-то на автомате. Я не замечала за собой, что я думаю о чем-то. Когда в многоборье на чемпионате мира я выходила на булавы, это последний решающий вид, Ирина Александровна сказала: «Ты должна получить такую-то оценку, чтобы остаться на втором месте». И я тогда подумала: надо настраивать себя не на то, что мне надо получить определенную оценку, а просто хорошо все сделать, закончить достойно этот турнир, выступить для зрителей, для себя, для тренеров, в свое удовольствие. И я вышла и все получилось очень удачно.

— Само упражнение пролетает за секунду или длится, как в замедленной съемке?
Арина: Ирина Александровна обычно говорит: «Если ты вошла в поток и чувствуешь, что по музыке опаздываешь, оставайся в потоке, и тогда музыка замедляется». И ты успеваешь доделать упражнение. Вот это на самом деле было пару раз.

— А бывает такое, что вы чувствуете, что сейчас уроните предмет, например, или совершите ошибку?
Арина: Нет, главное — не думать, что уроню. Когда начинаешь думать, как поймать, как бы подстроиться, как бы что-нибудь такое сделать, сразу же случается ошибка. Надо все так делать одно за другим, без пауз.

— Прошедший чемпионат мира завершился для России триумфально — наша команда выиграла восемь золотых наград из девяти возможных. Пять из них — на счету Дины, у Арины серебро в многоборье и в упражнении с мячом. Когда все закончилось, вы выдохнули?
Арина: Да. Подготовка была сложной, да пять дней выступлений — тоже очень тяжело. И морально, и физически. Выдохнули, отдохнули, с новыми силами снова за работу.

ЕСЛИ НИЧЕГО НЕ БОЛИТ, ЗНАЧИТ, ТЫ УМЕРЛА

— Говорят, что вы просто железные люди, и вас даже не надо было никогда заставлять соблюдать режим.
Дина: Это правда. Тусоваться мы не любим, любим тихую спокойную компанию. Некомфортно даже когда много людей собирается. Если идем с родителями в ресторан или еще куда-то, всегда говорим: можно мы лучше где-нибудь в сторонке побудем?

— Гимнастика только с виду легкий и воздушный вид спорта, а на самом деле, ведь один из самых жестких. Бывают дни, например, когда у вас вообще ничего не болит и не беспокоит?
Арина: Нет. Если ничего не болит, значит, ты уже умерла (смеется).
Дина: Либо мышца болит, либо голова, пальчик — что-то да болит все равно. У всех спортсменов все болит.

— Помните какие-то случаи, когда плакали на тренировках, потому что ничего не получалось?
Дина: Да, было. На чемпионате мира в последний раз. Это была не тренировка, а подготовка к соревнованиям. Шел третий день соревнований, мы выступали с булавами. Делаю прогон — и тут у меня заболела правая нога. Старая травма. Но мне было настолько больно, что я вообще не могла ходить. И я плакала.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Lash Out?

Публикация от Arina and Dina Averins️️️️️ (@arishadina1998)

— Самый сложный момент в карьере?
Арина: Был момент, когда мы хотели закончить вдвоем. Это было в 2018 году, где-то апрель, май…

— Почему?
Дина: Было уже тяжело терпеть боль, ничего не получалось. Помню, мы тогда не ездили на соревнования, а лечились. И все равно травмы — одна за другой. Я без соревнований жить не могу — это адреналин такой. А тут месяца два без выступлений, да и тренировок нет нормальных — я просто в зал ходила, тянулась, уходила.

— Арина почему поддержала вас? Тоже были травмы в тот момент?
Арина: Да у меня постоянно какие-нибудь травмы. Тоже был момент, когда хочешь все делать в полную силу, а тебе и нельзя и еще больно к тому же.
Дина: В итоге мы даже позвонили родителям, мол, мы закончили, возвращаемся домой. Они удивились, но сказали, что всегда нас ждут…

— Что было дальше?
Арина: На следующий день пришли на тренировку.

— Почему вы решили остаться?
Дина: Подумали: а что мы будем делать? Это во-первых.
Арина: А во-вторых, мы столько уже всего прошли, и сейчас все бросать, останавливаться… Какой смысл?

— Вере Николаевне вы успели сказать?
Дина: Мы сказали: «Вера Николаевна, мы больше не можем. Мы, наверное, закончим, не придем завтра на тренировку». Так было не в первый раз. Он обычно отвечает: «Вы уже взрослые, решайте сами. Не буду вам мешать».

ТРЕНЕРАМИ НЕ БУДЕМ, ПОЙДЕМ НА ЭКОНОМИЧЕСКИЙ

— Вы можете себе представить, что у вас будут разные жизни?
Дина: Пока нет. Почему-то мне представляется, что я буду жить спокойно, а Ариша мне будет всегда звонить и писать там: «Дина, а где это лежит? Дина, а что ты сегодня будешь делать? А что ты сегодня будешь кушать?». Ну, почему-то вот так вот мне пока представляется.

— Это представление, скажем так, о далеком будущем, уже после художественной гимнастики. Вы уже задумывались, чем хотите заниматься в будущем?
Арина: Пока планируем пойти учиться. А дальше — как пойдет. И у кого что пойдет

— Учиться на тренера?
Арина: Точно не тренером. Хотим на экономический факультет.
Дина: Нельзя прямо так обрубать, но тренером пока быть не хочется. Мне кажется, я буду очень строгой, злой, и от меня все сбегут. И в то же время мне жалко детей. Что на них кричат, тянут, они плачут.

— Чего боятся сестры Аверины?
Дина: Ариша боится темноты, высоты, замкнутого пространства и насекомых. Я боюсь летать. Стараюсь сразу ложиться спать, и все.

— А в спорте какие-то страхи остались? Проиграть не страшно?
Дина: Не бывает страшно, скорее, волнительно. А проигрывать тяжело психологически.
Арина: Ну, это тебе тяжело осознать — человекe, который практически все выигрывает.
Дина:Не все.
Арина: Дина может прямо еще дня два переживать.

— Вы пересматриваете свои выступления?
Арина: После соревнований, мы смотрим, анализируем.
Дина: Иногда включаем на большом экране в Новогорске, в зале, и вот прям замедленные съемки пересматриваем с Ириной Александровной и отрабатываем ошибки.

— Нравится смотреть на самих себя?
Арина и Дина: Нет.
Арина: Вообще ужас.
Дина: Я вообще не могу на себя смотреть, потому что я столько сразу же ошибок вижу, и я понимаю Ирину Александровну, которая нам говорит ошибки, замечания. Вроде, когда делаешь —все нормально, где там исправить? А когда смотришь…

— В процессе выступления, вы чувствуете, что здесь — минус десятая балла, а где-то, наоборот, хорошо?
Дина: Да, я сразу же считаю. Например, здесь что-то не получилось, это я не сделала — ага, надо где-нибудь ускориться, чтобы в конце успеть что-то сделать подороже, или скрутить побольше.

— Невероятно! И вы успеваете просчитать?
Арина: Да, еще со школы. Ирина Александровна говорит всегда, например: «Крути поворот три, четыре круга, иначе там тебе снимут две десятых, там еще две десятых, могут и там две десятых.

— Как вы думаете, если бы вдруг не было художественной гимнастики, чем бы вы сейчас занимались?
Арина: Фигурным катанием.

— Все равно спортом?
Дина: Да.

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели