Обратная связь

Елена ИСИНБАЕВА: «СЕРЕБРО В АФИНАХ-2004 ДЛЯ МЕНЯ БЫЛО РАВНОСИЛЬНО СМЕРТИ…»

Большой разговор с Еленой Исинбаевой - о победе в Афинах-2004, рождении детей, недопуске в Рио-2016 и большом счастье.

СЧАСТЬЕ ДЛЯ МЕНЯ — ПОНЯТИЕ КОМПЛЕКСНОЕ

—  Ваши самые счастливые воспоминания детства?

— Я бы разделила детство на две части — спортивную и обычную, поскольку я с пяти лет в спорте. Если говорить о первой составляющей, то самыми яркими моментами были показательные тренировки. Приглашались родители, они выстраивались на балконе и мы впервые показывали им новые элементы, которые долго до этого разучивали с тренером. Если тебе удалось сделать элемент и устоять на ногах, за это давали шоколадку. Бывали дни, когда я прямо с мешком шоколадок уходила. А я ведь очень люблю сладкое… Если говорить об обычно жизни, как и все, наверное, девочки, я очень любила наряжаться. Мы с сестрой очень ждали, когда пойдем к кому-нибудь в гости, чтобы надеть красивое платьице, носочки белые, почувствовать себя принцессой.

— И это было чистое счастье?

— Да. Счастье получить то, о чем мечтаешь. Ведь шоколадка, которую ты заработала сама, была гораздо вкуснее тех, что иногда покупали родители в детстве. А любимое платье не разрешали надевать каждый день, чтобы не порвать и не испачкать его, поэтому радостью было надеть его по особому случаю.

ВИДЕО

— Недавно вы принимали участие в совместном проекте Team Russia и Siberian Wellness «Сила в твоих руках», где много говорите о счастье. Что такое счастье для Елены Исинбаевой сейчас?

— Видеть счастливыми своих родных. Я не могу быть до конца счастливой, если у моей сестры или папы проблемы, если у супруга или его семьи что-то не так, если у детей, с которыми мы работаем, не все в порядке. Для меня это комплексное понятие. Мое индивидуальное счастье не доставляет мне полной радости. Ну, и, конечно же, достижения моих детей — это большое счастье.

— Неужели вам совсем ничего не нужно для личного счастья?

— Пожалуй, иметь возможность реализовать все, что я хочу. У меня огромное количество планов, связанных с моим личным ростом, с проектами моего благотворительного фонда, с работой в Международном олимпийском комитете. И, конечно, хочу, чтобы эти планы реализовались. Я счастлива, когда мне удается найти инвестора для реализации своего проекта, я этого человека готова обнять и расцеловать. Он становится таким родным, что не сможет от моей любви скрыться, даже если сильно захочет (смеется).

Я очень рада, когда мне удается донести до своих коллег в МОК свою идею и она находит отклик. Для меня счастье — это быть полезной обществу и подрастающему поколению.

В МЕДАЛЯХ БЕЗ ДЕТЕЙ МАЛО СЧАСТЬЯ

— Были детские судьбы, которые особенно зацепили?

— Самое печальное для меня, когда дети живут в детских домах или в социальных учреждениях, имея родителей. И вообще все, что связано с так называемыми неблагополучными семьями. Ведь дети любят своих родителей, какими бы они ни были, для них мама и папа — святые люди. И на наших соревнованиях мы порой видим таких ребят, видим их родителей, которые пришли поболеть и очень гордятся их достижениями. Мы понимаем, что поднять детей им будет тяжело, что у них не все благополучно. Но внутри все же появляется надежда: а вдруг что-то может измениться, вдруг мы можем помочь.

— Можно почувствовать счастье, даже соприкасаясь с такими историями?

— Хочется дать таким детям импульс, передать свой опыт — как бороться с трудностями, как мечтать, как достигать целей. Мы начали работать с детским домом в Волгограде в 2013-м году и задавали ребятам вопрос: «О чем вы мечтаете?». Многие просто не знали, что сказать: «Ну, не знаю». Мы об этом не задумываемся, потому что у нас есть поддержка семьи, какие-то цели ставят родители, потом появляются свои. А у этих малышей такого нет. Мы провели большую методическую работу, чтобы научить их мечтать, ставить цель и показывать, как ее добиваться. И по прошествии семи лет приятно видеть, что дети меняются. Они чему-то сами научились, передают детям помладше.

— Вы когда-нибудь плакали от счастья?

