Обратная связь

Сергей КАРЯКИН: «В ШЕСТЬ ЛЕТ СКАЗАЛ ПРАБАБУШКЕ, ЧТО БУДУ ЧЕМПИОНОМ МИРА»

Чемпион мира по быстрым шахматам и блицу, самый молодой гроссмейстер в истории - о матче с Магнусом Карлсеном, популярности и сравнении с Гарри Поттером.

— Однажды вы сказали, что ваша любимая книга — «Гарри Поттер». Так и есть?
— Одна из любимых. Нельзя сказать, что это только «Гарри Поттер» — все-таки я взрослею понемногу. У меня уже двое детей (смеется). Двое маленьких Гарри Поттеров.

— Любовь к книге связана с тем, что в ней рассказывается про шахматную партию?
— Частично, да. И с этим связана целая история. Команда, которая работала над фильмом, пригласила профессионального шахматиста, чтобы он написал специальную партию. Во время съемок по этой партии были передвижения фигур. И я даже как-то потом ее комментировал.

Сергей Карякин принял участие в проекте Team Russia и Siberian Wellness «Сила в твоих руках».

ЗАИНТЕРЕСОВАЛСЯ ШАХМАТАМИ БЛАГОДАРЯ РЕКЛАМЕ

— Когда в 12 лет вы стали ездить на турниры и играть с мировыми звездами, какие были ощущения?
— У меня было чувство, что я, еще совсем маленький, могу сыграть против гроссмейстеров, на партиях которых учусь. Более того, я далеко не все партии проигрывал, а отдельные даже выигрывал. В 12 лет я, к примеру, выиграл у Алексея Широва — одного из самых известных гроссмейстеров мира на тот момент.

— А как Широв реагировал, проигрывая 12-летнему юноше?
— Он точно расстроился, но пожал руку, и мы с ним даже обсудили потом партию. Такое бывает — у меня партия сложилась, а он провел ее плохо. Другое дело, что когда тебе 12 лет, то не все осознают, что такое в принципе возможно.

— Сколько вам было лет, когда вы одержали первую значимую победу?
— 11. Я тогда стал чемпионом мира до 12 лет. В тот момент я понял, что, если способен стать чемпионом мира среди юношей, то можно замахиваться и на большее.

— В каком возрасте решили, что собираетесь стать чемпионом мира?
— Ппомню, лет в шесть сказал прабабушке, что буду шахматистом и буду чемпионом мира. Вот я ей так ответственно заявил. Рад, что сделал для исполнения своей мечты очень много. Чемпионом по классическим шахматам еще пока не стал, но будем над этим работать. А по быстрым и по блицу я уже был чемпионом мира.

— Есть история, что вы заинтересовались шахматами, услышав в рекламе слова «ферзь», «пешка», и спросили папу, что это такое.
— Так и было. Сейчас, когда думаю, мне кажется, это было счастливое стечение обстоятельств, а, может быть, что-то свыше. Ведь шахматы — это не только моя работа, но и мое любимое времяпрепровождение, хобби. Я получал и до сих пор получаю удовольствие от того, что делаю. Да и хорошие результаты пошли почти сразу — в 9 лет я уже стал чемпионом Украины и чемпионом Европы до 10 лет. Тогда и понял, что шахматы – это мое.

— Сразу стало понятно, что шахматы — это спорт в прямом смысле этого слова, серьезная физическая нагрузка?
— В детстве я не думал о таких сложных вещах — просто садился, играл и старался побеждать. Сейчас уже можно поразмышлять на тему того, чего в шахматах больше — спорта, искусства или науки. Но в современном мире, когда идет ускорение контроля времени, когда тебе дается на партию пять минут и даже меньше, это чистый спорт.

— Что чаще всего болит у шахматистов, спина?
— Да. Поэтому мы все пытаемся кроме шахмат чем-то еще заниматься: плавать, бегать, ходить в тренажерный зал или хотя бы просто гулять.

ШАХМАТИСТЫ ДОЛЖНЫ ДЕРЖАТЬ СЕБЯ В ФОРМЕ

— Вы ведь в детстве акробатикой занимались?
— Было такое. И я очень рад, что до сих пор некоторые акробатические приемы помню. К примеру, пройтись на руках – вообще не проблема. Если что-то посложнее — сделать фляк — здесь уже нужна подготовка, иначе можно травму получить. Но, в принципе, если поставить себе задачу, скажем, исполнить сальто на батуте — больших проблем не составит.

— Общая физическая подготовка занимает какую-то часть времени?
— Безусловно. Без физической подготовки — никуда, и чем ее больше, тем лучше. Стараюсь проходить, как минимум, 10 тысяч шагов в день — с появлением всяких модных гаджетов это достаточно легко контролировать. Помимо этого добавляю что-то сверху, если получается: тренажерный зал, бассейн, теннис. Сейчас все держат себя в форме. Если мы берем классические шахматы, там партии там длятся по 5-7 часов. И просто невозможно сохранять концентрацию на одном и том же уровне. Если ты будешь уступать физически, то это непременно скажется на результате. Особенно на длинной дистанции и если вы с соперником находитесь примерно на одном уровне по игре.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

The way to St.Louis took more than 30 hours. Now, it’s time to have a rest. And how are you today?

