Обратная связь

Юлия ЕФИМОВА: «ВО МНЕ ЖИВЕТ МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА, КОТОРАЯ ТРЕБУЕТ ОЛИМПИЙСКОЕ ЗОЛОТО»

Шестикратная чемпионка мира по плаванию - об олимпийских медалях, тяжелых тренировках и ожиданиях от Токио-2020

БАНТИКИ, ХАРАКТЕР И ПАПА-ТРЕНЕР

— Когда вы поняли, что плавание будет главным делом вашей жизни?
— Хорошие результаты у меня пошли достаточно рано лет в 15 – 16. Уже на первой Олимпиаде я понимала, что моя судьба практически решена. Но папа с детства убеждал, что учеба — это самое главное. Бывало, я сбегала с последних уроков, чтобы, не дай бог, не пропустить тренировок. И он мне всегда говорил: неизвестно, будешь ли ты хорошей спортсменкой, поэтому учеба должна быть на первом месте, она обеспечит твое будущее.

— Если бы не плавание, кем бы стали?
— Я много чего хотела: работать в дельфинарии, быть дизайнером, занималась рисованием, акробатикой и танцами. Но больше всего мне все равно нравилось плавание. Поэтому все остальное постепенно уходило на второй план. Каждый день мы с отцом ехали на тренировку. Вернее, он на велосипеде ехал, а я бежала. Обратно мы шли пешком, и папа рассказывал, как бы хотел, чтобы я стала олимпийской чемпионкой. Можно сказать, он вложил эту мечту в меня.

Юлия Ефимова приняла участие в совместном проекте Team Russia и компании Siberian Wellness «Сила в твоих руках»

— А как же платья, бантики, туфельки?
— Это смешная история. Папа все время ругал маму за то, что она меня одевает как девочку — как раз всякие платьишки, бантики. Он говорил: «Зачем ты ее так одеваешь?! Она же спортсменка и должна ходить в спортивном!». Мама отвечала: «Спортсменка или нет, но она – девочка, женщиной вырастет и должна знать, как ухаживать за собой, как красиво одеваться». Если бы не мама, наверное, действительно выросла бы в спортивном костюме.

— Сложно было оттого, что тренер – это папа?
— Я выросла с папой, потом была у одного тренера, потом у другого, а сейчас опять с папой. В детстве было мне тяжело с отцом, у нас были очень жесткие отношения, я даже никогда не имела права называть его папой публично. В школе и в бассейне он был для меня Андреем Михайловичем. Все было очень строго. Он даже не откликался чаще всего на папу. Дошло до того, что я уже и дома его по имени и отчеству называла по привычке. Получалось, что у меня не было папы как такового, все время рядом был тренер.

А сейчас ему стало сложнее. У нас был перерыв в совместно работе, я уехала к другому специалисту, звонила и жаловалась, как мне тяжело. Он поначалу говорил, мол, правильно, потерпи. В какой-то момент я ему сказала: «Папа, у меня тренер уже есть, а ты сейчас будешь играть роль папы. Мне нужен папа, который меня пожалеет, погладит по головке» И он переключился. Теперь, когда папа уже в статусе тренера, дает мне работу и, видит, что мне больно, я умираю, естественно, ему жалко меня, у него сердце разрывается. Но он понимает, что это необходимо. Плюс у меня характер в тренировочном процессе очень тяжелый, мягко говоря. Так и страдаем по очереди.

ПЕКИН-2008, ОЧКИ, ИСТЕРИКА

— В какой момент папа вам больше всего помог именно по-отечески?
— Наверное, когда удержал меня в спорте в 16 лет. Я собиралась бросать. Это было буквально за три месяца до Олимпиады. Не выдерживали нервы, не было сил, с тренером были серьезные разногласия. И я в истерике кричала: «Все, я бросаю!» Отец ответил: «Давай, вот сейчас три месяца потерпим. А потом бросай! Занимайся, чем хочешь – рисуй, в дизайнеры иди, моделью иди. Но сейчас ты должна доделать свою работу». Была Олимпиада (Пекин-2008. – Прим. Team Russia), на которой я неплохо выступила (Ефимова стала четвертой на 100 м брассом и пятой на 200 м). – Прим. Team Russia), я немного успокоилась и осталась в спорте.
— Если сейчас Юля Ефимова образца 2019 года, оглянется назад на самое начало пути, могли представить, что ваша спортивная судьба сложится именно так?
— В самом начале у меня была просто мечта стать олимпийской чемпионкой. На самом деле, Олимпиада, эти пять колечек (я их так в детстве называла) до сих пор вызывают у меня какую-то такую радость… Когда я смотрела Олимпийские игры 2004 года в Афинах, видела, как вешают медали, одевают венки, мне представлялось, что это когда-то случится и со мной. Но я не ожидала, что у меня будет такой необычный путь. Хотя все эти события сделали меня мной. Я стала сильнее, практически непробиваемой. Меня уже вряд ли смогут сломать какие-то жизненные ситуации. И за это я благодарна. Кроме того, все произошедшее сделало меня одной из самых узнаваемых спортсменок и в России, и в мире. Ведь говорят же, что черный пиар – это лучший пиар.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