— Я всегда плачу от счастья. После рождения детей стала просто такой жуткой плаксой и очень сентиментальной. Понимаю, что на мероприятиях это порой выглядит довольно странно, но когда слышу слова благодарности от подопечных нашего фонда, когда вижу их успехи, просто не могу сдержать эмоций. А когда речь заходит о своих детях, то и подавно. Мы с супругом их так воспитываем: «друг за друга вы должны стоять горой», поэтому если я Еву ругаю, Добрыня обычно подойдет, обнимет ее и говорит мне: «не надо ее обижать! ». И наоборот. И даже такая ситуация может меня растрогать до слез.

—  Помните моменты, когда дети появились на свет, когда вы увидели их впервые?

— Да, помню… Я плакала… Когда я была беременна Евой, врач советовал сделать кесарево сечение,  а я была категорически против. Я же собиралась в Рио-2016, и для того, чтобы у ребенка был лучше иммунитет, чтобы он быстрее восстановился да и вообще был потом в жизни более целеустремленным, хотела родить сама. При любых обстоятельствах. Доктор понял, что отговаривать меня бесполезно. И вот дочь лежит на мне, заходит Никита (муж Елены — прим. Team Russia), а я ему говорю: «Не понимаю, что за строение такое у человека: была в животе, стала на животе. Буквально минуту назад не дышала и теперь вот лежит и дышит».  Чувства были очень странные. А когда родился Добрыня, там уже все было понятно: «Сынулечка, красотулечка». Тут Никита тоже там его схватил: «Сын!». Это моменты абсолютного счастья, они дороже любой золотой медали. В медалях без детей — мало счастья. Впрочем, и дети без медалей не сделали бы меня счастливой в полном смысле слова.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Чем ближе рождение ребёнка, тем чаще мне хочется ходить в зал. Такой вот эффект «гнездования» у меня ?

Публикация от Yelena Isinbaeva (@isinbaevayelena)

— Дети знают, что мама — олимпийская чемпионка?

— Когда было десять лет мировому рекорду — 5,06, который я в Цюрихе установила в 2009 году, — мы всей семьей собрались, сели на диван, включили мой прыжок и смотрели. Добрыня пока не понимает, а Ева сказала: «Мама, так вот как ты прыгаешь! И что, тебя никто не побеждал?» — «Нет» — «И что, ты была чемпионкой всегда?» Я говорю: «Да, Ева, всегда. Потому, что я трудилась». И она, такая еще маленькая, пытается это все осознать. Поэтому я рада, что у меня все сложилось в спортивной карьере, и весь этот опыт я могу передать своим детям и подрастающему поколению.  И не так важно, пойдут они в спорт или нет.

В АФИНАХ ГОВОРИЛА СЕБЕ: «БОЖЕ, КАКАЯ ТЫ ТРЯПКА!»

— Самый счастливый момент в спорте?

—  Первый — это, пожалуй, победа на Олимпиаде в Афинах. Поскольку это была моя первая золотая медаль, и были спорные моменты, и фаворитом была другая девочка. Я знала, как болеют за меня родители, соседи — по большому счету, это не только моя победа, но и всех, кто в тот момент был рядом со мной. Помню почти сразу звонила маме: «Мама, я победила». А на том конце уже слезы: «Да мы видели, доча!». Как оказалось потом, весь двор не спал, все праздновали, это было какое-то народное гуляние, все так радовались за меня… Мне так нравится, так приятна эта объединяющая сила побед, мне нравятся дарить радость людям — которых знаю, и которых не знаю. Это какое-то всеобъемлющее, полное счастье.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Афины. 2004 год. Мне 22. Я не была фавориткой на этой Олимпиаде, я знала что все ждали победы от моей соперницы, но только не я. ⠀ Я знала что это мой момент истины, если не сейчас, значит никогда! Я помню как мы с тренером готовились к нашей победе, сколько нам пришлось пройти, сколько работать… Глядя на эти кадры, уже исторические кадры, я не верю что так быстро пролетело спортивное время, так быстро и стремительно меняется жизнь. Сегодня я уже дважды мама и супруга, но жажда побед, желание впитать энергию зрителей, желание пробежать круг почёта с флагом своей страны после победы на Олимпиаде, будет преследовать меня всю жизнь! Однажды испытав эти эмоции, невозможно их забыть и не хотеть испытать вновь… ⠀ Меня это видел очень заряжает с утра на » подвиги». А вас заряжает? ? ⠀ Athens. 2004 I’m 22. I was not a favorite at this Olympics, I knew that everyone was waiting for victory from my opponent, but not me. ⠀ I knew that this was my moment of truth, if not now, it means never! I remember how the coach and I were preparing for our victory, how much we had to go through, how much to work … Looking at these frames, already historical frames, I do not believe that sports time has flown so quickly, life is changing so quickly and rapidly. Today I’ve already twice been a mom and a spouse, but the thirst for victories, the desire to absorb the energy of the audience, the desire to run the circle of honor after winning the Olympics, will haunt me all my life! Once having experienced these emotions, it is impossible to forget and do not want to experience again … ⠀ Who remembers my performance in Athens? Who was at the stadium? ? #исинбаева#isinbaeva