Публикация от Sergey Karjakin (@sergey_karjakin)

— Сколько длилась ваша самая продолжительная партия?
— Около 8 часов. Дело было в Москве я играл против Фабиана Каруаны. Помню, что ту партию я почти выиграл, было очень большое преимущество, но в итоге он сделал ничью. Я тогда расстроился. Коллеги меня подкалывали: мол, мы уже сходили поужинали, в кино, погуляли, вернулись в номер, переоделись, а вы все еще играете (смеется). Из запоминающихся была еще партия на чемпионате мира до 12 лет. Мне необходимо было победить, чтобы занять первое место. Мы играли семь часов. В возрасте 10 лет. Я выиграл.

— Все семь-восемь часов вы думаете только о конкретной партии или в какой-то момент можете отвлечься?
— Отвлечься можно, пока думает соперник. Ты сделал ход, соперник думает, ты в этот момент гуляешь, идешь в комнату отдыха, пьешь сок или чай и чуть-чуть приходишь в себя. Как только соперник сделал ход, возвращаешься и играешь дальше.

— Сколько длился самый большой перерыв?
— Как правило, над одним ходом редко думают больше 20-30 минут. Иначе это должна быть какая-то сложная ситуация и игрок не знает, что предпринять. В среднем уходит 10-15 минут на ход.

— Компьютеры помогают в подготовке?
— Конечно. Если раньше, когда я становился гроссмейстером, огромную часть материала черпал из книг, работы с тренером, то теперь достаточно выйти в интернет, скачать там бесплатные лекции, взять занятия по скайпу с тренерами и многому научиться. Даже не нужно никуда выходить из дома — только компьютер и доступ в интернет. В последнее время появляется много молодых талантов, потому что значительно упростилась подача информации и доступ к ней. Я еще застал поколение, которое выросло на книгах. По сути, я являюсь симбиозом между компьютерными шахматами и, скажем так, человеческими. В этом и есть мое преимущество.

— Вы когда-нибудь считали, сколько партий сыграли?
— Одно дело турниры, серьезные матчи, а другое дело — легкие партии, блиц с друзьями. Есть еще и третий вариант – по интернету. В последнем случае — вообще не сосчитать, это ведь могут быть тысячи партий в день, потому что это как наркотик, как компьютерные игры. А турнирных партий точно больше двух тысяч — даже ближе к трем.

ДО ДЕТАЛЕЙ ПОМНЮ РАЗГОВОР, НО НЕ ЗАПОМИНАЮ ИМЕНА

— Жульничество тоже вышло на другой уровень с появлением гаджетов?
— Да. Раньше тебе мог подсказать максимум твой товарищ, шепнув, допустим, нужный ход. Но все равно это ничего не гарантировало. Теперь, если у тебя есть выход в интернет, ты гарантированно выиграешь, практически у любого. Но шахматисты, как правило, понимают очень быстро, с кем имеют дело, и чувствуют обман.

— Каким образом?
— Во-первых, если человек использует мобильный телефон, то ему нужно постоянно выбегать в туалет. Это уже будет очень подозрительно. Во-вторых, ведущие шахматисты друг друга хорошо знают. И если придет новый человек, который сходу будет переигрывать сильнейших шахматистов, это сразу вызовет подозрение. Потому что в шахматы невозможно научиться играть за несколько месяцев, и это не покер, в котором благодаря удаче ты можешь победить чемпиона мира. В нашем виде спорта на это нужно, минимум, 10 лет. Причем заниматься придется изо всех сил.

— Если перевести это в часы, получится много?
— Ну, конечно! Я отдаю шахматам много, очень-очень много времени. Но я и получаю очень многое — благодаря шахматам я путешествую, вижу мир, общаюсь с интересными людьми. А еще шахматы меня дисциплинируют. Когда я в Москве, у меня куча всегда куча дел, и чтобы синхронизировать все планы, нужно все раскладывать по полочкам.

— Говорят, у всех шахматистов хорошая память. Это правда?
— Вы знаете, память у всех разная. Например, я очень хорошо запоминаю слова, могу запомнить очень хорошо наш разговор. А вот имя нового человека забываю через секунду и ничего с этим не могу поделать. Просто не могу запомнить имена с первого раза.

— К какому моменту в вашей спортивной карьере вы мысленно возвращаетесь чаще всего?
— К матчу с Карлсеном. Во-первых, он был относительно недавно. Во-вторых, добрые люди меня все время спрашивают про него (смеется). А в-третьих — это действительно значимый этап в моей шахматной карьере, потому что для каждого шахматиста матч на первенство мира — это его мечта, это то, ради чего он старался, совершенствовался.