⛄️❄️ Ph. от моей 💕 @jenyakaretina 💕

Публикация от Yuliya Efimova (@pryanya93)

— Вспомните свою первую Олимпиаду.
— На тот момент у меня еще был очень сильно развит юношеский максимализм. Я считала, что сам факт отбора — это еще не круто, я обязательно должна выиграть. Это сейчас, побывав на Играх, пообщавшись со спортсменами из разных стран, я понимаю, что даже заслужить возможность выступать на Олимпиаде, представлять свою страну – это большая честь. Потому что это действительно самое масштабное спортивное мероприятие. На тот момент у меня в голове было одно: есть цель и я иду к ней. И когда я стала четвертой, уступив в борьбе за бронзу буквально чуть-чуть, у меня случилась такая истерика, что мне ее до сих пор иногда припоминают. Ко мне подходили люди, успокаивали: «Не переживай, ты четвертая на своих первых Олимпийских играх, это же так здорово! Здесь более именитые спортсмены, с титулами даже в финал не попадают». Но для меня мир рухнул.
Если говорить об атмосфере, то меня поразили масштабы. Я была потом в Лондоне и Рио, но то, что было в Пекине даже не сравнить. Китайцы опередили время, это было что-то фантастическое.

— У вас был какой-то инцидент на старте…
— Да. У меня первый раз в жизни протекли очки. Точнее, они наполнились водой и обратно встали. Я плыла, вообще ничего не видя. Сейчас это меня бы не сильно выбило из колеи – да, немножко неудобно, да потеряла бы какие-то сотые. А тогда это случилось со мной в первые, да еще и финале Олимпийских игр! У меня первая мысль была — вылезти и стартовать заново, как на тренировке. А потом я поняла, что уже нахожусь на соревнованиях. У меня случилась паника! Наверное, если бы не этот случай, могла оказаться в призах. А с другой стороны – завоюй я тогда медаль, не факт, что вообще осталась бы в плавании.

ЖАРА В РИМЕ, ПОСЛЕДНЯЯ ОЛИМПИАДА В ЛОНДОНЕ

— В Лондоне-2012 тоже думали, что это ваша последняя Олимпиада?
— В принципе я о каждой своей Олимпиаде так думаю. Каждый раз себе говорю: выиграю и все, хватит! У меня все время есть какие-то планы: то школу дизайна окончить, то еще что-то.

— А первый чемпионат мира помните?
— Да и очень хорошо. Рим, много людей и нереальная жара. Тогда еще разрешали выступать в открытых бассейнах, что я просто обожала. И, конечно, помню победу, рекорд мира, я просто летела, парила над бассейном – это каждый раз до мурашек и до слез. Когда я смотрю, как ребята даже из других видов спорта завоевывают медали, я с ними все это переживаю, понимая, что они в этот момент чувствуют. Поэтому, к слову, я очень мало смотрю спорт, особенно перед соревнованиями, – слишком много расплескиваю эмоций.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

📍#Gwangju2019

Публикация от Yuliya Efimova (@pryanya93)

— Чего стоила эта медаль?
— Незадолго до этого мне сказали, что если продолжу тренироваться в том же режиме, то, скорее всего, закончу карьеру в инвалидной коляске. Из-за больших нагрузок у меня полетело плечо, спина, пах, плюс наложился переходный возраст. Тело растет, а связки не успевают, все начинает ломаться. В итоге на чемпионате мира я выступала с этой россыпью травм. В конце концов мы нашли доктора, поехали в Германию и даже лечение оказалось проще и легче, чем мы ожидали.

США, 12,8 км ЗА ТРЕНИРОВКУ И КАЙФ

— Какой момент в жизни изменил вас сильнее всего?
— Переезд в США. Он изменил меня ментально. И дело не только в стране или в людях, а в отношении именно к тренировочному процессу. В детстве я кайфовала от плавания, потом был период был с 14 до 18 лет, когда мне нравилось соревноваться, но я ненавидела тренировки. Это тяжело: проплываешь, по 10 километров два раза в день, плюс еще работа в зале. Ты буквально умираешь, а еще разногласия с тренером, давление с его стороны. Понимаешь, что это нужно для успеха на соревнованиях, ты радуешься, когда выигрываешь, но саму работу ненавидишь. А в США я словно вернулась в детство и почувствовала кайф именно от тренировочного процесса. Тогда я поняла, насколько все проще, если ты получаешь удовольствие от жизни и от работы. Тренер тебя все время поддерживает какими-то именно добрыми словами, ребята подбадривают тоже и, несмотря на то, что идет серьезная работа, у тебя идет все намного легче.