Публикация от Yelena Isinbaeva (@isinbaevayelena)

— Если вернуться в сектор и в тот момент, когда Евгений Васильевич Трофимов кричит вам: «Пропускай!»…

— У меня даже мурашки… Я села, понимая, что у меня еще есть где-то пара минут в запасе, пока соперницы отпрыгают. Я накрылась полотенцем и просто рыдала и думала: «Боже, какая я тряпка! Да как со мной могло такое произойти?! Я же так старалась, у меня мировой рекорд… Я должна победить на этой Олимпиаде! Я не могу проиграть!». Серебро в 2004 году для меня было действительно было равносильно смерти. Я выплакалась и поняла: у меня есть попытка, а значит, я еще не проиграла! Я вышла в сектор, выдохнула и побежала, чувствую, шест держит, все правильно делаю… В прыжке есть такой момент: когда делаешь переворот, но еще не разогнулась, и я чувствую, что лечу над планкой. Смотрю — она неподвижна… Упала и поняла: все, теперь я победу никому не отдам. Это был переломный момент — словно крылья выросли… Я почувствовала, что могу все — может, если бы на пять метров планку поставили, я бы перелетела.

— Можно сказать, что в тот момент сбылась ваша мечта?

— Да. Я мечтала стать олимпийской чемпионкой, когда занималась спортивной гимнастикой. Понимала, что в этом виде спорта у  меня шансов вообще нет. Но когда смотрела соревнования, всегда представляла себя на подиуме. И тогда, в Афинах, падая вот с 4,80 в яму — хотя это буквально одна секунда — я осознавала, что моя мечта практически осуществилась. Да, соревнования еще не кончились, но я уже чувствовала — вот оно, признание, результат работы, переживаний, сомнений, травм каких-то мелких.  Это все было в одном каком-то комке было, и теперь он распустился в такой красивый прыжок, и мечта сбылась.

— От мировых  рекордов были такие же ощущения?

— Нет, это абсолютно разное. Пять метров — это высота, которую до меня в мире никто никогда не преодолевал. Я себя сравнивала с Юрием Гагариным. Он был первым мужчиной, полетевшим в космос, а я — первая женщина, взлетевшая на пять метров. До меня были олимпийские чемпионки, после меня были олимпийские чемпионки. Быть первой в истории мировой легкой атлетики, установившей рекорд пять метров, и прыгнув еще много раз за пять метров, это имеет большее значение, чем олимпийское золото.

ТОЛЬКО ШЕСТ НЕ ДАВАЙТЕ

— Что вы испытывали, когда впервые после рождения Евы вышли на тренировку?

— Я была полна сомнений, неуверенности, но с огромным желанием привести себя в форму. Так как после рождения ребенка все равно тонус мышц падает, тело себя ощущает иначе. Ты себя видишь той Исинбаевой, которая била рекорды, а в зеркале — мама Лена. Нестыковочка. Я позвонила Евгению Васильевичу: «Хочу привести себя в форму. Распишите мне комплекс упражнений на пресс, там, бедра, ягодицы, чтобы подтянулись, руки. Хочу просто в форму прийти». Он ответил: «Ой! Давай-давай, Ленусечка, давай. Я тебе все распишу, все напишу» — «Только, — говорю, — шест не давайте. Я прыгать не собираюсь». — «Не-не, не-не-не». Он мне все расписал, я где-то месяца три ходила, занималась — чувствую, нравится.

— Когда вот вы поняли, что все — готовы?