ПОСЛЕ МАТЧА С КАРЛСЕНОМ КТО-ТО ВСПОМНИЛ, ЧТО ИГРАЛ В ШАХМАТЫ В ДЕТСТВЕ

— Кажется, этот матч просто перезагрузил шахматы для всего мира. Россия точно начала совершенно иначе смотреть на этот вид спорта.
— Да. И мне очень приятно, что благодаря этому матчу в Нью-Йорке шахматная жизнь в России всколыхнулась. Проснулась от спячки. И люди стали вспоминать, что есть шахматы, что они в них играли в детстве. Задумались: «А почему бы не поиграть сейчас? А почему бы не отвести ребенка в шахматную секцию?». После этого был, действительно, шахматный бум, который в какой-то степени сохраняется до сих пор. Здесь важна и комплексная работа Российской шахматной федерации и Московской шахматной федерации. Они развивают шахматы в школах. И я со своей стороны как член Общественной палаты курирую этот проект.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Привет, шахматисты♟ Екатеринбург может принять Турнир претендентов-2020! Кажется, Урал серьезно претендует на звание мировой шахматный столицы. А почему бы и нет: площадки не хуже, чем в Берлине или Лондоне, шахматное сообщество даже помногочисленнее будет! Приехали бы в Екатеринбург поддержать российских гроссмейстеров? P.S. Фото с Турнира претендентов в Берлине📸 @nick.dunaevsky

Публикация от Sergey Karjakin (@sergey_karjakin)

— Когда вы готовитесь к серьезным матчам, таким, как в Нью-Йорке, вы закрыты от мира?
— Да, изоляция нужна. По крайне мере, в такие самые пиковые моменты. Когда проходил матч, я даже специально поменял номер телефона. Его знали только самые близкие люди. Если кому-то нужно было срочно со мной связаться, всегда были контакты моих тренеров и моей супруги. Через них можно было мне передать какую-то важную информацию. Мне это очень помогло сконцентрироваться, и ни о чем не думать, кроме шахмат.

— В чем феномен Магнуса Карлсена?
— Я считаю его величайшим шахматистом в истории. И дело не в том, что я пытаюсь как-то оправдать свое поражение или рассказать о том, что я хорошо сыграл. Он уникальный самородок. В Норвегии до него практически не было сильных гроссмейстеров, то есть он вырос в абсолютно не шахматной стране. Он просто начал путешествовать по турнирам вместе с семьей и добиваться каких-то фантастических результатов. Да, у него было большое конкурентное преимущество в том, что его начали поддерживать на государственном уровне лет с 12-13, у него было спонсорство «Майкрософт».
Тем не менее, он вывел шахматы на принципиально новый уровень. Помимо того, что он очень сильный шахматист, он еще и очень сильный атлет. Он очень много играет в футбол, в баскетбол, он очень спортивный и благодаря этому он очень часто одерживает победы на пятом-шестом часу борьбы, когда соперники устают.

— Про Карлсена говорят, что просто гипнотически действует на соперника…
— Он давит в первую очередь шахматными ходами, и во вторую – своим желанием победить. Он категорически не переносит поражений. Даже когда играет в футбол или баскетбол. В этом и его сила, и в определенной степени его слабость.

— Чувствовали, как в мире меняется отношение к вам прямо в процессе этого матча?
— Фаворитом в любом случае был Карлсен. По ходу матча люди стали понимать, что будет нешуточная борьба, в особенности, когда я повел в счете. Было очень много болельщиков, они приходили, поддерживали — и меня, и Магнуса. Но всем было интересно, чем дело закончится. Пожалуй, это было самым главным.

В МОСКВУ ВЕРНУЛСЯ ЗНАМЕНИТЫМ

— Вам пришлось какое-то время приходить в себя после?
— Нужно было прийти в себя. Но получилось так, что улетал я в Нью-Йорк как обычный спортсмен, а вернулся, можно сказать, знаменитостью. На следующий день пошел вместе с друзьями в Большой театр, ко мне начали подходить люди, просить сфотографироваться, дать автограф. Я этого абсолютно этого не ожидал, но было очень приятно.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Вечерний Ургант! И смех и грех🤔🤔🤔…

Публикация от Sergey Karjakin (@sergey_karjakin)

— А через месяц вы чемпионом мира по блицу?
— Это очень интересная история. Когда я вернулся из Нью-Йорка, на меня посыпалось огромное количество предложений по спонсорству, и по съемкам в передачах, ток-шоу, участию в мероприятиях, лекциях. Ведь матч освещали очень круто, плюс была проделана большая работа и моим менеджером, и РШФ. У меня буквально не было ни минуты свободной. Я вернулся в конце ноября, а в конце декабря, то есть через месяц, был чемпионат мира по блицу. И за этот месяц я не притронулся к шахматам ни разу, приехал – и стал чемпионом мира. Это вообще фантастика.

— Попытки вернуть шахматную корону в Россию не бросите?
— Безусловно. Это то, на чем я сконцентрирован. Но в то же время я довольно много занимаюсь развитием шахмат: даю лекции и мастер-классы, открываю шахматные школы.

— Трудно ли быть умнее большинства людей?
— А я не считаю себя умнее. Я всего лишь достиг успеха в своей сфере — ни больше, ни меньше. Тем не менее приятно, когда люди думают, что я умный (смеется)