— Что самое тяжелое в тренировочном процессе?
— Ощущение после тренировки. Это как будто ты упал с 9-го этажа, все себе переломал, тебе надо вставать, а ты не можешь. Боль, конечно, мышечная, но ощущения передать словами невозможно. Это происходить практически каждый день, и ты уже привыкаешь.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

🌅😍🙌🏼

Публикация от Yuliya Efimova (@pryanya93)

— Рассказы про обмороки – правда?
— Бывает. Еще бывает тошнота от перегрузки. Я, например, не ем перед тренировкой. Если работа с утра, то я максимум пью какую-то кокосовую воду и съедаю буквально орешек или финик. Разумеется, в процессе мы пьем всякие изотоники, чтобы совсем не умереть от обезвоживания. Но есть я не могу, потому что, если тренировка тяжелая, то весь свой завтрак я оставлю где-то в бассейне. Или рядом.

— Сколько километров в день пропылываете?
— Сейчас где-то около 6 – 6,5. А мой рекорд за тренировку – 12, 8. Плюс естественно была вторая – 10 километров, плюс зал. Словом, чуть ли не сутки получились. Между тренировками час – два отдыха, когда ты просто падаешь в кровать, спишь и потом снова собираешь себя на работу.

РИО, АНГИНА, МЕЛЬДОНИЙ

— А перед вашей третьей Олимпиадой вы болели ангиной…
Ефимова: Это была отдельная история. Я полгода мучилась с этой ангиной, температура постоянная. Я три или четыре пропивала полный курс антибиотиков, и все равно все начиналось по новой. А мне при этом нужно готовиться Олимпиаде.

— Подготовка к Рио-2016 вообще отдельная глава вашей жизни.
— 2015 год – это было весело. У меня что не год, и что не соревнования, так какие-то преграды и препятствия.

— Как вы узнали, что в ваших допинг-пробах обнаружен мельдоний?
— Когда я получила письмо, у меня началась истерика. Тогда уже знали все про случай Марии Шараповой, но мы не думали, что это может случиться со мной. Я пыталась как-то сказать об этом папе, но даже не представляла, как это сделать. Просто не могла произнести это. Я пришла к нему, рыдаю, меня всю трясет, я буквально на полу лежу, а он не понимает, что случилось, пытается меня успокоить. Когда я все-таки сказала, у него тоже был шок. Поначалу не понимали, что делать. Не понимали, как это могло произойти. Мы не принимали уже эти таблетки кучу времени, откуда что взялось. У нас полным ходом идет подготовка, все хорошо. Я только вернулась с соревнований в США, где показала отличное время. На дворе февраль месяц, а я уже плыву, по тем результатам, с которыми можно претендовать на победу на Олимпиаде. И тут у меня все моментально все рушится.

Когда спортсмен на пике форме, иммунитет и без того ослаблен – стараешься беречь себя от любого чиха. А тут еще добавилось эмоциональное напряжение. Я начала болеть. И все это длилось до самого последнего дня – то меня допускают, то опять не допускают. Были моменты, когда опускались руки. Спасала поддержка папы и друзей. Они говорили: «Ты не можешь сдаться, потому что подведешь тогда не только себя, но и всех болельщиков, тренеров. Ты отвечаешь сейчас за за всю страну!» Каждый раз, когда вспоминаю, начинаются слезы…

— Вас ведь даже не пускали на объекты?
— Да. Я была в Рио, но все еще не понимала, пустят меня или нет. Мы приехали, кажется, за неделю, ходили, что-то искали. Где-то можно было за деньги плавать, где-то нас пускали поздно вечером. А у меня при этом продолжалась ангина… Я помню эти ощущения: целыми днями я маялась, ждала ответа. В конце концов мне уже было все равно, я просто хотела какого-то решения – либо да, либо нет.
Я сидела и не понимала, даже, если меня допустят, как я поплыву. Папа не сдавался до последнего, не показывал никаких эмоций. Благодаря этому держалась и я. Мы приходили вечером на тренировку, я плавала, и вода меня просто успокаивала, я понимала, что все будет хорошо. А с утра – все начиналось по новой. Мы не тренировались толком, но только после окончания Игр отец признался, что не представляет, как мне удалось выступить. Хотя я, конечно, понимаю, что мои результаты были бы намного выше, если все было нормально.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Happy Olympic Day! #olympicday #nevergiveup #neverforget #tb

Публикация от Yuliya Efimova (@pryanya93)

— И это еще с учетом свиста с трибун, скандалов с рукопожатиями.
— Думаю, на самом деле мне это, наоборот, помогло. Сначала я не поняла, что вообще происходит, а когда осознала, что это мне, реакция была такой: сейчас я вам устрою! Секундная растерянность, а потом улыбнулась и пошла дальше. Я очень хорошо помню практически каждый момент и тех людей, которые, наверное, тогда от меня не отвернулись. Да, многих я потеряла, но зато те люди, кто остались, они действительно мои.

— Вы действительно смогли не обращать внимание на то, что творилось вокруг вас?
— Мне было не до того. Да, я ловила на себе взгляды, чувствовала агрессивный настрой. По пальцам руки можно было пересчитать людей, которые мне улыбались. Но я чувствовала нереальную поддержку болельщиков. Мне кажется, вся страна встала и смотрела эти соревнования и переживала за меня. Я, на самом деле, тогда просто в шоке была. Про меня много всего писали – и хорошего, и плохого. И у нас, и в США. Я сама, когда читаю новости, часто злюсь или хочу сказать что-то жесткое, но потом понимаю, что там может быть совершенно своя история. И еще неизвестно, кто прав. Меня постоянно сталкивают с кем-то: то с Рутой, сейчас с Кинг, но ведь именно это делает наш вид спорта зрелищным. Сейчас у нас самые горячие заплывы, все смотрят их, билеты на эти дни раскупаются.

ЦЕННАЯ МЕДАЛЬ И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА

— Если бы нужно было выбрать из всех своих медалей одну-единственную, самую ценную.
— Если говорить об олимпийских, то это все-таки серебро Рио. Когда я приплыла, дала себе установку не плакать. А чувства у меня были смешанные. С одной стороны, если бы я выиграла, это была бы настоящая история Золушки, а с другой – любую медаль и сам факт допуска в той ситуации можно было считать счастьем. Со всеми теми скандалами хотя бы просто стартануть, в финал попасть – уже хорошо, а тут — серебро! Помню, посмотрела на трибуну, а там стоят болельщики заплаканные, кричат: «Юля, мы тебя все любим!» И все, тут меня понесло в слезы, истерика, а мне надо давать все эти интервью, говорить с людьми, которые настроены против меня. Естественно, там звучали слова достаточно жесткие. И, опять-таки, мне, наверное, везет с хорошими людьми. Я, стояла в этой толпе, у меня истерика, и вдруг журналист, не помню даже, из какой страны, просто взял и обнял меня со словами: «Я тоже бывший спортсмен, у тебя все получится! Ты еще выиграешь свое золото, и не переживай!». Он потом мне написал очень большое письмо со словами поддержки — мол, я увидел, что маленькая девочка, на которую ополчился весь мир, стоит и стойко с этим борется. В тот момент эта пара добрых слов дала мне силы идти дальше. Иначе я бы там, наверное, где-то свернулась калачиком и ревела. Но я нашла в себе силы еще и на пресс-конференции ответить на многие каверзные вопросы. Единственное, о чем я пожалела, что пыталась вызвать какое-то сочувствие у Кинг и других оппонентов. Пыталась объяснить, что это была не моя вина.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Зима настала незаметно!❄️ Будем греться картинками и воспоминаниями😊 Ph: @dmitrydetkov💫

Публикация от Yuliya Efimova (@pryanya93)

— Сейчас перед Токио, какой настрой?
— Я пропускаю весь сезон на короткой воде, но, при этом, естественно, буду тренироваться. Теперь уже, наверное, можно говорить, что это моя последняя Олимпиада. Хотя я так говорила про Рио-2016. Но буквально сразу после того, как я взяла второе серебро сказала: «Папа, мы едем на еще одну Олимпиаду!».
Да, бывает такое, что я иногда устаю или неохота что-то делать, но я просто вспоминаю, как долго к этому шла. В какой-то степени мне уже принципиально, понимаете, взять это золото, потому что это будет завершение моей мечты.
Вроде я уже выросла, а вот во мне маленькая девочка сидит и говорит: «Я хочу это!» И я ничего с этим делать не могу. Только каждый раз, когда я иду к этой своей мечте, что-то такое происходит… Но на этот раз даже, если мне будут мешать, я пройду это с более холодной головой. Во всяком случае, я всему уже готова. Хотелось бы насладиться атмосферой, получить удовольствие.