— Когда я в наклоне ноги врозь коснулась грудью пола, села на шпагат, перестала шататься в стойке на руках — словом, когда стала контролировать свое тело. И в этот момент, когда появилось ощущение, что можно вернуть былые кондиции, Евгений Васильевич мне так хитренько говорит: «Может быть, попробуем?». Я ответила: «Да ну что вы, я мать. Какие шесты?» — «Если не получится, мы бросим» — «Только вы меня не будете заставлять, “потерпи” — вот это вот все. Я уже потерпеть не смогу, мне 33, у меня либо пан, либо пропал». И вот мы с ним по чуть-чуть чего-то начали ковыряться. Я говорю: «Только еще давайте никому не скажем, потому что сейчас только узнают, что я тут готовлюсь к Рио, сразу будет прессинг. А вдруг я передумаю — это же будет еще хуже. Давайте так по-тихому». Он ответил: «Я понял». В какой-то момент стало понятно, что результаты у меня ничуть не хуже 2004 года. И он смотрит и говорит: «Слушай, я в шоке — не ожидал от тебя такого». Соответственно, и планы у нас стали масштабнее. К чемпионату России я стала понимать, что я могу реально, что этот перерыв действительно пошел мне на пользу — я отдохнула, соскучилась по спорту.

— Какой момент стал в этом смысле знаковым?

— Пожалуй, когда я победила на чемпионате России с результатом 4,90. Мои соперницы были уже на десять лет младше и обращались ко мне на «вы»: «Елена Гаджиевна, а вы будете прыгать?». Я чуть не провалилась сквозь землю: «А-а! Мамочки, какой там шест?! Меня мои соперницы на «вы» называют — все, пора на пенсию, детей воспитывать! А я все об Олимпиаде думаю…». При этом я все равно рада была победить, потому что уровень женских прыжков с шестом в России значительно вырос, что меня не может не радовать. И эта победа рассеяла сомнения, что у меня может что-то не получиться в Рио.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Дорогие друзья! Огромное ВАМ всем СПАСИБО ( хотя спасибо это мало) за такую мощную поддержку, которую вы мне оказываете! Боже, я и подумать не могла, что ВЫ все со мной переживаете эту несправедливость. Спасибо за ваши инициативы, веру и доверие. Сегодня, на приёме у Президента, не смогла сдержать слёз от обиды, сильные девушки тоже иногда ломаются и поддаются эмоциям. Ну ничего, что нас не убивает делает ещё сильнее. Спасибо вам от души и сердца! Как мне сказали, «Елена, ты уже победила, потому что наши сердца с тобой». Это действительно дороже любой победы и медали. Спасибо большое за признание!!! P.S. завтра будет окончательно ясно, есть ли у меня шанс выступать в Рио или нет. Ещё 24 часа надежда живёт ? Dear friends! THANK YOU very-very much to all of you (but saying thank you is so little) for such an immense support that you give me! Oh my God, I could not even think that all of YOU are going through all this injustice with me. Thank you for your initiatives, faith and trust. Today at the reception with President I couldn’t hold back my tears because of offence; sometimes strong women also break down and get emotional. Oh well, what doesn’t kill us, makes us even stronger. Thank you from all my heart and soul! As I was told: “Yelena, you have already won because our hearts are with you”. It is truly more significant than any victory and medal. Thank you very much for recognition!!! P.S.: Tomorrow it will be finally clear whether I have a chance to perform in Rio or not. Hope lives for 24 more hours.?

Публикация от Yelena Isinbaeva (@isinbaevayelena)

— Но Рио-2016 в соревновательном плане в вашей карьере так и не случилось…

— Все время были эмоциональные качели: то поедем — то не поедем, то пустят — то не пустят, то все хорошо, то опять все плохо. И ты то тренируешься с оптимизмом, то руки опускаются. А когда ты в достаточно преклонном спортивном возрасте, эмоции очень тяжело контролировать. Если раньше я могла просто на это забить: ну, поеду — отлично, я мобилизовалась, неделю потренировалась, и в отличной форме. А в 33 года либо ты поддерживаешь свою физическую форму, что достаточно тяжело, либо решаешь, что шансов нет и прекращаешь тренировки.

Тот момент, когда стало понятно, что мы не едем на Олимпиаду, было очень тяжело пережить. Было очень тяжело от несправедливости. Но в то же время я смогла ощутить невероятную поддержку от людей со всего мира, которые вместе со мной разделили эту несправедливость. И я реально осознаю, что, в принципе, было бы здорово завоевать  третью золотую медаль, но завоевать любовь болельщиков намного более ценно. Она не дается обманным путем, чем-то искусственным. И я просто сказала себе, что моя третья золотая медаль — это любовь моих болельщиков. Кроме того, в тот момент меня выбрали в комиссию спортсменов МОК. Это произошло в Рио и показалось тогда, что справедливость все же восторжествовала, поскольку спортсмены со всего мира проголосовали за меня, выразили таким образом свою поддержку. И это, конечно, не может меня не радовать и дало веру в то, что да, все-таки в этом мире есть надежда на справедливость, и я готова в этом направлении работать.

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели